Самые дорогие картины 2015 года: Женщина весом в 127 килограммов и каракули на школьной доске

АРТ

«КП» изучила список из 9 картин и одной скульптуры, которые уходили с молотка за немыслимые деньги. И объясняет: почему столько платили за страшных теток и живопись, которую живописью при всем желании назвать нельзя

Перед вами своего рода тест, загадка, ребус. Внимательно посмотрите на картину. Рядом с ней — цена, за которую она в 2015-м году улетела с аукциона. Подумайте: что здесь изображено? Как это может называться? Повесили бы вы эту картину в своем доме (или поставили бы скульптуру, как в случае с №3)? Почему вообще за это можно платить столько денег?

179,4 миллиона долларов

Алжирские женщины

Пабло Пикассо. «Алжирские женщины. Версия О» (1955 год)

Это одна из 15 картин Пабло Пикассо, входящих в цикл "Алжирские женщины". Она была создана в 1955 году, вскоре после смерти Анри Матисса — и под впечатлением от нее. Однако непосредственным источником для Пикассо послужила известная картина Эжена Делакруа "Алжирские женщины в своих покоях" (1834); ее-то он и переосмыслил в своей (и немного матиссовской) манере.

В 1997-м году картина была продана за жалкие 31,9 миллиона коллекционеру из Саудовской Аравии. В мае 2015-го снова выставлена на торги, и снова уплыла на Ближний Восток — на этот раз в Катар, ее купил бывший премьер-министр страны Хамад бен Джасим бен Джабер Аль Тани. Купил за рекордные деньги: это самая дорогая из картин, проданных на аукционах за всю историю. Дороже нее — лишь четыре картины, проданные не с молотка, а в частном порядке (см. ниже).

Сотрудники аукциона Christie's утверждали, что это "самый ценный Пикассо, который сейчас может быть выставлен на продажу", явно подогревая интерес к картине. А вот арт-критик газеты The Guardian Джонатан Джонс был очень удивлен. Он писал: "В серии Пикассо "Алжирские женщины" отсутствует пламя гения, которое позволяло ему быть неистощимым с 1900-х годов до 1940-х. Это — кода, это — сноска к его карьере и его достижениям. Тогда почему его продали за такую убийственную сумму?" Он предположил, что на арт-рынке теперь будет происходить то же, что в мире моды и поп-музыки: художников будут покупать только за то, что они в тренде.

С другой стороны, чему удивляться: Пикассо давно уж в тренде, он самый продаваемый художник в мире и не в первый раз ставит рекорд. В 2004-м, к примеру, "Мальчик с трубкой" был продан за 104 миллиона, на тот момент это был рекорд (с учетом инфляции, сегодня сумма составила бы 130 миллионов). Сама тенденция покупать полотна за имя художника (читай — за брэнд и за раскрученность), а не за художественную ценность, тоже берет начало отнюдь не в мае 2015 года.

170,4 миллиона долларов

Лежащая обнаженная

Амедео Модильяни, «Лежащая обнаженная» (1917 год)

Легко узнать манеру Амедео Модильяни, тем более, это одна из самых известных его картин. Она входит в цикл "ню", написанных по заказу польского мецената и арт-дилера Леопольда Зборовского. Ее показали на первой и последней прижизненной выставке Модильяни, которая была со скандалом закрыта из-за "непристойности" через несколько часов после открытия. Вообще при жизни Модильяни не сильно ценили — только после смерти (а он умер в 35 лет) художник стал знаменит.

Картина продана 9 ноября на аукционе Christie's за рекордную для Модильяни сумму. Купил ее китаец Лю Ицянь, в прошлом таксист, а ныне миллиардер, сколотивший состояние на акциях. Она будет выставлена в его личном музее (который теперь стал публичным) в историческом центре Шанхая наряду с 600-летним тибетским гобеленом (куплен за 45 миллионов), 500-летней чашкой династии Минь (36 миллионов) и вазой примерно 1000-летнего возраста (14,7 миллиона).

