Развод по-каталонски: сможет ли Мадрид остановить референдум и распад Испании

референдум

Уже на следующей неделе границы Испании могут измениться. По крайней мере, в этом убеждают весь мир власти Каталонии – одного из самых богатых регионов Испании. В воскресенье здесь может состояться референдум об отделении Каталонии и о создании нового государства на карте Европы.

Фраза "может состояться" не случайна: Мадрид делает все возможное, чтобы предотвратить это. Правительство считает волеизъявление нелегитимным и обещает его организаторам уголовное преследование за сепаратизм.
За несколько дней до "референдума 1-О" (1 de Octubre), как окрестили его испанские СМИ, напряженность между автономией и центральным правительством в Мадриде возросла до рекордного уровня.
Взаимные угрозы, ввод полицейских спецподразделений, а также то, что местные лидеры идут ва-банк в борьбе за независимость – все это дает основания не исключать даже силовые сценарии, которые способны изменить не только Испанию, но и Европу в целом.

Референдум с рецидивами

11 сентября 2017 года около миллиона человек вышли на улицы Барселоны, чтобы отпраздновать Национальный день Каталонии и выразить поддержку независимости региона. Несколькими днями ранее, 6 сентября, парламент автономии назначил на 1 октября референдум об отделении от испанского королевства.
Осень 2017-го – не первая, когда Каталония волнует весь мир новостями о своей независимости.
Несмотря на то, что каталонцы еще с 1979 году имеют автономию, мощную региональную власть и официальный статус каталонского языка, а с 2006 года – еще и дополнительные финансовые полномочия, местные политики не оставляют намерений изменить статус региона.
В 2009 и 2011 годах у каталонцев уже была возможность отдать голос за создание нового государства. Неофициальные "референдумы" тогда проходили только в отдельных городах, явка на них была крайне низкой, они не имели никакой юридической силы. Но все же их результаты вдохновляли сторонников независимости – отделение поддержало подавляющее большинство пришедших на участки.
Но самым нашумевшим каталонским "референдумом" был опрос 9 ноября 2014 года. Предшествовавшие ему события во многом напоминают нынешние. Тогда парламент Каталонии также проголосовал за референдум о независимости, глава правительства Каталонии Артур Мас назначил его дату... но буквально через несколько часов Конституционный суд Испании приостановил подготовку волеизъявления.
Тогда власти Каталонии решили не идти против решения суда, объявив, что вместо референдума состоится "опрос" без юридических последствий. В бюллетене стояло два вопроса: "Хотите ли вы, чтобы Каталония стала государством?" и "Хотите ли вы, чтобы это государство было независимым?". Утвердительно на оба вопроса ответили 80,8% участвовавших в голосовании.
На фоне успеха Артур Мас снова поднял вопрос об официальном референдуме и получил из Мадрида решительный отказ и иск: за невыполнение решения Конституционного суда его наказали штрафом и двухлетним запретом занимать государственные должности.

Нынешнее каталонское руководство усвоило урок 2014 года и решило идти ва-банк, не подчиняясь никаким решениям из Мадрида.

К слову, действующий глава Женералитата (правительства) автономии Карлес Пучдемон еще в начале года обещал провести именно референдум – с согласия или без согласия центрального правительства. С этим подходом согласились не все. 6 сентября местный парламент голосовал в полупустом зале, его секретарь отказался от официальной публикации документа...

Но процесс это не остановило. Пучдемон с самого начала сознательно шел на конфронтацию...
Конечно же, согласие Мадрида так и не появилось.
Конечно же, был запрет, да еще и жесткий.
Конечно же, Пучдемон ему не подчинился.
И конечно же, для центрального правительства Испании он стал преступником.
Мадрид уже обвинил Пучдемона, а также спикера каталонского парламента Карме Форкадел и трех министров каталонского правительства в неповиновении, злоупотреблении властью и присвоении государственных средств (потраченных на подготовку референдума). Им грозит куда более серьезное наказание, чем предшественникам – теперь речь идет о шести годах за решеткой, а дальнейшие обвинения могут увеличить этот срок.
Поэтому у организаторов референдума нет пути назад.
Они хотят довести дело до конца, иначе рискуют надолго сесть в тюрьму.

