Слабая, но живучая. Коалицию удержат противоречия

Порошенко

Нынешнее парламентское большинство может прожить долго, так как его участники «скованы одной цепью» - нежеланием перевыборов.

«227 спартанцев» -  коалиция настолько мала, что каждый депутат на вес золота, чем некоторые из них постараются воспользоваться, пишут Алина Коваленко и Андрей Хрусталев в №16 журнала Корреспондент от 22 апреля 2016 года.

И в перерыве между заседаниями Рады отдельные народные избранники, особенно из числа оппозиционеров, открыто делают предположения по поводу того, кто сколько просил и кто сколько получил. Проверить достоверность прайса невозможно, да и неважно это, наверное. Важнее, что коалиция кажется хрупкой и дорогой игрушкой, и даже её идеологи это признают.  «Да, я осознаю, что коалиция маловата. 240 депутатов, в том числе 227 членов фракций коалиции, это мало для спокойной и стабильной работы парламента», - признаётся лидер фракции БПП Юрий Луценко. Но так ли коалиция слаба, как кажется?

Олигархи и договорняки

У Блока Петра Порошенко и у Народного фронта – политической силы экс-премьера – цель общая: не допустить роспуска парламента и досрочных выборов. А вот причины, по которым они не хотели бы всего этого, разнятся. БПП не хочет перевыборов, потому что лично для Президента они могут стать потерей лица в отношениях с западными партнерами. Порошенко пообещал им стабильную работу правительства и парламента. Есть, по слухам, и обратная реакция – Запад посулил содействие, если сохранится стабильность. Появилась информация и о возобновлении кредитной программы МВФ. Об этом успел сообщить Степан Кубив, новоназначенный первый вице-премьер.

У Народного фронта – причины держаться за коалицию иные. Альтернатива – перевыборы – будет означать, что НФ со своим рейтингом примерно в 1% в новую Раду не попадает. Это крах политической карьеры для большинства членов политической силы, а ведь в ней так много ярких звезд.

Есть ещё и финансовый аспект сотрудничества. Он заключается в том, что во времена, когда Кабмином управляли, в основном, члены НФ во главе с Арсением Яценюком, олигархи пользовались определёнными бонусами. Хрестоматийный пример – Игорь Коломойский, который управлял госпредприятиями топливного сектора с помощью «своих» директоров.

Надо полагать, с новым премьером олигархи сумели договориться – подтверждением тому стала информация о встречах Коломойского с Порошенко и Яценюком, состоявшимся 29 февраля и 1 марта на ул. Банковой (Администрация Президента факт этих встреч подтвердила официально). Позже депутатские группы, близкие к крупному украинскому финансово-промышленному капиталу, Воля народа и Возрождение, примкнули к коалиции, поддержали голосование по составу правительства.

Это чистого вида "договорняк", когда олигархи решали, как действовать дальше, а Президент сидел с ними за "круглым столом" и искали формат, которым они будут все довольны
Сергей Лещенко, народный депутат от БПП

«Это чистого вида "договорняк", когда олигархи решали, как действовать дальше, а Президент сидел с ними за "круглым столом" и искали формат, которым они будут все довольны, - негодовал по поводу переговоров с финансово-промышленными группами Сергей Лещенко, народный депутат от БПП. - Был "договорняк" в формате Коломойский-Президент-Яценюк, "договорняк" в формате Ахметов-Президент-Яценюк с участием Кононенко.

И очень интересные процессы происходят в последнее время: Коломойский получает реструктуризацию своих обязательств по Приватбанку; возможно, будет найден какой-то компромисс, который его устроит по обязательствам по Укрнафте…

Готовится схема по выкупу Ахметовым государственных долей в предприятиях, где у него контрольный пакет. То есть, я думаю, что мы будем видеть в энергетической сфере большой театр, где будут совместно действовать Кононенко и Ахметов».

Впрочем, как бы ни критиковали недоброжелатели такие вот «договорняки», они могут обеспечить коалиции устойчивость, ведь в одной связке и политические интересы, и финансовые.

Четыре оппозиции или пять?

А вот ещё одна примета устойчивости коалиции – в Раде слишком много оппозиций. То есть, обиженные Президентом, как идейные, так и отодвинутые от кормушки, не могут объединиться, выступить единым фронтом в защиту своих интересов. В Раде есть Оппозиционный блок – это оппозиция «номер раз» и фракции Тимошенко, Ляшко, Самопоміч - это оппозиция «номер два». Директор социологической службы Украинский барометр Виктор Небоженко эту вторую оппозицию называет «брошенными сёстрами Порошенко и Гройсмана».

Важно, что союза между двумя оппозициями быть не может – электорат как демократов, так и экс-регионалов такого союза даже в тактическом плане не простит.

«Две оппозиции – это очень оригинально, и я хочу посмотреть, как большинство будет вести себя, лавируя между радикалами, которым нужны выборы, чтобы нарастить своё присутствие в ВР, и оппоблоком, который тоже хочет идти на выборы, причём, по тем же причинам – у него сейчас очень неплохие результаты», - говорит Небоженко.

