Топить по-черному: проживет ли Украина зиму без угля из России и ЛНР-ДНР

добыча угля

И что необходимо предпринять, чтобы обезопасить энергосистему от перебоев с ресурсами

Приближение зимних холодов, на фоне обострившегося в очередной раз вооруженного противостояния на восточных границах Украины в сочетании с неоднозначной расстановкой политических сил по итогам выборов в местные органы власти, актуализировало проблему прохождения страной отопительного сезона. Среди прочего – в разрезе поступления в Украину угля и формирования достаточных его запасов на отечественных теплоэлектростанциях. А последние события на границе с аннексированным Крымом и прекращение поставок электроэнергии на полуостров делают эту проблему еще более острой.

Дать стране угля

Несмотря на все дипломатические и экономические потуги Минэнергоуглепрома, угля на осенне-зимний период однозначно накоплено меньше, чем необходимо. «Согласно подсчетам группы экспертов из США, Канады и ЕС, которые готовили план прохождения энергосистемой осенне-зимнего периода (ОЗП), нам необходимо 3,2 млн тонн, – рассказал Forbes руководитель Центра исследований энергетики Александр Харченко. – Сейчас на складах есть лишь 2,2 млн тонн. Дефицит в 1 млн тонн распределен следующим образом: 60% – марки А (антрацит) и Т (тощий), а 40% – марки Г (газовый)».

Из всего накопленного в Украине угля на складах ТЭС ДТЭК по состоянию на 22 ноября 2015 года аккумулировано 1,656 млн тонн: 841 000 тонн марки Г и 815 000 тонн марки А. Это примерно на 40% больше, чем на эту же дату в прошлом году.

Однако опрошенные Forbes эксперты не спешат излучать оптимизм. «Пока запасов (2,2 млн тонн для ТЭС) хватает при поставках из «ДНР» и «ЛНР». Но лучше было бы 3 млн. Тогда точно не будет проблем, – считает основатель Института энергетических стратегий Юрий Корольчук. – А если сейчас Донбасс остановится или сократит поставки, боюсь, за месяц – до конца декабря – «съедим», возможно, даже до 1,4-1,5 млн тонн».

То есть на сегодняшний день недостатка антрацита нет. Но до конца зимы существующих запасов недостаточно. «Что касается дефицитного антрацита, на данный момент компания полностью покрывает производственные потребности в нем за счет собственного ресурса. Поставки угля из наших шахт в зоне НКТ (неконтролируемой территории) составляют около 600 000 тонн в месяц, – объяснила руководитель пресс-службы «ДТЭК Энерго» Ирина Милютина. – При условии ритмичных поставок угля из территорий, временно неподконтрольных украинской власти, дефицита топлива данной марки в осенне-зимний период не предвидится».

Однако это условие уже не выполняется. Поставки угля с Донбасса были остановлены еще в пятницу, 20 ноября. А как надолго хватит Украине имеющихся уже запасов – зависит, помимо темпов подвоза, еще и от температуры за окном. «Хватит или не хватит – всегда зависит от погоды. То, что не хватит в целом – это однозначно, – считает координатор ОО «Экспертная Платформа по энергоэффективности» Игорь Черкашин. – Сколько не хватает, нужно будет исходить из того, какую температуру принесут зимние и весенние месяцы».

Соответственно, благополучное прохождение ОЗП возможно только при условии аномально теплой зимы. «Если будет снова теплая зима, то выберем под 500-600 тыс. тонн на складах к концу марта, – прогнозирует Юрий Корольчук. – Без российского угля еще можно попробовать. Будем тогда брать электроэнергию в РФ».

Что касается угля марки Г, то ДТЭК обещает незначительно, на 100 000 тонн, увеличить выработку своих шахт. А государственные шахты говорят о возможности нарастить добычу марки Г при условии улучшения финансирования. «А вот ликвидация дефицита угля марки А в планах Минэнерго предусмотрена сугубо закупкой в «ЛДНР» и РФ, – подчеркивает Александр Харченко. – В принципе, «ЛДНР» уголь продавать хотят, так как им нужны деньги. Но если в России будет принято политическое решение [Украине] уголь не продавать – вряд ли они воспротивятся».

