«Статусные» законы: хождение по канату

рада

Чем запомнится парламентский вторник? Сдвинутой с места горой, воистину – горой, синхронным с Европарламентом ратифицированием Соглашения об ассоциации ЕС-Украина? Принятием какого-никакого, но закона о люстрации (главное – слово красивое и вожделенное)? Или – определенным скандалом, законами об особом статусе отдельных районов и амнистии бандитов? По горячим следам есть смысл чуть отложить два первых пункта, вне сомнения – значимых. Сосредоточиться на последнем. Трудно оценить? Да. Но необходимо взглянуть, что же случилось либо может случиться.

Гудит политикум. Гудит общество. Мир – война? Разумный ход – оголтелое предательство Украины?

Знаете, наверное, это далеко не главное, но именно сегодня показалось, что для тех, кто публично рассуждает о политике (людей из нее, политологов, журналистов, блогеров, активных пользователей соцсетей) – самое трудное, это в свете определенного события удержаться от мгновенного крика. Даже если он – не ложен, а из глубины. Попробовать хоть что-то проанализировать. Ошибаюсь? Не знаю. Мне это показалось неимоверно сложным.

Александра Кужель  пишет: «Сегодняшнее голосование – это не 16 января (день, когда янучары протолкнули людоедски-антидемократические законы – В.А.). Все это значительно серьезнее. Трагичнее. Подлее». Приблизительно такое же говорят  еще многие люди, так или иначе достойные уважения что касается позиции  независимости и целостности нашей отчизны.

А вот – высказывается Борис Филатов, замглавы госадминистрации Днепропетровщины.  «Лучший выход возмущению из-за чересчур миролюбивой политики украинской власти, тот, кто желает продолжения военных действий на Донбассе, найдет на поле боя». Он предлагает «вне зависимости он пола, возраста и состояния здоровья» пойти туда тем, кто осуждает сегодняшние решения.  «Нет? Тогда закройте рты, и дайте возможность политически урегулировать этот кошмар». Кажется, что именно из ДнепрОГА, где область защищена, люди, которые организовали беспрецедентное содействие и силам АТО, и вынужденным переселенцам, и раненым – тоже имеют право слова.

Главное, конечно же, потенциальная результативность любых, даже диких, решений. Президент Порошенко говорит после парламентских голосований: «сегодня мы опять приблизились к тому, что люди на Востоке Украины перестанут гибнуть».

Хорошо звучит, и…одолевают оправданные сомнения. Потому как после минского протокола от 5 сентября говорили что-то подобное. И что? Перемирие.

Перемирие?!

За этот период, только по официальным данным, около 300 атак «той стороны». По официальным же данным – гибель 16 украинских военнослужащих, 98 ранены. Судя по реалиям, больше.

Мирные жители зоны перемирия? Во вторник на территории, где АТО не стреляет, поскольку приостановлена – под обстрел попал донецкий коммунальный  (обычный городской, в котором в любом регионе передвигаемся мы с вами по бытовой необходимости) автобус маршрута № 42. Пассажирка убита осколками, еще один пассажир тяжело ранен. Это – «мелочи». Без цинизма. Мелочи – потому что в период перемирия таких случаев больше, чем один-два. И больше, чем десять.

Перемирие? Российские подразделения тихо-плавно захватили пару населенных пунктов в этот период, нарисовав на карте, извините, тонкий писюн к Азовскому морю.

Информация от вторника – в некоторых населенных пунктах, подлежащих «особому статусу»,  то есть на оккупированной территории, создаются российские (!) военные комендатуры. Они отлавливают тех украинских граждан, кто не желает воевать за Путина, и вообще, что хотят, то и творят.

Это перечисление, сделанное всего лишь по диагонали – не к тому, что я (или, если угодно, мы, просто граждане), знаем больше, чем президент и парламент, и можем выносить окончательный вердикт, что лучше. А к тому, что – результаты вроде бы длящегося перемирия необстоятельны и драматичны. Следует ожидать того же от миротворческих законов нынешнего вторника?

Не по ожиданиям – по сути текста документа № 5081 «Об особом статусе местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Кажется, что главное – он невыполним. И антиконституционен.

Выборы легитимной, избранной настоящими жителями Донбасса местной власти, которая (как и во всяком регионе), должна сказать, что им нужно. Без условия деоккупации и дебандитизации – нереально. И почему – по какому-то особому закону? В документе – отложено до 7 декабря. То есть до «праздника святого Никогда»? Поскольку либо районы будут дебандитизированы, либо это будет анклав неукраины, и…непонятно чего. Трамплин для дальнейшей агрессии РФ. Бездна беззакония для граждан.

