Смысл или революция. О роли интеллектуалов в сохранении целостности Украины

дацюк

На моей странице в Фейсбуке произошла дискуссия вокруг моей рефлексии относительно смыслов революции. Как показала эта дискуссия, ряд людей, причисляющих себя к интеллектуалам и симпатизирующих Майдану, не способны видеть и понимать смыслы, не умеют выделять смыслы, не понимают их значения. Вот революция и не может получить смысл, потому как никто над этим особо и не работает.

Революционные смыслы

Дискуссия в Фейсбуке началась с такого моего поста:

«Чем больше читаю всяких планов Майдана, тем больше вижу, что это планы управленцев-оргменеджеров. Проблема Украины в том, что без смысловых размышлений никакие управленческие подходы и технологии не сработают.

А смысловые размышления делать практически некому, поскольку интеллектуалы исторически выкошены репрессиями и прорежены бегством мозгов за границу настолько, что остались только менеджеры, которые знают как, но понятия не имеют зачем.

Иначе говоря, разговор о смыслах состояться в Украине вообще не может. Реакция на мою работу «Цели революции» в интеллектуальной среде нулевая, хотя она и понравилась многим интеллектуалам, очевидно менеджерского звена.

Я пробовал выйти на смысловой разговор в стране десятки раз. Просто не с кем.

Очевидно, некоторые интеллектуальные навыки должны быть привиты в детстве. Если они не привиты, то никакими технологиями их уже не привить. Отсюда вывод. Нужен очень долгий исторический период на: 1) восстановление смысловых навыков интеллектуалов; 2) на восстановление доверия к ним в народных массах. Без этого никакие революции не возможны в принципе».

Некоторые люди просто обиделись на меня. Как же так, они в своих целях для Майдана предлагают именно смыслы, а я говорю, что это не то. Так бывает, когда понимают что-то только немногие, а бывает и так, что вообще только один. Интеллектуал может и должен быть одиночкой. Если интеллектуала очень интересует мнение других, нужно идти в шоу-бизнес или в политику. В противном случае необходимо говорить вещи осмысленные, сложные и малопонятные большинству.

Дело дошло до смешного. Попросил несколько человек прочитать, что в моей статье являются целями, они мне читали то, что идет после цифр. То обстоятельство, что в определенных абзацах прямо написано «цель», вообще игнорируется. Цель ― не задача, а обобщенный смысл направления действий. Оргменеджерские цели обычно выглядят оперативными, мелкими, текущими.

Я строил текст от оргменеджерского сознания к содержательному, смысловому. То есть сначала я выкладывал цели на языке оргменеджеров, а затем указывал на смысл в абзацах, начинающихся со слова «цель». Боюсь, если бы я выкладывал только смыслы, текст был бы совсем непонятен.

Большинство тех, кто называет себя интеллектуалами и положительно воспринимает Майдан, принципиально не понимает, почему сначала нужно обсуждать смыслы, а затем их трансформировать в оргменеджерские посылы, то есть пока смыслы не оговорены, нельзя переходить на оргменеджерский язык. Не понимают, как ты им ни объясняй. Зато шлют мне десятки ссылок, где они или какие-то другие авторитеты еще месяцы или годы назад говорили о целях как о смыслах.

Нет-нет, господа. Это совсем не то. Мы никогда не достигнем понимания того, что делать в стране для ее коренного изменения, если не будем говорить о смыслах.

Это же такой соблазн ― пойти на поводу у партий и общественных групп и сразу же сформулировать цели. И сразу ясно, что делать. А то, что эти цели не воспринимает часть страны, то это просто плохая часть страны. А есть хорошая часть страны, которая понимает все правильно. И не имеет значения, какую часть страны мы имеем в виду. Имеет значение, что такой подход присутствует как у Майдана, так и у Антимайдана.

Все на Майдане зашло настолько далеко, в такую ​​пропасть управленческой бессодержательности, что стоит говорить о необходимости контрреволюции менеджеров.

Убей в себе менеджера, если хочешь достичь перемен в стране! Начни говорить о смысле того, что ты делаешь на Майдане!

Что такое смысл вообще? Лучшая формулировка, которая мне когда-либо встречалась, принадлежит украинским писателям Марине и Сергею Дьяченко: «Смысл есть проекция воли на область ее применения». Именно так. Смысл ― это не задача, не программа, не план. Смысл ― это содержание, которое создается через проекцию содержательной свободы на определенную область ее применения, приложения, использования.