О чем мечтают каталонцы?

Нынешний референдум отличается от предыдущих не только тем, что каталонская власть зашла так далеко. Обратим внимание на формулировку вопроса, которая будет стоять в бюллетенях: "Согласны ли вы с тем, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?"
Упоминание о республике – важно. Теперь в Барселоне стремятся не только к политическому отделению от Испании, но и к разрыву с ненавистной монархии – король для каталонских политиков олицетворяет репрессивную метрополию.

Но действительно ли большинство жителей автономии стремятся к разрыву?

Три года назад 80% бюллетеней были за независимость региона, однако эта цифра не должна вводить в заблуждение.
Явка тогда составила от 34 до 40% (это данные СМИ, официальных данных о явке правительство Каталонии не предоставило). Несмотря на кампанию против "референдума", которая имела место в 2014 году, можно предположить, что голосовали в основном "сепаратисты", а "унионисты" (то есть сторонники единой Испании) просто остались дома.
В целом среди каталонских политиков идея независимости значительно популярнее, чем среди населения. Показателен эпизод с руководителями каталонских муниципалитетов. Почти три четверти мэров – 712 из 947 – откликнулись на просьбу регионального правительства помочь в проведении референдума. Но в этих 74% населенных пунктов Каталонии проживает... только 35,5% населения.
Дело в том, что идея независимости наиболее популярна в небольших городах, тогда как в мегаполисах к ней относятся скептически.
В целом же в последние годы, по данным социологов, количество желающих остаться в составе Испании каталонцев почти всегда превышало число тех, кто поддерживает независимость. Однако у сторонников отделения есть весомое преимущество: они активны и заметны.

Сентябрьский митинг

Сентябрьский митинг в поддержку независимости

Лишь один раз появился опрос, где верх взяли сторонники независимости, хотя его сложно назвать беспристрастным. Речь идет о данных Центра исследования общественного мнения регионального правительства Каталонии в июле прошлого года, согласно которым независимость были готовы поддержать 47,7%, а против были 42,4% избирателей. Впрочем, уже через год в исследовании тех же социологов ситуация сменилась на противоположную.
А что же говорят последние опросы?
В середине сентября сторонников независимости стало больше – "да" отделению были готовы сказать 44,1%, "нет" – 38% опрошенных. Увеличению популярности сепаратистов способствовали... действия испанского правительства!

Мадрид задействовал все рычаги для срыва референдума.

Задержание каталонских чиновников, изъятие бюллетеней для голосования и агитационных материалов, стягивание полиции в Каталонию, прекращение финансирования автономии... Это – неполный перечень мер, к которым прибегла столица Испании.
В попытке остановить референдум центральное правительство начало посягать даже на имеющийся суверенитет региона, и как следствие – радикализировало часть тех каталонцев, которые не собирались поддерживать независимость.
Впрочем, результаты "референдума 1-О" уже сейчас очевидны. Никаких сомнений: если голосование состоится, оно покажет уверенное преимущество сторонников независимой Каталонии.
Такова особенность "полупризнанных" референдумов: на них идут только те, кто поддерживает инициаторов голосования; противники же "голосуют ногами" и не посещают участки. Сейчас это может быть особенно заметно. Ведь те, кто придет на участок в Барселоне, Жироне или Таррагоне, рискуют оказаться в "горячей точке".
Об этой опасности – чуть ниже, но сначала стоит разобраться, что планируют делать политики в случае появления на карте Европы "независимой Каталонии".

Барселона – не Европа?

В борьбе каталонцев за свою независимость есть целый ряд недостатков, и они не ограничиваются вопросами законности референдума и его признания правительством Испании. За эмоциональной дискуссией, которая сейчас идет в Барселоне, мало кто обращает внимание на вопрос, который, казалось бы, должен быть главным.