141,2 миллиона долларов

Человек указующий

Альберто Джакометти, «Человек указующий» (1947 год)

Как и другие тоненькие люди знаменитого швейцарского скульптора Альберто Джакометти (а у него их много), этот словно обглодан окружающим его враждебным миром. Он стоит в пустоте. И тем не менее, он прочно стоит на ногах (у джакометтиевских людей очень большие ступни), и способен к действию.

Жан-Поль Сартр сказал об этих человечках: "Они всегда между Бытием и Ничто. С первого взгляда кажется, что мы смотрим на бесплотных мучеников Бухенвальда. Но через секунду возникает совсем иная мысль: эти тонкие, хрупкие фигуры поднимаются к раю. Мы смотрим на них как на тех, кто возносится". Маэстро экзистенциализма Сартр вообще обожал Джакометти — которого очень занимала тема немыслимой человеческой уязвимости и смерти, способной прийти в любой момент (мысли об этом большинство людей старается выталкивать).

Джакометти вообще один из самых дорогих скульпторов в мире. Предыдущий рекорд принадлежал ему же — "Человека шагающего" продали за 104 миллиона. (Имя Джакометти вообще теперь прочно связано с деньгами — его портрет помещен на банкноту в 100 швейцарских франков).

95,3 миллиона долларов

Медсестра

Рой Лихтенштейн, «Медсестра» (начало 60-х)

Это "ослепительный шедевр — торжество отважной новой образности, которая изменила направление в искусстве!" По крайней мере, так "Медсестра" Роя Лихтенштейна аттестуется на сайте аукциона Christie's, где в ноябре 2015-го была загнана за рекордную для покойного художника сумму. (Купил ее тот же Лю Ицянь, о котором выше шла речь в связи с Модильяни).

Это действительно страничка из комикса, только не фантастического, а мелодраматического. В этом эпизоде медсестра подслушала разговор врача (в которого она влюблена) со своей соперницей; та обвиняет медсестру во лжи. Видимо, справедливо. Лихтенштейн убрал доктора, соперницу, сюжет, диалог — словом, все, кроме головы медсестры — перерисовал, увеличив во много раз (до размера 120х120 сантиметров), раскрасил по-своему (часть поверхностей и предметов выполнена в чистых красках, часть — в растре, подчеркивающем журнальное происхождение героини).

Лихтенштейн был пионером поп-арта, наряду с Энди Уорхолом. Как и Уорхол, он брал фрагменты повседневной, зачастую "мусорной" реальности и превращал их в объекты искусства (по мнению аукциона Christie's — высокого). Цап девушку — и на стену в галерею; и вот она уже не персонаж дешевого комикса, а Героиня, со взглядом испуганной (и несколько глуповатой) роковой женщины. Ну что ж, какая эпоха — такие и героини. Популярные. Народные.

Как и Уорхола, Лихтенштейна часто обвиняли в шарлатанстве. Одно несомненно — стиль его очень повлиял на эволюцию дизайна.

81,9 миллиона долларов

No. 10

Марк Ротко, «No. 10» (1958 год)

Кто бы что ни говорил, в историю искусства ХХ века Россия вошла полотнами Кандинского и Малевича — и именно этих художников предъявила миру на открытии Олимпиады как главное свое достояние в области изобразительного искусства. Могла бы похвастаться и третьим гениальным абстракционистом, Марком Ротковичем — но он уехал из Российской империи еще до революции, мальчиком, вместе с семьей.

В Америке он вырос, взял имя Марк Ротко и начал писать картины. В конце концов пришел к прославившим его "мультиформам", которые многих и поныне повергают в замешательство. Это огромные полотна, на которых — только цвета. Названия соответствующие: "Оранжевое и красное на красном", "Зеленое и синее на синем", "Темно-зеленое и красное", "Оранжевое и желтовато-коричневое".

И да, как ни странно, одни эти цвета могут вызывать эмоции, выражая то энергию, то отчаяние, то экстаз. Рассматривать "мультиформы" — занятие, близкое к медитации; некоторые перед ними плачут.