А кто будет контролировать на этой территории отрезок государственной границы? А почему – (если тут особые, нигде более в Украине не веденные права, вплоть до самочинных международных связей) – есть положение о том, что госбюджет  будет содержать этот краешек края, причем,  на условиях невиданного для остальной обедневшей страны «защищенных статей» нашего общего бюджета? И так далее. Вопросов больше, чем ответов, которые можно предположить.

Наверное, в невиданной, ни с чем несравнимой нынешней ситуации  — для выхода из нее, дозволено и блефовать. И – декларировать временные меры, на самом деле готовясь к нормальному разрешению бандитского абсурда в  тех самых отдельных районах.

Но – через колено, закрытое заседание парламента, очень короткое, даже без внутреннего внятного обсуждения? По этому поводу? Прокол. Еще какой.

Профессор политологии Алексей Гарань (и вообще, неиспачканный, и – сейчас на фронте бывший) говорит: « в данном случае – плохая коммуникация с обществом: возможно, украинский президент хочет остановить план Путина. Но нужно было честно и открыто объяснить это людям».

Плохая коммуникация с обществом – большая ошибка власти, у которой есть (был?) невиданный кредит доверия общества, восстававшего и победившего янучаров буквально вчера.

Ошибки следует исправлять, срочно. А не то…

Ведь общество – и само задумывается. Хоть бы о частности. О пресловутой амнистии.

Закон №5082 «О недопущении преследования и наказания лиц – участников событий на территории Донецкой и Луганской областей». Закон об амнистии? Уточним, амнистии тех, кого, исходя из совершенного и совершаемого ими, есть основания называть террористами и бандитами.

Общественное мнение реагирует на принятие документа, опять таки, крайне полярно. От – оправдывать преступивших слишком многое, есть государственным преступлением. Через -  для примирения необходимо дать шанс «пацанам, сдуру схватившим оружие, когда всем раздавали» (помните, это мнение высказывалось и на форуме ОРД еще ранее?). До – события сложились так, что большинство «участников событий» вправду нельзя карать.

Вне эмоций – что предполагает документ? Оговорку о том, что от ответственности могут быть освобождены только те, кто добровольно сдал оружие. Не удерживают либо освобождают заложников. Не удерживают админздания. И в каждом случае вопрос о применении закона решает суд.

Получается, что амнистия – либо пустой звук, либо, чтобы осуществить ее, придется грубо нарушить даже такой сомнительный закон, как принятый 16 сентября. Без каких бы то ни было условий вывести из-под ответственности всех.

Потому что – если бы боевики были готовы добровольно сложить оружие, то не было бы необходимости принимать положение о статусе отдельных районов. Закон о любой амнистии не был бы привязан к этому, он рассматривался бы в условиях подконтрольности всей страны законной власти. А сейчас, получив «щели»  закона об особых условиях, боевики тем более не имеют оснований разоружать то, что в течение пяти минут назовут «нар-р-родной милицией». И освобождать здания, из которых они же будут вершить управление с особенностями. Ну, а представить себе легитимные решения легитимных местных судов (работать им придется под дулами автоматов) – тоже нельзя.

Словом, рассматривать возможность применить закон в том виде, в котором он принят, можно исключительно в более-менее отдаленном будущем, если оптимистически предполагать, что оккупированные районы перестанут быть таковыми.

И все же, кажется, что есть смысл подробнее говорить о положениях закона уже сейчас. Потому что это прецедент. Не поленившись прочесть текст Уголовного кодекса, и сравнить его с перечислением того, что по принятому закону амнистии не подлежит – можно выяснить небезынтересное. Что (при неизменном, неотмененном УК) остается наказуемым в Украине. И что – как выясняется, подлежит прощению.

19 статей – скажем так, под амнистию не попадают. Среди них умышленное убийство и умышленное тяжкое телесное повреждение, изнасилование. Захват заложников. Торговля людьми (да, террористы частенько просто требовали выкуп от близких схваченного гражданина). Разбой, контрабанда. Теракт. Диверсия. Надругательство над останками или могилой, незаконное завладение останками. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов или военнослужащего, иностранного гражданина, убийство или покушение на убийство судьи, защитника.

Как уже говорилось, сложно в нынешних условиях «особых районов» (которые необходимо называть проще: оккупированные, сейчас подконтрольные террористам) представить себе судебную фильтрацию лиц, совершивших амнистируемое или неамнистируемое. Но даже если оставить этот аспект, перечень деяний, подлежащих прощению (это так, раз они не отнесены свежим законом к наказуемым), выглядит жутковато.

