Российские лоббисты идут в наступление

Ноябрь в отношениях России с Украиной — время для атаки последней надежды, как в футболе. Так что стоило бы повнимательнее присмотреться, каким же арсеналом в нашей стране располагает Кремль для достижения своих целей.

Лоббизм, согласно одному из классических определений — это институт любой политической системы, представляющий собой процесс по продвижению интересов частных лиц, корпоративных структур (а также представляющих их профессиональных лоббистских фирм и общественных организаций) в органах государственной власти. Но вообще это понятие, конечно, шире. Ведь можно лоббировать не только экономические интересы, но и идеи. И не только на национальном, но и на межгосударственном уровне.

Вряд ли стоит удивляться, что одним из главных лоббистов своих интересов в Украине является Россия, чьи деловые и другие структуры имеют свои интересы фактически в каждой отрасли украинской экономики.

На 1 апреля текущего года официальная сумма российских инвестиций в Украину составляет $3,814 млрд (или 6,8%), а это ставит восточных соседей на четвертое место после Кипра, Германии и Голландии среди всех вкладчиков в отечественную экономику. Однако истинное влияние россиян в украинской системе хозяйствования гораздо весомее.

Скажем сразу, что «Газпром» — это банально. И с лоббированием его интересов в современной Украине — трудно. Да и никакая лоббистская фирма не смогла бы обеспечить интересы этой стержневой для России корпорации лучше, чем сама украинская власть в 2006-м и 2009-м годах. Поэтому в смысле, собственно, лоббизма в нашей стране есть игроки поинтереснее.

Так, в прошлом году значительную роль в электроэнергетике, вытеснив американцев из AES, стала играть российская VS Energy, которая сегодня пытается создать электроэнергетическую альтернативу структурам бизнесмена Рината Ахметова и Андрея Клюева. По итогам приватизации и сделок в 2012 году VS Energy уже сейчас формирует пул своих активов в центральной и западной Украине. Хозяевами VS Energy являются предприниматель Михаил Спектор и экс-вице-спикер Госдумы Александр Бабаков. Ныне уроженец Кишинева, начинавший свой бизнес на заре перестройки в украинском Вознесенске, Бабаков — депутат и спецпредставитель президента РФ по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом. Партнером Бабакова является украинский гражданин Михаил Спектор, в 2004 году называвший себя представителем Виктора Ющенко в Москве. В российских СМИ эту группу называют «Лужниковской группировкой», по названию существовавшего в 90-хвещевого рынка на московском стадионе Лужники. К ней же принадлежал и погибший в 2007 году Максим Курочкин, в 2004-м создававший в Киеве «Русский клуб», а в 2006-м финансировавший партию Натальи Витренко.

Плотно примыкает к этой среде и выпускник Краснознаменного института КГБ СССР, москвич и владелец лондонских газет Александр Лебедев. В сфере его интересов — банковский и гостиничный бизнес, но, в отличие от Бабакова, с лоббизмом у Лебедева, работавшего «дипломатом под прикрытием», в Украине не задалось. Поэтому, как считается, на прошедших парламентских выборах Лебедев предусмотрительно разложил свои яйца во все партийные корзины. Так что не исключено, что какие-то компенсации он все же получит.

Несмотря на то, что в Украине российская горно-металлургическая группа «Евраз» присутствует уже 5 лет, а один из ее экс-директоров Валерий Хорошковский занимал все мыслимые должности в системе украинского правительства, бизнес Романа Абрамовича в нашей стране в последние годы удачным не назовешь. В прошлом году группа распродавала свои активы. Зато три года назад его бывший партнер по «Евразу» Александр Катунин в составе группы инвесторов приобрел украинский ИСД.

Не менее трудным представляется и чумацкий шлях в степи украинского бизнеса хозяина «Базового Элемента» Олега Дерипаски, хотя, казалось бы, сама фамилия должна была бы иметь позитивное влияние на формирование имиджа в Украине. В 2012 году контролируемый Дерипаской Николаевский глиноземный завод приносил акционерам одни огорчения, но в конечном итоге все же добился государственного внимания. Благодаря корректировке цен на электричество для промышленности и авральным бюджетным субвенциям, завод продолжает работать, несмотря на гигантские убытки бизнеса Дерипаски и мировой кризис металлургической отрасли. Возможно, не последнюю роль здесь сыграло плотное сотрудничество с украинскими коллегами. Так, еще в конце 2007-го российский «Базовый Элемент», украинская группа Development Construction Holding Александра Ярославского и австрийский концерн Strabag SE создали многопрофильный строительный холдинг Strabag Ukraine. Специализацией новой структуры должно было стать возведение объектов инфраструктуры в свете подготовки Украины к Евро-2012.

Необходимо уточнить, что у российских инвесторов часто лучше получается отстаивать собственные украинские интересы, нежели у украинских политиков и дельцов. К примеру, трудно отнести к «пророссийским» СМИ в нашей стране те, чьим конечным бенефициаром выступает тот же Алишер Усманов. Так происходит потому, что сама суть бизнеса является транснациональной. Поэтому между лоббизмом интересов российских ФПГ в Украине и украинских в России происходит активное взаимопроникновение.