Ротко — художник, чьи картины нужно видеть в оригинале, репродукции не передают почти ничего. Ротко сам тщательно продумывал экспозицию, рекомендовал зрителям стоять на расстоянии ровно 18 дюймов от холста, а в конце жизни создал "Капеллу Ротко" — помещение, в котором картины расположены в идеальном соответствии с его пожеланиями.

Все полотна, на которых стоит имя Ротко, пользуются сейчас бешеным успехом. "No. 10" ушел с аукциона Christie's почти за 82 миллиона — и это меньше, чем стоило "Оранжевое, красное и желтое", проданное в 2012-м за $86,8 млн.

70,5 миллиона долларов

Сай Туомбли

Сай Туомбли, «Без названия» (1968 год)

Американец Эдвин Паркер "Сай" Туомбли (1928-2011), безусловно, является одним из самых известных художников конца ХХ — начала ХХI веков. Его работы (в частности, эту) любят помещать в викторины типа "сумеете ли вы отличить детскую мазню от современного искусства"? И приходится признать, что с любым другим автором из этого списка не промахнешься. А вот с Твомбли — не только с этой картиной, но и со множеством других — легко. Но критики в одних произведениях Туомбли (например, в этой) усматривают "неподдельный лиризм", в других — "интеллектуальную утонченность", ну и так далее.

У него при жизни было множество выставок. В 2010-м старичку Саю дали задание расписать потолок одного из залов Лувра. Он расписал — синий фон, желтые, белые, серо-голубые кружки. (Критики, цокая языками, отмечали, что синий — нехарактерный для мастера цвет). Министр иностранных дел Франции Фредерик Миттеран, вручая Туомбли на открытии переоформленного зала орден Почетного легиона, сказал, что потолок напоминает ему о море и солнце.

"Без названия (Нью-Йорк)" принадлежит к серии работ, выполненных обычным школьным мелом на черной доске в промежутке между 1967 и 1971 годами. В процессе работы Сай Туомбли сидел на плечах друга, двигавшегося перед доской, и наносил на нее линии.

67,4 миллиона долларов

Певица кабар

Пабло Пикассо, «Певица кабаре» (1901 год)

Произведение "голубого периода" Пикассо: на момент создания он, девятнадцатилетний, жил в Париже в нищете, вдали от родины, и пребывал в печали (в частности, из-за самоубийства его близкого друга, художника Карлоса Катахемаса, с которым он и уехал из Испании во Францию).

Картины Пикассо "голубого периода", находящиеся в частных руках (т.е. те, которые можно выставить на продажу) и так наперечет, а у "Певицы кабаре" обнаружился дополнительный плюс: на обороте художник нарисовал карикатурный портрет своего приятеля, каталонского художника Пере Маньяха, совершенно голого (если не считать тюрбана) и при этом писающего. Надпись внизу гласит: "Подарок Маньяху на день его святого". Вероятно, Пикассо собирался подарить картину Маньяху на день св. Петра (29 июня), но холсты были дороги, поэтому он сберег холст и на обороте нарисовал печальную голую женщину. Вероятно, одну из тех, с кем активно кутил в то время.

Изображение Маньяха на обороте обнаружили только в 2000-м. Раньше его могли рассматривать только американский миллиардер Билл Кох (полотно принадлежало ему) и его гости. Лишь теперь изнанка шедевра была предъявлена публике. Колоссального ажиотажа "Певица кабаре", вопреки надеждам, не вызвала — ушла всего на семь миллионов дороже предполагаемой цены.

67,3 миллиона долларов

Бюст женщины

Пабло Пикассо, «Бюст женщины, или Женщина в сеточке для волос» (1938 год)

Еще один Пикассо. От "Певицы кабаре" его отделяют десятилетия: "Бюст женщины" написан в начале отношений художника с коллегой, француженкой Дорой Маар, которую он рисовал много раз (случалось, выглядела она у него и пострашнее). Поскольку картина была продана на том же аукционе, на котором побили все рекорды "Алжирские женщины" (№ 1 в нашем списке), на успех "Бюста женщины" особого внимания не обратили.

