Русская фабула: Героям слава!

русский

Территория свободы

Атмосфера революционного Киева, согретого на удивление ласковым декабрьским солнцем, не отпускает. Одежда, рюкзак, даже фотоаппарат пропахли дымом майдановских кострищ. В голове автоматом грохочет «Слава Украине! Героям слава!». Из наушников Орест Лютый настойчиво требует «убить у соби москаля». Его сменяет психоделический фолк от Даха Браха и неформальный гимн Евромайдана «Мила моя, вставай» от Океана Эльзы.

Майдан стал новым символом Украины, из объекта сугубо политического превратившись в «территорию свободы и творчества», приобретя прям-таки туристический лоск. Апогей восточноевропейского ренессанса привлекает народ со всего мира. Прежде всего, конечно, из стран демократического лагеря. Здесь развеваются флаги многих государств, на памятных дощечках можно увидеть записи гостей со всего мира, от Люксембурга до Австралии, от Канады до Польши. Киев становится законодателем политической моды — на этот раз сотрясая основы продуманного рационализма, закулисных разводок и публичного лицемерия — этих обязательных атрибутов современной профессиональной политики. Пронзительный, искренний нерв Евромайдана манит, восхищает, сотрясает, сплачивает.

Иностранцев действительно хватает, однако россиян сравнительно мало, особенно с поправкой на близость границ и «многовековые родственные связи». Заслышав «московский говор» киевляне оборачиваются, прислушиваются, подходят пообщаться. Москвичи в Киеве сегодня редкость.

Познание — в сравнении

Как знать, но возможно наших соотечественников было бы больше, если бы вожди «внесистемной» оппозиции кинули клич о помощи братскому народу или хотя бы заикнулись о значимости украинских событий для российского будущего. Хорошо известно, как могут быть эффективны социальные сети, если речь идет о волонтерской помощи на лесных пожарах или наводнении в Крымске. Но вот помогать организованно и массово «братьям славянам» оппозиционные россияне и их лидеры, увы, по каким-то причинам не захотели. Может потому, что именно украинский вопрос является на сегодня главным раздражителем для Кремля и не стоит лишний раз будить лихо? А может потому, что наших оппозиционеров ревниво задевает происходящее в Киеве? Ведь тамошний масштаб возвышается над Болотной/Сахарова недосягаемой гигантской глыбой.

Уже сейчас, после посещения Евромайдана, понятна разница между российскими протестами образца 2011-2012 годов и киевским восстанием. В неудавшейся российской «белой революции» основным рефреном звучала ненависть к воровской власти, но что там, «за горизонтом», большинство активистов движения (и его вожаки) представляли и формулировали весьма смутно. В украинском варианте, напротив, узнаваем вожделенный образ будущего. Тот самый стержень, который позволяет не развалиться местным баррикадам уже более месяца. Это европейский цивилизационный выбор и основанный на нём нацбилдинг, это отказ от угрюмой азиатской модели, предлагаемой РФ. Если украинский протест носит западнический и одновременно национальный характер, то в российской редакции «стержень» вышел весьма эклектичным, пестрым и оттого жидким и ненадежным.

Именно в Киеве в настоящий момент находится эпицентр противостояния с Кремлем, что выражается в речах ораторов, уличном народном творчестве, в материалах агитационной прессы. Как же вы не смогли разглядеть такой очевидной и важнейшей вещи, г-да Навальный и Прохоров (а вот Саакашвили ее сразу почувствовал)? Тот же Навальный не так давно отправлялся в Астрахань защищать неуравновешенного истеричку-комиссара Шеина, но вот до бушующего Киева не дотянулся даже внятной словесной поддержкой.

Помимо разницы в масштабах и целеполагании украинский и российский протесты отличаются и в творческом подходе. Если основным креативом московских выступлений была частная инициатива — самодельные остроумные плакатики, «вы нас даже не представляете» и всё такое, то символ киевских волнений — опоясанная баррикадами «крепость Майдан», свидетельствующая о монолите митингующих и национальном единстве. Внутри крепость уже приобретает черты status in statu: в ней есть управленческие структуры — КГГА и Дом профсоюзов, по духу напоминающие революционный Смольный 17-го года. Есть кухня, решен вопрос с гигиеной, здесь прекрасно ощущают себя художники, музыканты, поэты. Спонтанно организованы и действуют Открытый университет, кинозал, курсы английского языка, художественная фотовыставка, шахматные турниры. Майдан стал альтернативным пространством, где неожиданно свежо и вольготно почувствовала себя национальная культура. Многие приходят сюда послушать украинские песни, современные группы, малоизвестных и популярных исполнителей.