Представим на мгновение, что Мадрид под давлением событий и результатов голосования будет вынужден признать результаты референдума, а Каталония получит желаемую независимость. Что это будет означать для региона?
Сценарии – далеко не радужные.

На следующее утро после такого признания новая страна проснется уже не в ЕС.

"Каталония не станет членом ЕС на следующий день после голосования", – предупредил каталонцев президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Он подчеркнул, что точно такие же нормы будут действовать в случае распада любой другой европейской страны. И этот вопрос – не теоретический, ведь и в ряде других членов ЕС есть центробежные тенденции.
Уставные документы Евросоюза действительно не оставляют места для разночтений: новое государство, даже если оно отделилось от существующего члена ЕС, не получит членство автоматически, а будет вынуждено бороться за него "с нуля". На тех же основаниях, как, допустим, Украина.
И если производственные стандарты, экологические нормы и тому подобные "технические" вещи в Каталонии уже сейчас гармонизированы с законодательством ЕС, то демократические институты еще предстоит строить. Но главное – то, что новое государство не сможет получить членство в Евросоюзе, пока на это не даст согласия Испания. Расширение ЕС одобряется консенсусом – это железное правило.
Мадрид, без сомнения, не будет спешить с "подарком для сепаратистов".
А пока будут продолжаться переговоры с совершенно непредсказуемым результатом, бизнес независимой Каталонии столкнется с серьезными проблемами. Новое государство окажется вне общего рынка ЕС, без соглашений о свободной торговле, а это значит, что любая страна мира сможет обложить пошлиной каталонские товары.
Даже членство Каталонии в зоне евро окажется под вопросом (теоретически можно использовать европейскую валюту без соглашения с ЕС, как делают Косово и Черногория, но и это – непростой путь).

Казалось бы, Испания должна была бы сконцентрироваться на этих аргументах, чтобы убедить каталонцев, но за эмоциями они "потерялись".

Интересно, что 10 лет назад сторонники независимости руководствовались именно экономическими лозунгами о том, что "Каталония кормит Испанию" (да, мы тоже не забываем о Донбассе). Сейчас же экономические аргументы в испанских СМИ практически отсутствуют.
Похоже, что сторонники отделения Каталонии от Испании пока просто не знают, что делать с независимостью, если получат такой подарок судьбы.
Но ситуация зашла слишком далеко, и теперь никто не решится сделать шаг назад.

Силовой сценарий

Сейчас в Барселоне подходит к концу летний пик туристического сезона, хотя на улицах до сих пор полно людей. Большинство туристов понятия не имеет, что они, гуляя по городу, нарушают рекомендации собственных правительств.
МИД многих стран, включая украинский, на днях посоветовали своим гражданам избегать людных мест по всей территории Каталонии. В воскресенье такой совет может оказаться вполне уместным.
Мадрид не верит местным правоохранителям, и у него на то есть все основания. Каталонская полиция, Mossos, имеет высокую степень автономности. По сути, она уже отказалась выполнять приказы из Мадрида относительно референдума: в ответ на указание о блокировании всех избирательных участков в Mossos ответили, что видят своей задачей не блокирование, а "соблюдение порядка".
В ответ за последнюю неделю в Барселону и другие города региона направили тысячи полицейских из других частей Испании. По данным СМИ, сюда направлено три четверти всех испанских спецподразделений полиции.

По сути, уже началось тихое противостояние силовиков королевства и автономии.