56,1 миллиона долларов

Спящая соцработница

Люсьен Фрейд, «Спящая соцработница» (1994 год)

Внук Зигмунда Фрейда, отец 14 детей, обладатель огромного состояния, признанный классик британской живописи ХХ века Люсьен Фрейд умер в 2011 году, в возрасте 88 лет. Он автор десятков картин; писал главным образом лица и тела людей, и смертная человеческая плоть под густыми мазками его кисти выглядела порой устрашающе. Скулы, морщины, мешки под глазами, жировые складки. Взгляды — напряженные, страдающие, тревожные, печальные. Понятное человеческое желание казаться приятным во всех отношениях он полностью игнорировал, но никто из натурщиков от него обиженным вроде бы не ушел. В 2001 ему долго позировала королева Елизавета II; результат вызвал в Британии бурю эмоций, потому что Фрейд нарисовал мощную, страшную, мордатую старуху в короне.

Сью Тилли — 127-килограммовая сотрудница центра занятости, позировавшая ему в 1994 году для серии из четырех картин "Спящая соцработница" — это, если угодно, такая новая рубенсовская дама, написанная со всей возможной безжалостностью; она — плоть, словно полностью лишенная мышц. Одна из четырех "Соцработниц" (самая известная) произвела фурор в 2008 году, когда на аукционе Christie's за нее заплатили 33,6 миллиона долларов. Никогда еще в такую сумму не оценивалось полотно ныне здравствующего художника. Вскоре выяснилось, что загадочным покупателем был Роман Абрамович; он же через сутки после приобретения "Соцработницы" приобрел на Sotheby's "Триптих" Фрэнсиса Бэкона за 86,3 миллиона. Такой вот был у Романа Аркадьевича шопинг. Покупал он полотна явно не для услаждения собственных очей — видимо, для подруги Даши Жуковой, большой ценительницы современного искусства (она как раз открывала в Москве центр искусств "Гараж").

Это другая картина из той же серии, она поставленный Абрамовичем ценовой рекорд побила. Вероятно, старик Фрейд готовит аукционистам еще немало сюрпризов.

66,3 миллиона долларов

Аллея Алискамп

Винсент Ван Гог, «Аллея Алискамп» (1988 год)

Ван Гог в принципе один из самых известных художников в мире, и это отнюдь не самая дорогая его работа. Самая дорогая — "Портрет доктора Гаше", проданная в 1990 году японскому бизнесмену Рюои Саито. (Он за нее уплатил 82,5 млн. долларов — в сегодняшних деньгах, с учетом инфляции, это почти 150 миллионов). Господин Саито вызвал колоссальный скандал, заявив, что хочет, чтобы после его смерти "Портрет" был кремирован вместе с ним. Потом оказалось, что он просто таким образом хотел подчеркнуть, до какой степени любит картину, а забирать ее на тот свет вроде бы не планировал.

"Аллея Алискамп" была продана на аукционе Sotheby's 5 мая. Написал ее Ван Гог в 1888-м, в Арле, где жил и работал вместе с Полем Гогеном и отрезал себе мочку уха (ну, или это Гоген ее отрезал в пьяном угаре — об этом специалисты спорят до сих пор). Собственно Аликамп — это римский некрополь в окрестностях Арля, и на аллее под тополями виднеется ряд гробниц.

При всем очевидном таланте, Ван Гогу понадобилась поддержка, чтобы стать легендарной фигурой. (Историю мифа подробно разбирает Григорий Козлов в прекрасной книге "Покушение на искусство"). При жизни художника обеспечивал брат Тео, рекламировавший и продававший его картины, а также поддерживавший финансово (вопреки легенде, Ван Гог отнюдь не нищенствовал). А после смерти Ван Гога всячески раскручивал искусствовед и арт-дилер Юлиус Мейер-Грефе, влюбленный в его искусство. Именно он создал миф о страдавшем, неистовом, исступленном художнике-безумце, мученике искусства, которого погубило слепящее солнце Арля (якобы он потерял рассудок после солнечного удара). "Ван Гог был Христом современного искусства" — объявлял Мейер-Грефе. Именно в его версии Ван Гог лишился не только мочки, а уха целиком...