Для думающего интеллектуала наиболее значимым является содержание области направления воли, а для менеджера важно лишь указать направление на эту область без ее детализации, поскольку именно отсутствие детализации позволяет менеджеру манипулировать мотивациями других, выставляя то одну, то другую часть этой содержательной области в качестве оперативной цели.

Направьте содержательную свободу на массовое сознание Западной Украины ― будет вам «западнический» смысл Украины. Направьте содержательную свободу на массовое сознание Восточной Украины ― будет вам «восточнический» смысл Украины. И только направив волю на массовое сознание всей Украины, получите смысл целой страны.

Только смыслы целой страны позволяют осуществлять изменения во всей стране, а не кромсать ее на части, поддерживающие какие-то частичные смыслы. То есть мы сначала выбираем смыслообразующую ориентацию ― «целостная страна» или «фрагментированная страна».

Когда выбираем ориентацию «фрагментированная страна», тогда, пожалуйста, можно выбирать любые разъединяющие смыслы: «национальный», «коммунистический», «неограниченно либеральный» (он же олигархический).

Выбор в пользу ориентации «целостная страна» можно даже операционализировать (наполнить содержательно) и проверять социологически ― воспринимается ли он как смысл для всех?

Берем смысл коммунистического государства, направляем на все слои населения и на все части территории. Воспринимается? Проверяем социологически ― нет, не на всех частях территории и не во всех слоях населения. Отвергаем.

Берем смысл олигархического государства, направляем на все слои населения. Воспринимается? Проверяем социологически ― нет, в большинстве слоев населения не воспринимается. Отвергаем.

Берем смысл украинской нации для всей страны, направляем на все части территории. Воспринимается ? Проверяем социологически ― нет, не во всех частях территории воспринимается. Отвергаем.

Берем смысл смены власти сейчас, немедленно, направляем на все слои населения и на все части территории. Воспринимается? Проверяем социологически ― нет, не во всех частях территории и не во всех слоях населения. Отвергаем.

Так что нужно искать такие смыслы, которые воспринимаются абсолютным большинством слоев населения и на всей территории, если мы хотим сохранить целостность страны.

Как работают смыслы?

Смыслы не возникают естественным образом, их создают интеллектуалы. Уже созданные смыслы находятся и свободно выбираются другими в мирное и спокойное время, но смыслы нужно создавать заново и продвигать их для других в бурные времена.

Пока на Майдане смыслов почти нет. И у Майдана смысла все меньше. Чтобы у Майдана и на Майдане появились смыслы, их нужно создать. Потому что старые смыслы уже не работают. Носители старых смыслов уже никогда не будут иметь общественной поддержки. Носители старых смыслов в бурные времена не смогут удержать ни власть, ни богатство, ни популярность.

Смысл любого социального действия является публичным. Непубличный смысл не срабатывает в социальной практике.

Почему власть не может объяснить свой отказ от подписания соглашения об ассоциации с ЕС и скрытое движение в направлении Таможенного Союза? Потому что смысл этих действий не является публичным, эти действия совершаются в интересах определенных украинских корпораций, то есть даже не всех украинских корпораций. Именно поэтому непубличные смыслы не имеют перспективы ― к ним можно принудить, но их невозможно долго защищать силой. Непубличные смыслы подлежат неотвратимому самоуничтожению.

Смыслы являются самодостаточными и сами по себе энергичны, они сами себя двигают. Даже когда интеллектуалы, сформировав смыслы, их не распространяют, смыслы все равно будут создавать движение и изменения, только гораздо медленнее. Чтобы смыслы скорее оказывали влияние, интеллектуалам их нужно создавать и продвигать.

Недавно в институте философии один философ сказал, что чем сидеть здесь и что-то обсуждать, идите лучше носить дрова на Майдан. Если интеллектуал считает, что больше пользы он может принести революции перенося дрова на Майдане, то это его самоопределение, его смысл. Я не против этого самоопределения. Я только против того, чтобы считать это самоопределение интеллектуальным.

Из-за нехватки интеллектуальной (а не так называемой креативной) работы публичных интеллектуалов в Украине мы топчемся на месте. Смыслы сами себя двигают медленно. Чтобы движение смыслов ускорилось, нужна работа интеллектуалов. Не выкрикивание лозунгов и не хождение по телеканалам. Этим пусть занимаются политики и общественные деятели. Не стояние или физическая работа на Майдане. Этим пусть занимается активная общественность, это не претендует на интеллектуальность. Интеллектуал должен работать интеллектуально.

