«Пятый этаж»: что означает для Украины отставка Яценюка

Правительственный кризис Правительственный кризис

Правительственный кризис на Украине, вызванный объявленной в воскресенье отставкой теперь уже бывшего премьер-министра Арсения Яценюка, пока не разрешился. Ожидавшееся во вторник утверждение Верховной радой нового правительства перенесено на среду.

Наиболее вероятным претендентом на пост премьер-министра остается спикер Рады Владимир Гройсман - ближайший соратник президента Порошенко.

Объявляя о своей отставке, Яценюк назвал нынешний кризис искусственно развязанным. "Пятый этаж" пытается понять, что стоит за сменой правительства, как это повлияет на позиции президента Порошенко, сможет ли новый кабинет добиться реальных перемен, и как все это отразится на внешней политике Киева?

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Кан пытается найти ответы на эти вопросы вместе с профессором политологии Киевско-Могилянской академии Алексеем Гаранем и профессором Эдрианом Кэмпбеллом, политологом из Университета Бирмингема.

Загрузить подкаст программы "Пятый этаж" можно здесь.

Александр Кан: Сегодня мы обсуждаем внутриполитическую ситуацию на Украине, связанную с отставкой уже бывшего премьер-министра Арсения Яценюка. Мы еще не знаем достоверно, назначен ли Владимир Гройсман новым премьер-министром. Возможно, решение уже принято?

Алексей Гарань: Заявление Яценюка об отставке еще не проголосовано. Судя по всему, в отставку он уйдет, и будет сформирована коалиция двух самых больших фракций парламента во главе с Гройсманом. Пока идет обсуждение состава правительства. Пока не согласовано несколько постов, в том числе министр экономики. Официального подтверждения пока нет.

А.К.: Отставка Яценюка не была неожиданной, разговоры об этом велись уже несколько месяцев Арсений Яценюк был одним из лидеров Майдана, одним из наиболее ярких украинских политиков и ярых приверженцев строительства новой Украины. Что помешало ему удержаться?

А.Г.: В его деятельности были разные этапы. В период после Майдана до выборов президента он и и.о. президента Турчинов удержали ситуацию под контролем. Российская аннексия Крыма, начало инфильтрации на Донбасс, но они привели страну к выборам президента.

Потом произошли выборы в парламент, по результатам которых было сформировано коалиционное правительство. Дальше нужно было переходить к радикальным реформам, многие из которых были непопулярны, и все это в условиях войны.

В другой ситуации его перспективы, возможно, были бы лучше. Нужно было принимать быстрые решения, он тянул.

Он охарактеризовал свое правительство как правительство камикадзе. Но так оно не случилось. Камикадзе был Бальцерович в Польше, который быстро провел непопулярные реформы, а потом начался подъем. А на Украине произошло падение его рейтингов и в обществе, и в парламенте.

А.К.: Яценюк назвал нынешний кризис искусственно развязанным. Многие комментаторы говорят, что, если бы не западное давление, не было бы и отставки. Чем была вызвана активная критика со стороны Запада?

Эдриан Кэмпбелл: Как только военная ситуация на востоке стала терпимой, внимание переключилось на проблемы коррупции и реформ. Как и везде, результатов этого процесса ждут слишком нетерпеливо. Два года в политике – большое время.

Украину стали воспринимать так, как 10-20 лет назад, в том числе по проблеме коррупции. Здесь сыграл роль и Саакашвили.

А.К.: Мы еще вернемся к фигуре Саакашвили. А сейчас продолжим о недостаточно энергично проводимой политике реформ. Реформатором в нынешнем правительстве многие считают министра финансов Наталью Яресько.

Именно ее прочили на пост главы правительства. Так почему не она? И что собой представляет фигура Гройсмана? Мы слышали высказывание члена Рады, что Гройсман – человек Порошенко. И теперь все главные люди государства будут действовать по указке Порошенко. Насколько это справедливо?

А.Г.: Это Ляшко сказал? Это отпетый популист. Давайте разберемся. Нельзя сказать, что реформы не проводились. Они проводились совместно и президентом, и правительством. И в сфере борьбы с коррупцией тоже меры предпринимались.

Создано антикоррупционное бюро, избран антикоррупционный прокурор. Это проходило на открытых конкурсах, проводимых представителями общественности. Но институции только созданы, нужно время, чтобы они заработали. А народ требует конкретных результатов.

Конкретных результатов нет, отсюда недовольство. Яресько рассматривалась в варианте "технократического правительства". Это не такое частое явление, даже на Западе.

Но по украинской конституции за технократическим правительством должно тоже стоять политическое большинство. А оно под Яресько не сложилось. Гройсман действительно близкий соратник Порошенко, он начинал как мэр Винницы, очень успешный.

Я думаю, угрозы монополизации нет, потому что правительство остается коалиционным, пост спикера перейдет к "Народному фронту" (партия Яценюка), который сохраняет важные позиции в коалиции.

Это министр юстиции, министр внутренних дел и еще ряд министерств. Скорее, есть риски для самого президента. Раньше проблемы можно было сваливать на премьера, а сейчас это будет сделать сложно.

А.К.: Давайте вернемся к проблеме Саакашвили. Одно время казалось, что один из вероятных преемников премьера – Михаил Саакашвили. Это широко известная в мире фигура, он иногда жестко, иногда даже чрезмерно, критиковал правительство за недостаток решительности в реформах. Насколько его премьерство было реалистичным и правильным для Украины?