Руки прочь от «политических»

На Болотной и Сахарова красные терпеть не могли национал-патриотов, либералы презирали и тех и других, а «рассерженные горожане» показательно сторонились всех без исключения политиканов. Доходило даже до драк, работать эти люди вместе не могли в принципе — что проявилось затем в развале всех оппозиционных структур от коалиционных советов до координационных комитетов. На Майдане, напротив, «политические» являются основным связующим звеном между «простым народом» и собственным активом. Именно политические партии организуют «техническую» часть протеста и подпитывают его постоянным составом участников — производят ротацию майданщиков, ставят палатки, сооружают баррикады, вербуют волонтеров, осуществляют охрану, вообще создают и укрепляют революционную атмосферу. Способствует совместной работе отсутствие крупных противоречий между оппозиционными движениями — все три ведущие партии («Удар», «Батькивщина», «Свобода») действуют в рамках примерно общего видения обозримого будущего. Прапоры партий органично соседствуют друг с другом — лидеры стараются не тянуть одеяло на себя, хотя Кличко, безусловно, выделяется естественным образом.

Украинский опыт подсказывает российским оппозиционерам в очередной раз, что для большей эффективности противостояния с властью идеологический микс недопустим — это мина замедленного действия под конечный успех всего предприятия. В политике как в бизнесе — если вы решили производить самолеты, не надо еще пытаться создавать велосипед.

Атомарность и разрозненность московских оппозиционеров, блогеров и хипстеров проявилась и в равнодушном отношении к фигурантам Болотного дела, отчасти и в деле Pussy Riot, чья акция в ХХС показалась некоторым «уважаемым» оппозиционным тяжеловесам «дурацкой» и оскорбительной. Для сравнения: Евромайдан уже добился амнистии для всех активистов протестных акций, начиная с 21 ноября.

Значительной проблемой для продуктивного наращивания политических мускул является известный московский снобизм и общероссийский пофигизм — в том же Киеве костяк палаточного Евромайдана составляют жители других украинских регионов (причем не только из западных областей). Киевляне же активно посещают «территорию свободы» в выходные и в вечернее время.

Контингент майдановцев совершенно разный. Вот строители из Хмельницкого, вот семейная пара из Ивано-Франковска, вот студенты из Львова. На вопрос «почему вы здесь» отвечают, как правило, просто: «Вы бывали в Европе? Ну, тогда сами все понимаете». Здесь не видно нытиков, паникеров, пьяных или бомжей. Все корректны, держатся с достоинством, готовы помочь.

Можно констатировать, что Майдан оживил «философию общего дела», что, впрочем, подпитывается четкими маркерами черного («вор» Янукович + «агрессор» Путин) и белого (нацбилдинг + евроинтеграция). Эти маркеры значительно облегчают взаимопонимание людей и заряжают энергией. Кто знает, может быть и в РФ оппозиция наконец-то научится работать в команде и уважать друг друга. Это настроение хорошо недавно сформулировала вышедшая на свободу Надежда Толоконникова: «Цинизм — штука скучная и отсталая, это не кул. Солидарность — то, что питает человеческое в человеке».

Героям Слава!

Но всех интересует вопрос: что дальше? Сейчас трудно предсказать куда будет рЭволюционировать Майдан. Кто-то из российских наблюдателей предсказывает ему скорое увядание, но по настроению протестующих этого не скажешь. Сделка Путин-Янукович многих наполнила еще большей решимостью и даже раззадорила, хотя чисто физическая усталость у активистов ощущается .

Майдан однозначно успешно переживет Новый год и рождественские каникулы. Не исключено, что альтернативное пространство внутри крепости будет только расширяться. Сценарий «кто кого пересидит» в настоящий момент будет доминировать, однако у власти достаточно ресурсов, чтобы вести затяжную окопную войну. Данное обстоятельство смущает сторонников силового решения конфликта со стороны оппозиции. Неоднократно приходилось услышать мнение, что момент для свержения режима был упущен. Ведь после разгона студентов «Беркутом» на улицы Киева вышло более миллиона человек — однако, оппозиция не стала форсировать события. Основным козырем украинской революции остается «моральный фактор» — трудно поверить, что во времена тотальной продуманности и всепобеждающего бабла возможен вот такой простой человеческий героизм, но пока эта схема работает. Сейчас на Майдане люди стоят за «вашу и нашу Европу». Отдадим им должное и скажем смело: Героям Слава!

Аркадий Чернов, Русская фабула

Loading...
Loading...