Татьяна Тарута: «Украина может столкнуться с миграцией – другие страны частично перестанут быть пригодными для жизни»

Татьяна Тарута

Советник министра экологии и природных ресурсов – о несовершенстве Киотского протокола и о месте Украины в системе распределения и торговли квотами на выбросы СО2, а также в глобальной концепции сохранения климата на Земле

Сегодня в Париже начинает работу 21 Международный саммит ООН по вопросам климата, который продлится до 11 декабря. Его цель – подписание нового международного соглашения о предотвращении глобального потепления на планете, которое должно прийти на смену Киотскому протоколу.

Киотский протокол был принят в декабре 1997 года в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Этот документ стал первым глобальным соглашением об охране окружающей среды, основанным на рыночном механизме регулирования – международной торговле квотами на выбросы парниковых газов. Он обязал развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать такие выбросы.

В Международном энергетическом агентстве признают, что современный энергетический сектор ответственен примерно за две трети мировых выбросов парниковых газов, поскольку порядка 80% глобального потребления энергии обеспечивается ископаемым топливом – углем, нефтью, газом. Поэтому решение проблемы глобального потепления стало основой идеологии последних преобразований в мировой энергетике, направленных на уменьшение зависимости национальных экономик от ископаемого топлива и, соответственно, сокращение выбросов парниковых газов.

Но в Украине вопросы климатических перемен до сих пор не стоят в основной повестке дня на государственном уровне, их нечасто обсуждают политики. А о Киотском протоколе вспоминают, как правило, в контексте скандалов, связанных с финансовыми махинациями при торговле  квотами на выбросы парниковых газов.

В прошлом году правительство Арсения Яценюка, решив сократить затраты на содержание чиновников и госаппарата, ликвидировало Национальное агентство экологических инвестиций. В результате из системы госуправления ушли немногочисленные квалифицированные специалисты, знакомые с нюансами реализации международных климатических соглашений. Как это отразилось на подготовке Украины к участию в Парижском климатическом саммите?

Об этом в интервью Forbes накануне открытия парижского саммита рассказала советник министра экологии и природных ресурсов Татьяна Тарута.

Она – дочь основателя корпорации «Индустриальный союз Донбасса» Сергея Таруты. В 2010 году окончила экономический факультет Киевского национального университета имени Т.Шевченко. Потом несколько лет проработала в Нацагентстве экологических инвестиций. «Хотела понять, чем практически занимается наше государство в этом направлении», – говорит Татьяна Тарута. Затем она получила степень магистра по экологической экономике и изменению климата в Лондонской школе экономики, что дало узкоспециальные знания в этой области. «Тема изменения климата мне не просто интересна, я считаю ее очень полезной и перспективной», – признается она.

– После ликвидации Национального агентства экологических инвестиций осенью прошлого года его функции перешли профильному департаменту в составе Министерства экологии и природных ресурсов. Но это направление до сих пор не получило должного развития в правительстве, проблема изменения климата непопулярна на государственном уровне. Как это повлияло на подготовку участия украинской делегации в Международном саммите СОР21 по вопросам климата, который открывается сегодня в Париже?

– К сожалению, уже шестой месяц в Кабмине нет министра экологии и природных ресурсов, есть только исполняющий обязанности. В правительстве не оказалось ни одного чиновника, который осознает всю полноту своей ответственности при подготовке Украины к участию в масштабных мероприятиях такого высокого уровня.

В Минэкологии есть департамент климатической политики, сотрудники которого составили основу украинской делегации. Делегация немногочисленная, потому что у нашего государства мало денег, чтобы финансировать такие поездки. Всего пять человек, которые будут постоянно работать на конференции. Для события такого масштаба и значимости, как Международный климатический саммит, такое количество человек просто смешно. Особенно если учесть, что ежедневно там будет заседать параллельно по меньшей мере девять специальных групп. Выходит, что Украина не сможет полноценно участвовать в их работе.

Из-за постоянных реформ, которые приходят в Минэкологии, там практически не осталось специалистов по вопросам изменения климата. В Украине они вообще в большом дефиците. Поэтому в состав официальной украинской делегации попали специалисты по предоставлению технической помощи, работа которых финансируется за счет грантов.

30 ноября будет проходить leaders event, где лидеры всех стран-участниц будут выступать со своими заявлениями по новому климатическому соглашению, прежде чем рабочие группы приступят к доработке его итогового текста. Ожидается выступление Петра Порошенко, Барака Обамы, Ангелы Меркель, Владимира Путина.

– Какова ваша роль в официальной украинской делегации?