Э.К.: Это был бы не самый разумный шаг, потому что это усилит стереотип, что иностранцы приехали, чтобы управлять Украиной. А экономические реформы будут иметь жесткие результаты для уровня жизни рядовых граждан.

Конечно, было бы хорошо обвинить в этом иностранцев и заменить их на свое руководство. Но эта кандидатура была бы рискованной, потому что Саакашвили производит впечатление авантюриста.

Украине нужен более прагматичный человек, который мог бы объединить разные точки зрения. А его выпады против правительства были не очень конкретны, он довольно смело обвинил всех в коррупции. Но политически это было бы не самый лучший вариант.

А.К.: Вы говорили об опасности досрочных выборов в Раду. Почему это неправильное решение? Миновала ли эта опасность?

А.Г.: У нас были досрочные парламентские выборы в конце 2014 года. Так часто проводить досрочные выборы нецелесообразно. И что мы получим в их результате?

В условиях сложной экономической ситуации, происходящей эскалации войны на востоке могут получить прирост популистские партии, и новый парламент будет более фрагментирован, и наступит период политической нестабильности. Переформатировать уже существующую в парламенте коалицию, и пусть она работает.

А.К.: Насколько эти изменения повлияют на позицию президента Порошенко? Его репутация заметно пострадала в ходе панамского скандала. Не станет ли и он жертвой давления со стороны Запада?

Э.К.: Наверное, нет. Эта фигура может объединять в стране много разных сил, а появление другой фигуры может развалить коалицию. То, что Порошенко сам олигарх и связан с другими олигархами – не новость.

Запад слишком много в него инвестировал в политическом смысле, чтобы пожертвовать его просто так. Легкого выхода из этого кризиса нет, и лучше иметь человека уже знакомого. Как в России был Черномырдин – человек не без грехов, но все-таки политический тяжеловес.

А.Г.: По панамскому скандалу Порошенко просто не повезло. По этому вопросу он дал исчерпывающее объяснение. Он пообещал продать свой бизнес, что сложно сделать в условиях, когда идет война.

Сильно падает цена, нет серьезных инвесторов. Поэтому он решил его передать, прежде всего, фабрику Рошен, в слепой траст. Управлять этим трастом будет компания Ротшильдов. Чтобы совершить эту сделку, была открыта эта оффшорная компания. Через эту компанию было проведено ноль долларов и ноль трансакций.

А.К.: Позиции Порошенко укрепятся сейчас?

А.Г.: Он хотел и хочет, чтобы Гройсман стал премьер-министром. Есть риски: насколько Гройсману удастся справиться с нынешней ситуацией.

А.К.: Скажется ли смена правительства хоть как-то на изменении позиции Киева в отношении Донбасса и на отношениях с Россией? Яценюк был один из наиболее антироссийски настроенных политиков в правительстве Украины.

А.Г.: Это Россия почему-то назначила Яценюка антироссийским политиком. Я так не думаю. Но, если Россия будет считать, что из украинского руководства ушли ястребы – хорошо, это будет способствовать переговорам.

На самом деле, не думаю, чтобы это оказало серьезное воздействие на ситуацию на востоке. Базовые позиции совершенно разные. Мы хотим хотя бы обеспечить пункт первый минского соглашения – перемирие и отвод тяжелых вооружений, но этого не происходит. Это связано с позицией российского руководства.

А.К.: Россия воздерживается от каких-либо комментариев о ситуации в Киеве, что резко отличается от позиции Москвы еще год назад. Почему?

Э.К.: В России сейчас другие проблемы. Руководство больше занимается внутренними вопросами. Но, возможно, они действительно заняли выжидательную позицию. Из-за результатов референдума в Голландии, где три года назад по поводу гибели ее граждан в сбитом самолете происходили серьезные события, Россия может считать, что позиция Европы немного изменилась, что существует тенденция усиления российской позиции.

А.К.: Европейское направление украинской политики – в какой мере оно может претерпеть изменения со сменой политики? Как Киев реагирует на процессы, которые сегодня происходят в Европе?

А.Г.: России сейчас крайне важно ослабить санкции. Для этого используют разные методы, в том числе отказ от резких высказываний в отношении того, что происходит на Украине. В отношении курса на евроинтеграцию Украины вряд ли произойдут изменения.

Референдум в Голландии – на нем 20% голландцев высказалось против ассоциации с Украиной, но на самом деле референдум был посвящен отношениям Голландии и Брюсселя.

С точки зрения практической политики ситуация не изменится, соглашение об ассоциации будет действовать. Зона свободной торговли вообще не требует утверждения национальными парламентами.

Задачи, которые стоят перед новым правительством в Киеве, - проводить реформы. Борьба с коррупцией, судебная реформа - над этим надо работать.

А.К.: Одно из самых важных для простых граждан направлений евроинтеграции Украины – возможность безвизового въезда в страны ЕС. Насколько это возможно?

Э.К.: Даже после референдума в Европе все-таки решили, что безвизовый режим состоится. Украине не повезло, так как из-за притока беженцев политические взгляды европейцев на приезжих из других стран стали более негативными. Но безвизовый режим – нормальное явление, и, как я понимаю, Европа поддержит эту идею.

А.К.: Верят в это на Украине?

А.Г.: Вот сообщение: 14 апреля Европейская комиссия направит в Европейский совет законодательную инициативу в отношении отмены виз для граждан Украины. Было такое же предложение для Грузии, так что это вполне реалистично.

ВВС

Метки: отставка Яценюка, Правительственный кризис
Loading...
Loading...