На самом деле оппозиции даже не две, а больше. Это если рассматривать цели, которые ставят перед собой политические силы, успевшие назвать себя оппозиционными

Но на самом деле оппозиции даже не две, а больше. Это если рассматривать цели, которые ставят перед собой политические силы, успевшие назвать себя оппозиционными. Вот, например, Батьківщина, фракция Юлии Тимошенко в оппозиции. Цель у нее – перевыборы как можно скорее. Ведь рейтинг у Юлии Владимировны и её партии сейчас очень высокий. Не факт, что через год останется таким же.

То есть, Тимошенко – категорическая сторонница перевыборов Рады. Когда начался переговорный процесс о формировании новой коалиции, Тимошенко в нём участие приняла, но не торговалась ни за места в правительстве, ни за портфели министров. Вместо этого она поставила ряд условий, выполнить которые никто не возьмётся, - повышение пенсий, снижений тарифов – и получив отказ, из переговорного процесса спокойно вышла.

У радикалов Олега Ляшко – примерно та же ситуация. Но есть разница. Он бы с радостью поддержал коалицию в обмен на министерские и комитетские посты. Да только не дают.

И, наконец, Самопоміч - они скорее не за парламентские выборы, а за президентские. С правительством воевать не намерены. О чём заявил Олег Березюк, лидер Самопомочі: «На сегодня в парламенте остается коалиция, которая представляет олигархов. Но в то же время в лице Самопомочі сегодня есть новая оппозиция – государственная, украинская, проевропейская, экспертная. Мы как оппозиция с одной стороны будем работать вместе с правительством и поддерживать всё прогрессивное и позитивное, что оно будет делать для страны и для людей, но с другой стороны – мы будем очень внимательно следить за тем, что правительство будет делать плохого и предлагать качественные альтернативны решения проблем. Такая система весов и противовесов единственная способна обеспечить стабильность в Украине и консолидировать общество ради сохранения и развития государства».

Именно Самопоміч её лидер называет оппозицией, других возможных противников коалиции как бы и нет. Эксперты считают, что каждая из партий, не вошедших в коалицию, чувствует поддержку большого количества избирателей, и по этой причине не хочет считаться с остальными. По крайней мере, пока что…

«70% сегодня готовы голосовать за оппозиционные партии, - утверждает Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики. - Партии коалиции контролируют до 30%, даже если учесть, что партия Михаила Саакашвили – это тот же Блок Петра Порошенко. Обласканы вниманием – и не хотят слышать друг друга».

«Оппозиция действительно разная, и интересы у её представителей разные, - возражает глава центра прикладных политических исследований Пента Владимир Фесенко. – Радикалы и регионалы не могут выступать вместе, правда, они могут действовать сообща, тайно договорившись об этом. Но какие действия принесут приемлемый результат?».

Тут, как говорится, возможны варианты. Евгения Мураева, депутат оппоблока, предложила депутатам из разных оппозиций сложить мандаты. Это привело бы к роспуску Рады в соответствии со ст. 82 Конституции – там сказано, что ВР правомочна, если избраны не меньше двух третей нардепов. Именно с помощью этой нормы во время политического кризиса 2006-2007 годов Тимошенко добилась роспуска ВР и отставки правительства во главе с Виктором  Януковичем. Но поддержки её предложение среди оппозиционеров разного рода не получило. То есть, стратегия у них не общая, и для коалиционеров сегодня это лучший подарок.

Вопрос времени

А что же народ? Судя по тому, что голоса избирателей по данным соцопросов в основном на стороне оппозиций (разных), политический кризис, долгие переговоры между властью и олигархами, закончившиеся формированием нынешнего правительства, а также подведение итогов деятельности власти прошлой, не вызвали у него особых симпатий. По мнению экспертов и ближайшие планы Кабмина вряд ли помогут эти симпатии вернуть.

«Гройсман должен сейчас на 30% поднять цены на газ для населения, это вызовет вспышку негодования, - прогнозирует Небоженко. - Потом будут внутрикабминовские конфликты, и они теоретически могут привести к досрочным выборам. Но более вероятно, что премьер просто изгонит из Кабмина какого-нибудь ворующего министра, паршивую овцу. В конце лета возможен первый конфликт в правительстве». То есть, и здесь «хлипкое единство» вряд ли затрещит по швам. Запас прочности у Гройсмана и коалиции большой, хотя время, конечно, играет ему не на руку.

Политолог Фесенко также напоминает про фактор улицы: его нельзя совсем списывать со счетов. Хотя улица может взбунтоваться только по очень резонансному поводу. Фесенко считает, что перевыборы не являются таковым - Майдана в чью-то пользу не будет. Ведь, по данным социологов, более половины граждан страны не верят вообще никому. Против кого-то - возможно, но и за таким протестным Майданом всё равно должен кто-то стоять, и тут мы возвращаемся к первому пункту - люди никому не доверяют.

Вот и получается, что при всей слабости коалиции ей некому противостоять в парламенте, да и за его пределами тоже. К тому же коалиция спаяна совместными интересами, политическими и денежными. Конечно, она может дать трещину, но здесь – как в песне, которую Янукович полюбил во времена Майдана – «не спешите нас хоронить».

Корреспондент

Метки: власть, коалиция
Loading...
Loading...