– Я – советник министра экологии. Свое участие в парижском саммите я финансирую за счет собственных средств. Работаю в направлении нового климатического соглашения, стремлюсь, чтобы все интересы Украины были учтены и не остались в стороне. Работа ежедневно происходит с 8 утра до 2-3 часов ночи, это настоящий марафон на пределе человеческих возможностей. Делегаты от Украины вносят во все статьи проекта текста соглашения свои правки и координируются с другими делегациями для нахождения компромисса.
Мы надеемся, что некоторые страны, особенно богатые за счет масштабной добычи энергоресурсов, признают, что они не настолько бедные, чтобы получать финансовую помощь извне

– С чем Украина едет в Париж?

– Мы едем с огромным желанием, чтобы новое климатическое соглашение было подписано всеми странами, чтобы все страны в той или иной форме взяли на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов.

При этом, конечно, надо учитывать уровень и специфику развития разных государств. Но все мы без исключения должны стремиться к тому, чтобы внести свой посильный вклад в решение проблемы изменения климата, прилагать определенные усилия в уменьшении выбросов, которые «подогревают» нашу планету.

В этом и состоит главное отличие нового климатического соглашения от предыдущего – Киотского протокола, который был одним из первых шагов в борьбе с изменением климата.

В Киотском протоколе только развитые страны брали на себя обязательства по сокращению выбросов. Такое условие сделало этот документ несостоятельным – он охватывал только около 40% всех выбросов. США и Китай не ратифицировали Киотский протокол. И не все страны, взявшие на себя обязательства, с ними справились.

Поэтому уже в 2009 году стало очевидно, что Киотский протокол не может решить поставленную задачу – остановить повышение средней температуры на Земле. Проблема нарастала. Поэтому возникла идея составить новый документ, который будет эффективным в борьбе с изменением климата и обеспечит сокращение выбросов парниковых газов, чтобы остановить повышение температуры на планете на +1,5-2 ⁰С.

– Какими ожидаются результаты Международного саммита СОР21 по вопросам климата?

– В Париже запланировано подписание рамочного соглашения – базового документа, в котором будут определены все основные общие принципы мировой климатической политики. Это соглашение затем будет дополняться всеми участниками до 2020 года, когда оно вступит в действие.

К тому времени закончится действие второго периода Киотского протокола, который начался с 2013 года. Но ряд стран не пошли на второй период – по сути, у них сейчас нет обязательств по сокращению выбросов. Поэтому на саммите в Париже будет вестись работа не только по подготовке нового соглашения, которое придет на смену Киотскому протоколу, но и по так называемому «Направлению 2» – плану действий по сокращению выбросов до 2020 года.

– В чем особенности нового климатического соглашения, которое готовится к подписанию в Париже?

– Этот документ должен не только объединить все страны в борьбе с глобальным потеплением, но и урегулировать спорные финансовые вопросы.

Киотское соглашение было подписано на основе Рамочной конвенции ООН по изменению климата от 1992 года. Конвенция подразумевает, что есть две группы стран: развитые и развивающиеся. Украина по этой градации принадлежит к развитым странам, но с переходной экономикой. Поэтому по Киотскому протоколу мы взяли на себя обязательства сокращать выбросы парниковых газов, однако не предоставляем финансовую помощь развивающимся странам.

Развитые страны не только взяли на себя обязательства по сокращению выбросов. Они еще и участвуют в финансировании климатических программ в развивающихся государствах.

За прошедшее время политическая ситуация в мире и отдельных государствах значительно изменилась. На данный момент Украина считается развитой страной. А, например, Сингапур, Кувейт, Саудовская Аравия, Южная Корея, которые гораздо богаче Украины, относятся к развивающимся странам. Очевидно, что такое разделение не является справедливым и не отражает объективной реальности.

В свою очередь развитые страны, которые участвуют в финансировании борьбы с негативными последствиями изменения климата в менее развитых государствах, хотят, чтобы в таком финансировании участвовали все богатые страны.

Украина стремится, чтобы новое соглашение отражало объективную реальность процессов, происходящих в мировой экономике. Мы надеемся, что некоторые страны, особенно богатые за счет масштабной добычи энергоресурсов, признают, что они не настолько бедные, чтобы получать финансовую помощь извне.

– Какие возможности открывает для бизнеса новое климатическое соглашение?

– Оно даст ясный и четкий посыл бизнесу, инвестиционным банкам, куда эффективно вкладывать деньги: в энергосберегающие проекты, производство энергии из возобновляемых источников, чтобы мир постепенно отошел от использования ископаемых энергоресурсов.

Для Украины важно, чтобы в новом климатическом соглашении было упоминание рыночных механизмов. Они дают возможность вести работу по сокращению выбросов наиболее эффективно с точки зрения экономики. Используя рыночные механизмы, Украина сможет улучшать экологию, осуществлять проекты по энергоэффективности и получать деньги от продажи квот.