Смысл тем лучше предстает перед нами, чем лучше мы можем его видеть, выделять и применять в коммуникации. Поэтому смысл ― это прежде всего не речи, а текст.

Пять лет длилась Великая французская революция (1789–1794). Через полтора месяца уже появилась «Декларация прав человека и гражданина». С исторической точки зрения, она не сработала моментально, потому как ее смысл не согласны были принять все и сразу. Поэтому понадобились еще революции 1830, 1848, 1871 годов. До тех пор пока общество и элита не убедились, что зафиксированного в тексте лучше придерживаться.

Я никому и никогда не поверю, что какие-то разговоры или политические цели по смене власти без смысловых текстов могут что-то изменить. Где Декларация нашего Майдана? Не манифесты с оперативными целями преодоления последствий подавления властями протестных действий или моральные требования к безнравственной власти, а декларация, которая рисует смысловую перспективу мира и Украины в таком мире: постмодернизму конец, наука уступает конструктивизму, нации умирают, цивилизации укрупняются, мир становится сетевым и фрагментированным, государства становятся банкротами, корпорации и местные общины усиливаются, поэтому общественный контроль за корпорациями и государствами становится обязательным и т. д.

Нам нужен текст декларации не об Украине для Украины, а о мире для мира. Лучшее, что мы можем сделать для Украины, ― это что-то сделать для мира с позиции Украины.

Такая декларация не только породила бы смысл и начала бы настоящую революцию, а дала бы толчок к осмыслению мира далеко за пределами страны. Такая декларация могла бы стать основой новой инновационной конституции Украины. Возможно принять такую ​​«Декларацию прав общин человечества»? Я не знаю, пока все выглядит пессимистично.

Смысл всегда стремится к всеохватности, к универсальности. Причем то, что имеет смысл в одном месте и у одних людей, скорее всего, будет иметь смысл и в другом месте и у других людей. Именно поэтому никогда не будут иметь универсальности смыслы, направленные на части населения страны или части территории страны.

В этом есть основополагающая ложь националистов. Нация в этническом смысле не является всеобъемлющей для страны. Нация в политическом смысле может быть всеобъемлющей, если есть традиция отождествления государства и нации. Пользуясь неразберихой, националисты этим постоянно манипулируют. У политической нации врагов в мирное время нет. У этнической нации враги есть всегда. Поэтому когда кричат ​​«смерть врагам нации», нация в таком понимании смыслом для всей страны быть не может.

Смыслы не разъединяют, смыслы объединяют. Смыслы не рождаются дружбой против кого-то.

Мем «кто не скачет, тот москаль» не мог стать объединяющим, потому что пытается объединять через общего врага. Но является ли этот лозунг объединяющим смыслом? Этот мем придумал умный человек, но психически травмированный, с подозрением в душе, с собственной болью и желанием причинить боль другим. Этот мем смысла не имеет. Но он транслируется и за пределами Майдана, потому что интеллектуалы молчат.

Смыслы положительные, а не отрицательные. Смыслы перспективные, а не текущие. Смыслы рождаются не из самолюбования, а в борьбе за достоинство.

Всякие лозунги «долой!» не могут быть смыслом. Для смысла нужно говорить не «долой!», а «да здравствует!». Начинайте лозунги со слов «да здравствует!». Лозунг «Слава Украине» ― это самолюбование. Нет сегодня никакой славы в Украине, потому что ее слава еще не заслужена. Найдите то, что должно жить в перспективе, и скажите ему «да здравствует!»…

Смыслы является основой коммуникации всех со всеми. Там, где не смыслов, коммуникация невозможна.

В своей работе «Цели революции» я привожу шесть основных системообразующих целей и соответствующих им смыслов. Однако наиболее сложной может стать коммуникация по двум из них ― о разукрупнении олигархического бизнеса и об инновационной конституции.

Представьте себе, что я прихожу к олигархам как менеджер и говорю, что их состояние необходимо разукрупнить. Первое, что они скажут, что в истории это уже было и стратегия «отобрать и поделить» не сработает. Мне придется им объяснять, что разукрупнение олигархического бизнеса ничего общего не имеет со стратегией «отобрать и поделить», потому что речь идет не об отъеме их состояния, а о переводе их в такую ​​социальную форму, при которой они не смогли бы иметь преобладающего влияния на власть, не смогли бы генерировать коррупцию, не смогли бы блокировать вертикальную мобильность в бизнесе. То есть я бы должен был объяснить им смысл такого менеджерского решения ― полностью уничтожить олигархов как силу, которая является преградой социальным и технологическим инновациям в стране.

