Стать Европой

ЕС

Политики до сих пор ломают копья по поводу соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Одни считают его едва ли не панацеей, другие — безусловным злом. Что о нем думают экономисты, привыкшие оперировать сухими цифрами?

В конце июня президент Петр Порошенко подписал экономическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Этот договор должен усилить интеграцию экономик Украины и Евросоюза. Станет меньше торговых барьеров, упростится движение капитала, будет гармонизировано законодательство. Стоит ли ожидать от соглашения серьезного экономического эффекта? Точного ответа мы пока не знаем. Но научные исследования дают определенное представление на этот счет.

В теории отсутствие торговых барьеров означает, что товары будут производить там, где это выгоднее делать. Свободное перемещение капитала приведет к тому, что его использование станет более эффективным. А благодаря гармонизации законодательства снизятся операционные издержки.

Но это в теории. Подкрепляют ли ее результаты подсчетов? Некоторые исследования вселяют оптимизм. В долгосрочной перспективе соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом приведет к увеличению украинского экспорта на 36%. А если Украина станет полноправным членом ЕС, то прирост достигнет 46%, подсчитал Александр Шепотило из Киевской школы экономики. Для сравнения: в случае интеграции с Таможенным союзом объем экспорта увеличится только на 18%. К сходным выводам пришли Вероника Мовчан из Института экономических исследований и политических консультаций и Рикардо Джуччи из Немецкой группы советников при правительстве Украины. По их оценкам, после подписания базового соглашения о ЗСТ (предполагает только снижение таможенных тарифов) уровень благосостояния в Украине возрастет примерно на 5%. При более тесной интеграции в рамках расширенного соглашения о ЗСТ  – на 12%. А после вхождения в Таможенный союз благосостояние украинцев, наоборот, ухудшится  – на 3,5%. Вывод: соглашение с ЕС дает основания для оптимизма, особенно если интеграция будет настоящей, не поверхностной.

Но все это  – в долгосрочной перспективе. А как насчет краткосрочной? Кристоф Мозер из Швейцарской высшей технической школы в Цюрихе и Эндрю Роуз из Калифорнийского университета в Беркли решили выяснить, как на сообщения о региональных торговых договорах реагирует фондовый рынок. Их вывод: реакция в целом позитивная. Причем рынок растет быстрее в том случае, если партнеры активно торговали друг с другом задолго до заключения соглашения о ЗСТ. На подобные новости сильнее откликается рынок ценных бумаг более бедного из партнеров. Если такой партнер меньше по размеру, то его рынок отреагирует слабее. Для Украины это важный момент, ведь она интегрируется с куда более крупным партнером.

Поведение украинского фондового рынка на фоне недавних событий изучал выпускник Киевской школы экономики Алексей Марченко. Исследования дали довольно неожиданный результат. Если предположить, что ЗСТ с Евросоюзом важна для Украины, то котировки компаний, ориентированных на ЕС, должны были просесть 21 ноября 2013 года. В этот день тогдашний премьер‑министр Украины Николай Азаров неожиданно подписал распоряжение о приостановке работы над соглашением об ассоциации с Евросоюзом. Акции компаний, ориентированных на Таможенный союз, напротив, должны были отреагировать на эту новость ростом. 23 февраля 2014‑го к власти в Украине пришли проевропейские политики. А значит, от акций компаний, работающих с ТС, можно было ожидать падения. Ни того ни другого не произошло. Рынок вяло отреагировал на события 21 ноября. А 24 февраля подросли котировки всех компаний, независимо от того, на какой рынок они ориентировались  – ЕС или ТС. Выходит, как минимум в краткосрочной перспективе рынок не посчитал соглашение об ассоциации таким уж важным событием. Похоже, 24 февраля акции росли по другим причинам. В Киеве прекратились уличные столкновения; появилась надежда на то, что у власти окажется более профессиональное правительство.

Почитав материалы исследований, я сделал для себя простой вывод. Соглашение с ЕС окажет заметное влияние на Украину только в одном случае: страна должна не просто «ассоциировать» себя с Европой – она должна ею стать. И тогда получит от сотрудничества с Евросоюзом максимальную выгоду.

Том Купе

forbes

Метки: ЕС, соглашение об ассоциации, Украина
Loading...
Loading...