ХХ век охотно подхватил миф, и через какое-то время все, связанное с Ван Гогом, расходилось на ура. Одна из версий его "Подсолнухов" в конце 80-х ушла за 40 миллионов долларов, тоже к японцам — и это был ключевой момент в истории аукционов: впервые картина относительно современного автора оказалась дороже, чем полотна старых мастеров.

...И НЕБОЛЬШОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Многие читатели, посмотрев на эти картины и увидев сумму, с ужасом воскликнут: "За что?" Люди с ума посходили — платить такие деньги за какую-то мазню? Ну ладно за Рембрандта, за Делакруа, за Клода Моне — но вот за Туомбли?..

И тем не менее цены на живопись в последние 25 лет взметнулись до небес — причем это живопись XX века.

Почему картины покупают за такие деньги?

Кто-то — потому, что он собиратель. Для него важна радость обладания уникальным предметом. Букинисты покупают первое издание "Евгения Онегина" (стоимость которого может дойти чуть ли не до миллиона долларов) не для того, чтобы прочесть "Евгения Онегина". И филателисты охотятся за марками не для того, чтобы ими любоваться, а чтобы обладать Подлинной Редкостью. (Картинами, впрочем, все же любуются: вспомним историю про японца Саито, пылавшего страстью к Ван Гогу).

Но гораздо больше тех, для кого это вопрос престижа. В СССР, например, было престижно держать на полке семитомник Пруста, который очень трудно было добыть. При этом отнюдь не все его читали (Пруст, мягко говоря, автор непростой и требовательный). Но смотришь на корешок книги — и... "Рядом с этой сокровищницей мысли, — неторопливо думал Васисуалий, — делаешься чище, как-то духовно растешь". А уж гости с каким уважением поглядывают на обладателя книги, которую в магазине не укупишь...

А дальше — смотря у кого какие средства. Иметь в своей коллекции картину престижного художника — это просто круто. "В гостиной у него висел подлинник художника Икс" — заметит кто-то. "Как, самого Икс?" — схватятся за сердце окружающие. Никто и не поинтересуется, что это, собственно, за картина.

Тут, конечно, важен критик, создающий общественное мнение. Ну, например, Ян Вермеер Делфтский, нидерландский художник XVII века, прочно забытый после смерти, своей сегодняшней славой обязан Теофилю Торе, неутомимо его раскручивавшему во второй половине XIX века. Чтобы доказать величие Вермеера, он даже сближал его с признанным классиком Рембрандтом, утверждая, что два художника вместе учились в Амстердаме (это было неправдой). Торе заодно и продавал картины Вермеера, искренней любви это не мешало. Ну, а потом Вермеером стали восхищаться другие, уже совсем бескорыстно — он ведь и правда великий художник (тот же Пруст, кстати, немало повлиял на его популярность).

В случае со многими художниками ХХ века все вроде бы сошлись во мнениях — Пикассо и Модильяни никто мазней давно уже не считает, со значением Малевича и Кандинского после открытия Олимпиады, скрепя сердце, смирились почти все слои населения ("я этого не понимаю, но если все об этом говорят, то...") Многих художников, таких как Ротко, Пит Мондриан или Джексон Поллок, надо просто понять и/или почувствовать, чтобы полюбить — и для этого стоит ходить по музеям (что для большинства россиян проблематично, ибо лучшие музеи зарубежного искусства ХХ века находятся, по странному совпадению, за рубежом).

Новейшее же искусство (включая упомянутого Сая Туомбли) уходит в какую-то такую зияющую высь, что без специально обученного искусствоведа не разберешься. Но если искусствовед (желательно в паре с арт-дилером) находится, вскоре вокруг превознесенного художника разворачивается ажиотаж, или, по-английски, hype. Коллекционеры толпой начинают бежать в одну сторону, стоит какому-то художнику стать звездой. Цены на него растут, растут, растут — и вот уже приходит арабский шейх, который покупает самое дорогое, не глядя. Если произведение какого-нибудь автора вдруг продали за миллион, все головы развернутся в его сторону, и следующая картина, возможно, уйдет за два миллиона. Ну, а если кто-то потом покажет на приобретенную картину и скажет "мазня"... Ну что с него взять, деревня; вот искусствоведческое заключение, извольте ознакомиться. И, поверьте, искусствоведы переводиться не будут. Это неразрывная связь: одни делают что хотят, другие находят в этом красоту, смысл и порядок, третьи покупают.