Так, заметным является присутствие в России украинской группы «Приват». А концерну «Энерго» Виктора Нусенкиса принадлежит многоотраслевое производственное объединение «Кузбасс», и ряд агропромышленных предприятий. Не отстают и Петр Порошенко с Тариэлом Васадзе. Два года назад Roshen завершила модернизацию Липецкой кондитерской фабрики, а с февраля нынешнего года вместе с «Укравто» Тариэла Васадзе возводит крупный автомобильный завод в Нижегородской области стоимостью около $800 млн. В российском Курске кондитерская фабрика принадлежит Борису Колесникову, а его сын учится в Москве.

Подобное взаимопроникновение интересов приносит свои плоды. Россия благополучно проспала переход ЕС к политике полноценного вовлечения Украины в западный мир. Возможно, в Москве впервые стали задумываться над справедливостью содержания когда-то непреложного тезиса, позаимствованного у США: «Интересы наших корпораций и есть интересы нашего государства». Потому что все чаще — и в отношении поведения ряда системных российских фирм в Украине, весьма заинтересованных как раз в евроинтеграции нашей страны, — этот тезис не соответствует действительности.

По идее лоббистские усилия РФ в Украине должны были бы направлять правительственные ведомства и ассоциируемые с ними фонды.
Так, в системе российского внешнего влияния есть структура, ежегодно получающая десятки миллионов бюджетных денег. Это «Россотрудничество». Объектом его работы являются иностранцы и русскоязычные диаспоры. Через них агентству поручено формировать привлекательный имидж РФ в мире и осуществлять культурную экспансию. Но в Украине активисты так называемого «русского мира» об агентстве отзываются нелестно, критикуя его чиновников за пассивность, волокиту и поверхностность. Тем не менее, недавно его руководитель, Константин Косачев, провел в Киеве множество встреч на высоком уровне, и стороны остались полностью удовлетворены друг другом. Южная атмосфера убаюкивает.

Другой игрок на рынке «мягкой силы», фонд «Русский мир», создан в 2007 году указом президента РФ как общественная организация. Учредителями являются МИД и МОН России. Но, судя по анонсам «Русского мира» и его деятельности, его приоритетом является скорее дальнее зарубежье, а вовсе не Украина.

Под патронатом руководителя Российской железной дороги Владимира Якунина работает Фонд апостола Андрея Первозванного — существующая с 1992 года общественная организация со штаб-квартирой в Москве. Согласно официальному сайту, она «осуществляет проекты, направленные на формирование в обществе позитивного отношения к традиционным, скрепляющим остовам России — государству, церкви, армии», «ратует за пробуждение в человеке духовных основ, прочно связанных с историей и культурой народа». Бюджет неизвестен.

Как видим, Россия пытается изменить стилистику лоббирования своих интересов в Украине — научиться «мягкой силе», каковая сегодня почитается главным оружием Запада. Однако, по подсчетам аналитиков, страны «западного конгломерата» расходуют на Украину суммы, в 13 раз превышающие бюджеты российских аналогов. Возможно, эта кампания проиграна еще до своего начала?

Однако Россия продолжает оставаться влиятельной в сфере традиционных алгоритмов лоббизма — это бюрократия, законодатели и церковь. Скажем, практически любые инициативы Москвы по линии образования и культуры приветствуются в украинском правительстве группой Дмитрия Табачника. Дмитрий Владимирович и ранее — пусть и в пылу внутренней украинской политической борьбы — позиционировался, как поборник самого тесного стратегического партнерства с Россией. В августе 2008 года он осудил военные действия Грузии в Южной Осетии, квалифицировав их как агрессию, выступил за признание Украиной суверенитета Абхазии и Южной Осетии. С этой подачи уже экс-депутат Валерий Коновалюк возглавлял комиссию, расследовавшую «нелегальные» поставки Украиной оружия в Грузию. Нынешние руководители СБУ и Минобороны — настолько, насколько это возможно — с пониманием относятся к российским интересам. Хотя Павел Лебедев подходит к российской повестке дня с определенной «хитрецой». В парламенте тоже немало политиков, неровно дышащих на северо-восток. Имена Вадима Колесниченко, Олега Царева и еще недавно бывшего депутатом Игоря Маркова на слуху.

В то же время российский активизм поделен на системные и несистемные организации: на тех, кто имеет доступ к бюджету внешней политики РФ, и тех, кто не имеет. Хотя речь не только о деньгах, но и о геополитических интересах, мировоззрении и даже родстве. Так, волну своеобразной антиевропейской истерии попытался поднять в Украине Виктор Медведчук, находящийся с Владимиром Путиным в родственных связях. Нельзя сказать, чтобы его действия не имели успеха, но добился этим Медведчук, пожалуй, лишь еще большей настороженности со стороны Банковой по отношению к собственной персоне.

А бывает лоббизм и такой. В марте 2010 года Русская православная церковь направила письмо первому вице-премьеру РФ Виктору Зубкову, в котором просила чиновника... пересмотреть схему поставки российского природного газа украинским химическим предприятиям, дав им возможность закупать его напрямую у «Газпрома». В РПЦ просьбу назвали «обычным ходатайством» и пояснили ее тем, что украинские компании оказывают «существенную помощь» церкви.

Дмитрий Вишневецкий, Фраза

Loading...
Loading...