Каталонцы делятся друг с другом советами, как легально осложнить работу "чужой" полиции. К примеру, рекомендуют общаться с полицейскими не по-испански, а исключительно по-каталански – по законам автономии, полицейские обязаны знать второй официальный язык, а гости из другой части страны его, конечно же, не знают.
Но, конечно, главную опасность несет не "троллинг" полицейских со стороны прохожих.
Сложно предсказать, во что выльется противостояние вооруженных групп полиции – тех, кто получил указание сорвать голосование, и тех, кто стремится защитить волеизъявление.
Сейчас все стороны уверяют, что хотят мира и не поддерживают применение силы. Это радует, однако мало кто может сказать, что полностью уверен в выполнении обещаний. Остается опасность, что что-то пойдет не так – то ли по указанию от силовиков, то ли из-за "эксцесса исполнителя".
В четверг на сайте комиссара ООН по правам человека даже появилось официальное обращение к Испании по этому поводу. Интересно, что в ООН видят опасность именно в действиях Мадрида.
"Несмотря на то, является ли референдум законным, испанские власти несут ответственность за уважение тех прав, которые важны для демократического общества", – заявили эксперты организации, подчеркнув опасность решения Мадрида о переправке тысяч полицейских в "непокорный" регион.
"Нас беспокоит этот приказ, а также риторика, которая его сопровождает", – говорится в сообщении на сайте комиссара ООН.
Беспокоиться есть из-за чего.
Посмотрите это видео. На нем – отъезд полицейских из Андалусии (южный регион) в Каталонию. Силовиков провожают, как в крестовый поход против язычников...

Впоследствии, чтобы снизить уровень радикализации в обществе, центральная власть даже запретила устраивать публичные проводы полиции в регионах.
Хотя действия Мадрида остаются радикальными – от блокирования средств и закрытия каталонских интернет-сайтов до массовых обысков в поисках избирательных урн, бюллетеней и агитации.

Чего боится Мадрид?

Борьбу Каталонии за независимость от Испании кто-то может сравнить с украинским Донбассом или Крымом, и приметы в пользу этого найти можно...
Но в действительности ситуации очень разные.
Да, вопрос о суверенитете должен был бы решать весь испанский народ, а не только каталонцы – на этом настаивает Мадрид, называя референдум незаконным. Но у каталонцев тоже есть серьезный козырь. Это – признанное уставными документами ООН право наций на самоопределение.
Этим (а еще, конечно же, отсутствием России в игре) испанская история отличается от украинской.

Каталонцы – отдельная нация с собственным языком, культурой и территорией, и это – главный аргумент сторонников независимости.

Но для Мадрида этого аргумента недостаточно. В Испании осознают, что за Каталонией "на выход" может отправиться еще одна автономия – Страна Басков.
Сейчас баски имеют широкую автономию и живут в мире с "большой Испанией", но так было не всегда. Еще несколько десятилетий назад регион на севере Испании ассоциировался прежде всего с террористической группировкой ЭТА, боровшейся за отделение от королевства.
Только в этом году ее боевики объявили о сложении оружия. Но несколько дней назад, на "каталонской волне", упоминания об ЭТА вернулись на страницы СМИ.
"Испанское государство стало тюрьмой народов, что проявляет себя в отрицании национальной идентичности Каталонии. Испанское государство также стало тюрьмой для демократии, поскольку попирает права каталонцев", – говорится в заявлении ЭТА, опубликованном баскской газетой Gara.
Похожие идеи поддерживают рядовые баски, которые в последние дни выходят на протесты в Сан-Себастьяне, Витории, Бильбао и других городах автономии. На этих протестах уже появились флаги с надписями Catalunya + Euskadi = Independencia (Каталония + Страна Басков = Независимость).
Выльются ли эти настроения во что-то большее, чем призывы на митингах? В значительной степени это будет зависеть от развития ситуации в Барселоне, а это сейчас совершенно непредсказуемо.
Испания в настоящее время все больше напоминает сложное взрывное устройство из шпионских фильмов, на котором запущен обратный отсчет. Чтобы остановить его, главный герой, премьер Испании Мариано Рахой, должен перерезать нужный провод – но неизвестно, какой.
Несколько его первых попыток оказались неудачными: таймер только ускорился. Но шансы еще есть.
Хочется верить, что нужные шаги будут найдены, а испанский кризис завершится мирно – напугав Европу, но не разрушив ее.

Иванна Костина, Сергей Сидоренко
Европейская правда

Метки: Испания, референдум о независимости Каталонии
Loading...
Loading...