С чего началось то, что сегодня расхлебывает Донбасс и вся Украина? Чем подпитывалось и подпитывается?

В список не подлежащих амнистии не вошла ст. 110 – посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. Ст. 110-2, финансирование таких действий. Ст. 353 – самовольное присвоение властных полномочий или звания должностного лица, соединенные с совершением каких-либо опасных действий. Кто хочет спекулировать на аналогиях Майдана, не трудитесь лгать.  Столичная площадь Независимости и Майданы других городов не объявляли себя отделившимися от страны. Звания «комендант Майдана» или «сотник Самооброны» не предполагали полномочий «премьера» либо «министра обороны», не позволяли писать законы, обязательные для определенной территории. Что важнее — ни водить комендантский час, ни арестовывать и казнить. Ни размещать опорные пункты с оружием в жилищах граждан. Ни приглашать иноземные войска.

Амнистируема ст. 437 – планирование, подготовка, развертывание и ведение агрессивной войны. А разве не это не только декларировали, но и совершали (совершают) отряды боевиков псевдореспублик?

Раз нет в перечне не подлежащих амнистии – значит, прощаются действия, изложенные в ст. 260 — создание непредусмотренных законом военизированных формирований.

И даже если предположить, что кто-то предстанет перед судом, то очень легко

ускользнуть  не то, что в щели, а в зияющие дыры.

Убийство – наказуемо. Как  в бытовухе, когда ты совершаешь его непосредственно, и есть свидетели. А ст. 114-1 , препятствование законной деятельности Вооруженных сил Украины – выходит, нет. То есть – стреляющие коллективно на незаконном блокпосте по украинским солдатам и офицерам, они не убийцы.

За нанесение тяжких телесных повреждений – собираются наказать. Так же, как сильно ударившего в случайной драке. А конкретная статья 127, инкриминирующая пытки – в пролете. Хотя сотни свидетельств говорят именно о пытках в «районах с особым статусом».

Попытку конкретно взглянуть на принятый во вторник документ об амнистии можно продолжать. И, знаете, даже если согласиться, что своеобразные законы от 16-го, это  что-то вроде временной военной хитрости, не влекущей за собой последствий по буквам законодательного акта – все равно есть небезопасный прокол. Пре-це-дент.

В чем, черт возьми, раз и навсегда очерченная «особенность отдельных районов»? В том, что там «сложились обстоятельства». Но ведь можно предположить, что обстоятельства, к примеру, сложатся в любом другом районе, когда угодно, и по как угодно сформулированному поводу.

Райцентр  в лице то ли своих, то ли пришлых серо-буро-малиновых человечков (по свидетельствам знакомых из Стаханова, нормальные люди не знают, кто и зачем позавчера провозгласил вышедшее из «ЛНР» государство под названием, гм, «Казачество народной гвардии города Стаханова») – вдруг силовым путем объявит себя то ли монархией, то ли еще чем. Вооруженные группы начнут здесь бесчинствовать. Чем донбасский бандитизм лучше потенциального бандитизма где угодно? Украинская власть почешет репу, и… Для миролюбия амнистирует за пытки и стрельбу в мирных граждан, законных силовиков, разрушение инфраструктуры (статья о ее разрушении, 270-1, надо понимать, идет под амнистию)  И за прочее. А почему бы и нет?  Гуляй, губерния!..

Мир – превыше всего. Это – жизнь страны вообще и  отдельные людские жизни в частности. Но даже если за определенный этап пути к достижению мира приходится  временно платить похабными компромиссами – есть граница разума. Необходимость найти приемлемые формулировки. В этом свете – амнистируемые статьи необходимо немедленно пересмотреть.

Не говоря уж о том, что зачем-то обозначен срок беспередела «особого статуса». Аж три года. Это – тоже должно быть пересмотрено более трезво.

Желательно  — без поправки на парламентские выборы и риторику в этом русле различных субъектов кампании.

И еще, хотя это очень сложно, поскольку у граждан нервы не железные, и последние события, в том числе, от Украины не зависящие, испытывают нервы давно – хорошо бы попробовать обойтись без наших черно-белых истерик в информационном пространстве.

С продуманными неотложными требованиями общества. Но – без срывов и этих самых истерик.

Кому интересно, в среду в 11.00 партия «Правый сектор» зовет на пикет администрации президента против вторничных законов. Это – к слову…

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

Метки: Верховная Рада, Порошенко
Loading...
Loading...