Конечно, поймут это не все олигархи, конечно, не все согласятся с таким смыслом. Но в том и преимущество смысла, что он, апеллируя к всеохватности и социальной универсальности, рано или поздно заставляет с собой считаться даже тех, кто этому противится. Перспектива для олигархов заключается не в величине их бизнеса, а в выборе между полным уничтожением бизнеса и разукрупнением.

Олигархи уже не раз видели риски ситуации, при которой выигрывают те из них, кто в это время ближе к власти. Политические риски крупного бизнеса тем меньше, чем меньше возможности кого-нибудь из них вообще влиять на власть. Итак, принцип равновесия Нэша срабатывает относительно крупного бизнеса: его равноудаленность от власти на пользу всем ― и бизнесу, и власти, и обществу.

Так что когда появляется понимание смысла этого социального действия, можно вести разговор даже с олигархами, бизнес которых собираешься разукрупнять. Потому что если они воспринимают смысл, они сами в конце концов и предложат ту форму ограничения своего влияния, которая будет для них наименее тяжелой.

Так же и в отношении разработки новой конституции. Мы никогда, вдумайтесь ― НИКОГДА не сможем подготовить и принять работающую конституцию, если не будем публично объявлять смысловые принципы такого действия, если не увидим того, что мир изменился принципиально и за образцы нельзя брать другие, пусть даже и очень эффективные конституции, работавшие в прошлом.

Украина на протяжении последних 23-х лет меняла конституцию трижды: в 1996, 2004, 2010 годах. Каждый раз люди, разрабатывавшие ее, считали, что они поступают разумно. И каждый раз они очень удивлялись, почему она переписывается снова. Каждый раз мы избегали разговоров о смысле этих действий. Мы только перераспределяли полномочия ветвей власти, то есть способы концентрации власти, способы влияния олигархов на власть и способы внешнего управления страной.

Большинство существующих старых конституционных представлений смысла не имеют. Чтобы принять конституцию на десятки или даже на сотни лет, нужно видеть перспективы в настоящее время, нужны новые смыслы нового мира, нужен новый язык для обсуждения новой конституции.

Так что если вас вдруг пригласят разрабатывать конституцию и предложат снова заниматься перераспределением полномочий между теми же ветвями власти, а излагать все это будут старым языком, бегите оттуда. Потому как славы вам не будет, и такая конституция долго не продержится.

Я бы возможности тех людей, которые уже участвовали в разработке прошлых конституций, ограничил консультированием конституционного процесса. Вряд ли эти люди сделают что-то новое. Пусть консультируют в тех вопросах, где их спросят, и не лезут в принципиальные вещи.

Так что новая конституция должна содержать принципиально новые смыслы, которые смогут работать в будущем мире. Конституционный процесс должен происходить на новом языке, с новыми словами, с новыми правовыми понятиями, с новой структурой разделов, с новыми правовыми принципами.

Искать смысл конституции нужно в новом мире. Представления нового мира футурологические. Описать смысловые представления нового мира ― это и есть задача интеллектуалов.

Нужно стараться говорить о смыслах и создавать новые смыслы. Но самое главное ― необходимо научиться доверять своему чувству относительно смысла того, что делаешь. Почувствовал, что теряется смысл действия, ― остановись, подумай, найди новый смысл, измени образ действия в соответствии с новым смыслом. Ибо, как говорил Эйнштейн, бессмысленно делать одно и то же и каждый раз ожидать другой результат.

Без интеллектуальной дискуссии о смыслах революция произойти не может. Время, которое уйдет на длительную революцию, ― это время, которое будет затрачено на осознание интеллектуалами, симпатизирующими Майдану, необходимости разговора о смыслах. Только такая дискуссия впервые начнет порождать доверие к интеллектуалам в стране преобладающей интеллектофобии. И только такая дискуссия может привести к появлению новых универсальных смыслов.

Мир нуждается в новых смыслах. Если не бояться признавать собственное безумство, смыслы можно создавать самостоятельно.

Консультант корпорации стратегического консалтинга «Гардарика», эксперт в области коммуникации, управления и стратегирования.

Перевод Николая Арестенко

Блог Сергея Дацюка на УП

 

Loading...
Loading...