Серафинский кодекс: в Украине издана одна из самых необычных книг мира

Прочесть эту книгу невозможно. Написана она на несуществующим языке и, как понятно по иллюстрациям, описывает несуществующий мир. Название ее многозначно. Во-первых, в нем присутствует фамилия автора, итальянского художника, дизайнера и архитектора Луиджи Серафини. Во-вторых, «серафини» по-итальянски означает «серафимский». В-третьих, слово  Seraphinianus имеет английскую расшифровку: Strange and Extraordinary Representations of Animals and Plants and Hellish Incarnations of Normal Items from the Annals of Naturalist/Unnaturalist Luigi Serafini» («Странные и необычные представления животных, растений и адских воплощений нормальных вещей из глубин сознания натуралиста/антинатуралиста Луиджи Серафини»).

Codex

Codex Seraphinianus состоит из 11 глав. Каждая посвящена какому-либо аспекту придуманного мира – его причудливым флоре и фауне, напоминающим образы с картин Босха, странной анатомии его обитателей, их образу жизни, культуре, науке, обрядам, играм. Страницы книги заполнены сюрреалистическими предметами и существами: человеко-птицами, двигающимися деревьями, гибридом банана с виноградом, помесью оленя с верблюдом. «Кодекс» – убедительный аргумент в пользу того, что окончательная победа электронного формата над бумажным невозможна: имеющаяся в сети электронная версия книги дает лишь приблизительное представление о ее подлинном обаянии.

Серафини работал над «Кодексом» с 1976 по 1978 год. В послесловии к украинскому изданию автор рассказывает, что главным другом и вдохновителем для него в то время была взятая с улицы белая кошка. Много лет спустя, после прочтения «Руслана и Людмилы», Серафини пришел к выводу, что между пушкинским ученым котом и той белой кошкой есть прямая связь. Что это именно она намурлыкала ему все те песни и сказки, которые получили визуальное воплощение на страницах «Кодекса». И что подлинным автором книги следует считать именно ее.

Первое издание Codex Seraphinianus увидело свет в 1981-м. С тех пор его выпускали только в шести странах – Италии, США. Германии, Нидерландах, Франции, Испании. Теперь, благодаря киевскому издательству «Лаурус», к этому списку добавилась Украина. Еще одна любопытная деталь: в столице есть заведение, все стены которого оформлены репродукциями из «Кодекса» – речь о фестиваль-ресторации «Диван» на Бессарабской площади. Гигантографии в «Диване» и выход киевского издания «Кодекса» вызвали у Серафини особый интерес к Украине, которым художник поделился в коротком интервью для Forbes.

– Насколько важна для вас украинская публикация?

– Киевское издание – первое, где появляются нелатинские буквы, и для такого обожателя алфавитов, как я, это огромное удовольствие. Тем более что Кирилл с Мефодием изобрели свой алфавит, как сказали бы сегодня, на коленке. Сели и изобрели – сделали то же самое, что в свое время и я, многогрешный.

– Говорят, вы хотели бы посетить Украину, правда ли это?

– Мне было бы очень по душе побывать в Киеве. Хорошо бы въехать в него через ворота по эскизу Гартмана, которые так прекрасно положил на музыку Мусоргский. (Речь о Богатырских воротах с одного из рисунков архитектора Виктора Гартмана, вдохновившего Модеста Мусоргского на создание цикла «Картинки с выставки». В реальности Богатырские ворота построены не были, но выдумщика Серафини это нисколько не смущает. – Прим. авт.)

Серафини
Луиджи Серафини

DR

– Были ли трудности с публикацией такого странного издания?

– Было не то чтобы сложно, скорее невозможно. Издатели все как один недоумевали, с чего это я вместо того чтобы обратиться в художественные галереи, музеи и т. д. хочу воспользоваться их возможностями для публикации абсолютно нечитаемой книги. Так тянулось, пока я не встретил такого эксцентричного и гениального издателя, как Франко-Мария Риччи, который по жизни еще более сбрендивший, чем я. (Риччи – один из самых именитых представителей книжного дела в Италии, издатель «Библиотеки Борхеса», книг класса экстра-люкс. – Прим. авт.)

– Выделяете ли вы Codex Seraphinianus среди прочих своих работ? Все-таки именно он сделал вас знаменитым, не так ли?

– «Кодекс» был чем-то вроде радикального манифеста моей оптики мира. И не только мира, но и того, что такое искусство, как оно устроено. Все, что я делал впоследствии, стало эволюцией этого мира при помощи различных других способов и техник, направленных на то, чтобы этот мир конкретизировать и приумножать. По сути, я начал с достигнутой цели, а потом отползал назад, исследуя свои же следы, как это делают раки и креветки.

– Содержит ли эта таинственная книга какую-нибудь тайну, которая до сих пор никому, кроме вас, не известна?

– В книге есть тайна, которая не открывается не только другим, но и мне самому. Тут речь скорее не о тайне, а о таинстве. Такое часто случается с художниками, уверенными в том, что они смогли уловить Дух Времени, и в результате убеждающимися, что были лишь подспорьем и инструментом этого Духа.

forbes.ua

Метки: Codex Seraphinianus, иллюстрация, книга
Loading...
Loading...