Есть третья категория покупателей — те, кто приобретает с целью несколько лет спустя выгодно перепродать. Картины, они ведь страшно растут в цене; в 1989 году никто бы не поверил, что цена на Пикассо перевалит за 150 миллионов. Часто картины покупают дилеры, действующие просто как бизнесмены, и перепродают другим дилерам. Имена покупателей вообще очень часто не разглашаются — аукционные дома ведь не обязаны этого делать.

Будут ли владельцы картин в результате счастливы? Тут ведь много подводных камней. Взять хотя бы недавний скандал с миллиардером Дмитрием Рыболовлевым: он при помощи арт-дилера Ива Бувье скупил множество картин (Эль Греко, Ван Гог, Модильяни, Климта, Ротко, даже Леонардо Да Винчи — предполагается, что именно его кисти принадлежит "Спаситель мира", атрибутированный всего несколько лет назад и приобретенный Рыболовлевым за 127,5 миллионов). А теперь российский богач обвиняет Бувье в том, что тот сильно завышал цену на все картины — и таким образом прикарманил больше миллиарда долларов. Получается, что за свои картины Рыболовлев заплатил чуть ли не вдвое дороже, чем мог!

Но нет сомнений, что за картины Пикассо, Ротко и прочих суперзвезд арт-рынка еще будут переплачивать — причем практически сознательно — другие богачи. Во-вторых, истерия последних лет убедила их, что картины — выгодное вложение капитала. А во-первых, это красиво. И даже если кто-то скривится в ухмылке — всегда можно напомнить, что красота — в глазах смотрящего.

СПРАВКА «КП»

Hype — называлась книжка искусствоведа с очаровательным именем Пирошка Досси; несколько лет назад она вышла на русском под названием "Продано!", и ее стоит прочесть всем, кто правда интересуется, как взвинчиваются цены на полотна, скульптуры и фотографии, художественной ценности откровенно не представляющие.

В списке самых дорогих картин первые места занимают полотна, проданные без помощи аукционистов, частным образом. А именно:

«Когда свадьба?» Поля Гогена (1892 год).

Гоген

Картина Поля Гогена, изображающая двух молодых таитянок, поставила абсолютный рекорд на арт-рынке: в феврале 2015-го ее продали в Катар за 300 миллионов долларов. Ранее картина находилась в экспозиции Художественного музея Базеля. Однако принадлежала она швейцарскому фонду, имевшему право ее продать и этим правом воспользовавшимся.

Игроки в карты» Поля Сезанна (1893).

Игроки в карты

В 2012-м журнал Vnity Fair сообщил, что, по его сведениям, картина, находившаяся в коллекции греческого магната Георга Эмбирикоса, продана королевской семье Катара за сумму в 250 миллионов долларов. На картину были два других претендента, но они предлагали на 30 миллионов меньше.

«Номер 6 (Фиолетовое, зеленое и красное)» Марка Ротко (1951 год).

Ротко

Продано за 186 миллионов долларов российскому миллиардеру и коллекционеру Дмитрию Рыболовлеву.

«Портрет Мартена Солманса» и «Портрет Опьет Коппит» Рембрандта (1634).

Рембрандт

Двойной свадебный портрет находился в коллекции банкира Эрика де Ротшильда и был совместно приобретен Лувром и амстердамским Рейксмузеумом за 160 миллионов евро (180 миллионов долларов).

«Алжирские женщины. Версия О» Пабло Пикассо (1955 год).

Алжирские женщины

О них написано выше.

Метки: живопись, искусство, картины, художники
Loading...
Loading...