Парниковые газы безвредны для человеческого организма, но они концентрируются в атмосфере и негативно отражаются на климатических условиях во всем мире. Неважно, в какой точке земного шара происходят выбросы. Это глобальная проблема. Например, выбросы в Украине влияют на климат в США, а выбросы в Китае – на Украину. С другой стороны, сокращение выбросов в Украине будет приносить пользу всей планете.

Но странам, где энергоэффективные технологии хорошо развиты, мероприятия по сокращению выбросов парниковых газов обходятся очень дорого. Гораздо дороже, чем странам, где энергоэффективные технологии пока недостаточно распространены. Поэтому, например, Украине, Беларуси, Индии или Китаю сокращение выбросов одной тонны СО2 обходится дешевле, чем США, Австралии или странам Евросоюза.

– Следует ожидать, что новые климатические договоренности активизируют рынок торговли квотами СО2?

– Не зная окончательного текста соглашения, конкретно о таком эффекте сложно говорить. В любом случае, в итоговом варианте нового климатического соглашения нюансы рыночного механизма прописаны не будут – они будут прорабатываться в ходе дальнейших переговоров между странами, которые продлятся до 2020 года.

Страны уже пять лет работают над новым документом. К настоящему моменту мы имеем 96 страниц переговорного текста – он состоит из всех пожеланий всех участников. Официальный переговорный текст появился в результате работы на внеочередной сессии в Женеве в феврале 2015 года. Теперь все страны в ходе обсуждений рабочих групп должны прийти к компромиссу, ликвидировать все противоречия. Ожидается, что итоговый документ получится небольшим, на 15-20 страниц, как это было в случае с Киотским протоколом.

В женевском тексте упоминаются рыночные механизмы. Но как именно, с помощью каких формулировок они будут упоминаться в конечном варианте нового климатического соглашения, пока сложно сказать.

Есть страны, которые категорически против рыночных механизмов – это Венесуэла, Боливия. Они считают, что рыночная торговля – это от лукавого, что она помогает богатым капиталистическим странам наживаться на бедных. Но среди бедных государств большинство таких, которые уверены, что рыночные механизмы позволяют получать необходимое финансирование на реализацию проектов энергоэффективности.

Важно понимать: даже если в Парижском соглашении вообще не будет упоминания о рыночных механизмах, это не значит, что будут закрыты возможности для их использования. Соглашение не запрещает их использовать. Каждая страна берет на себя определенные обязательства по климату, и решает, как их выполнять самостоятельно.

В соглашении Украины и ЕС есть отдельный пункт, в котором говорится об обязательствах Украины создать свою систему торговли парниковыми газами до 2017 года – аналогичную той, которая уже действует в Европейском Союзе. Поэтому мы должны в любом случае вести активную работу по ограничению выбросов СО2, и создать систему торговли ними, которая впоследствии будет гармонизирована с европейской.

– Проблема изменения климата занимает одно из ведущих мест в мировой политике. А какое место эта проблема занимает в украинской политике?

– К сожалению, проблеме изменения климата в украинской политике на данный момент места нет. Конечно, сейчас наша страна переживает очень сложный период. Но война на Донбассе когда-то закончится. И Украина не может оставаться в стороне от проблемы изменения климата.

Эта проблема – один из самых значительных вызовов всему человечеству. Уже сейчас мы ощущаем на себе последствия изменения климата, и это только начало. Из года в год температурные условия жизни на Земле будут меняться, что повлечет другие перемены.

Например, Украина рискует столкнуться с проблемой миграции из-за того, что части территорий других государств перестанут быть пригодными для жизни людей – прибрежные морские и речные территории уйдут под воду, сильные засухи сделают часть территорий непригодными для сельского хозяйства и повлекут за собой проблему голода. В перспективе в странах могут возникать внутренние вооруженные конфликты именно на этой почве. Чтобы предупредить их, мы не должны относиться к проблеме изменения климата халатно или оставаться к ней равнодушными.

– Насколько рациональным было решение правительства ликвидировать Нацагентство экологических инвестиций, принятое осенью прошлого года?

– Во всех развитых странах есть специализированные агентства, которые занимаются вопросами изменения климата. В работе украинского агентства были и провалы, и достижения.

Я считаю, что наиболее рациональной была бы не его ликвидация, а объединение с агентством по энергоэффективности. Потому что их задачи, цели и функции практически одинаковы.

Однако было принято решение присоединить Нацагентство экологических инвестиций к Минэкологии. Это привело к потере ценных кадров на государственном уровне, которые, как я уже говорила, и без того в дефиците.
forbes

Метки: Киотский протокол, парниковые квоты, СО2, экология
Loading...
Loading...