Заморские караваны

На международных рынках угля имеется достаточно, в том числе и необходимых Украине марок А и Т. Он дороже российского и донбасского, но ненамного. Однако покрыть этим углем дефицит проблематично, поскольку долгосрочные контракты не заключены, доставка производится со значительным временным лагом, а украинские порты имеют ограничения по объемам возможной переработки. Кроме того, иностранные продавцы требуют 100%-ную предоплату, на что у отечественных тепловиков попросту нет средств.

«Предложение на мировом рынке есть, трейдеры эти предложения нам присылают. Проблема в зазоре времени на доставку. Он составляет два месяца, – поясняет Александр Харченко. – То есть, если контракты будут заключены прямо сегодня, уголь прибудет в конце января. Так что наши переговорщики должны занять крайне энергичную позицию, летать по миру – в США, ЮАР, Вьетнам – и заключать договоры».

Что же касается средств на закупку угля, то и с этим есть ряд проблем. «Сейчас ТЭС работают с отрицательной рентабельностью (-10,2% за 9 месяцев 2015 года) и в условиях колоссальных долгов. Только перед генерацией ДТЭК с учетом «Киевэнерго» на 1 ноября 2015 года эта цифра составляет 6,8 млрд гривен, – утверждает Ирина Милютина. – У генерации нет средств на импорт дорогостоящего топлива».

Кроме того, следует учитывать и логистические нюансы: объемы грузов, которые могут принимать украинские порты, ограничены. Согласно квотам, выделенным под энергетический уголь, ежемесячная пропускная способность портов для импорта угля составляет не более 400 000 тонн.

Не последнюю роль в этом процессе играют и сроки поставки. Так, от момента выхода судна из порта отгрузки до прибытия угля на электростанции требуется около 45 дней. Получается, что уголь из дальнего зарубежья невозможно доставить быстро – в случае необходимости оперативно отреагировать на внезапно образовавшийся дефицит топлива.

Нужно учесть, что большая часть антрацита поставляется по долгосрочным контрактам. Поэтому в случае, если поставки угля с временно неконтролируемой территории окажутся заблокированными, резко возросший спрос будет проблематично покрыть в полной мере за счет импортного угля.

Что же касается непосредственно цены, то она непреодолимым препятствиям не является. «Уголь из дальних стран дороже донбасского и российского всего на 10-12%», – указывает Александр Харченко. Хотя стоимость угля из дальнего зарубежья существенно зависит от текущего курса валюты, который в последнее время показывает активный рост. «Разница составляет примерно 400-600 гривен на тонне. Это если брать африканский (примерно $100 – 2300-2400 гривен) и российский ($80 – 1800-1900 гривен), – поясняет Юрий Корольчук. – Различные поставщики – разные цены».

Идеальная зима

У донбасского угля преимущество в цене и качестве неоспоримо. «Нельзя сравнивать только цену, нужно анализировать и качество. Кроме того, к стоимости импортируемого угля следует добавлять стоимость транспортировки, – уверен Игорь Черкашин. – При условии, что на оккупированных территориях используется практически рабский труд за продпайки, этот уголь будет вне конкуренции по себестоимости».

Таким образом, гипотетическую угольную блокаду со стороны РФ и «ЛДНР» Украина безболезненно перенесет при выполнении нескольких условий.

Появление у ТЭС денег на закупку угля за рубежом по предоплате. Для этого нужно ликвидировать долг ГП «Энергорынок» перед тепловиками. Профинансирован долг может быть либо инфляционными деньгами (кредитами госбанков, например – Ощадбанка), либо западными кредитами.
Немедленная активизация переговоров о закупке угля – чтобы к моменту возможного исчерпания запасов на складах (январь-февраль) суда с углем уже шли в украинские порты.
Изучение возможности повышения тарифа на закупку электроэнергии у ТЭС. Цель – компенсация разницы в стоимости между углем из дальнего зарубежья и стоимостью запланированного топлива из «ЛДНР» и РФ.
Изучение необходимости повышения тарифов для населения в случае повышения тарифа на закупку электроэнергии у ТЭС.
Активизация закупок электроэнергии у России.

И, конечно же, поможет очень теплая погода.
forbes

Метки: ДТЭК, Минэнергоугля, отопительный сезон, ТЭС, уголь, угольная промышленность
Loading...
Loading...