Протестанты. Окончание

Читайте начало: Евромайдан. Протестанты

протестанты

Среди людей, которым милицейские пули у стадиона «Динамо» выбили глаз, вполне может оказаться новый Ян Жижка. Гениальный чешский полководец, по одной из версий, потерявший глаз в битве с крестоносцами при Грюнвальде, в юности был изрядным разбойником. Опять-таки, по версии тогдашних властей.

Как это часто случается с невольными пророками, трубач  в ночном январском бою на Грушевского  возвестил и о конце Старого Времени.

Грядущий Апокалипсис — это для одних ожидаемое и предсказанное  срывание всех покровов, обнажение сути. Для других — это  высшая степень ужаса для тех, кому всегда было что скрывать. Появление последних всадников в средневековом сознании было вполне ожидаемым, означавшим в том числе и непосредственную близость ворот Рая для тех, кто не отступил от истинной веры. Насчет истинной веры: идеология Евромайдана — это некая метафизическая Европа,  имеющая такое же отношение к ЕС, как толстовство к Священному Синоду. «Европейские ценности» для нас — это селекционная совокупность гуманистических идеалов, существовавших на континенте между двумя Мировыми войнами. Послевоеные политические мутации сделали их красивым, но плохо усваиваемым продуктом. Как ГМО.

И чуть подробнее о вратах Рая. Не исключено, что к тому времени, когда Украина оформится окончательно во что-то приемлемое для Запада, нынешний ЕС окончательно  развалится. И соберется снова совершенно по другим, более естественным политически-половым признакам. Место Германии займет Франция, как бывало. А направляющая роль  фрау  Меркель перейдет, например,  к мадам Ле Пен. И украинская  метафизическая архаичность  окажется востребованнее прочих иных, на что негромко намекают новообращенные братья наши  восточноевропейцы.

Я уже говорил о том, что  украинский протест, переходящий в бунт и революцию,  имеет все черты реформаторской религиозности. В последние дни эти черты выделились в две основных.

Это  сам Евромайдан с «ветхозаветными» традициями 2004 года. Песни, молитвы, пандугеть,  снова песни. Восставшие против папства протестанты в средневековой Чехии тоже поначалу ходили с мирными молитвенными песнопениями на гору Табор. Но когда ниспослание благодати стало сильно задерживаться, наиболее здравомыслящие превратили ее в военный лагерь.

И это группы «прямого действия»,   которых уже окончательно взбесили  в прошедшее воскресенье даже не идиотские законы, по факту ограничивающие действие Конституции. А жалкое овечье  блеяние лидеров оппо, произнесенные именно тогда, когда людям  уже крайне требовалось рычание львов.  И тогда они превратились в львов сами.

Наблюдаем быстро набирающее обороты, рациональное и одновременно неистовое восстание масс, демонстрирующее передовую техническую смекалку, обучаемость, братство и принципиальность. Квинтэссенцией этого рационального наступательного движения стал Автомайдан, который по быстроте реакции, весомости и эффективности очень напоминает боевые порядки чешских повстанцев-таборитов.

Боевым порядком таборитов был «вагенбург», город-лагерь на колесах. Один  их «минивэн» вмещал десяток-полтора бойцов, куда входили щитоносцы, арбалетчики или лучники, два копейщика. Были и ящики с камнями для бросания в рукопашной. В случае необходимости воз становился либо танком, либо блиндажом, либо тараном, либо частью укрепрайона. Четыре крестовых похода лучших рыцарей Европы потерпели поражение от этой тактики. Из устава таборитов: «Также не хотим терпеть среди себя неверных, непослушных, лгунов, воров, игроков в кости, разбойников, грабителей, пьяниц, сквернословов, прелюбодеев, распутниц и всех явных грешников и грешниц. Всех таких мы хотим гнать от себя и преследовать и расправляться с ними с помощью святой Троицы и по Закону Божьему». Собственно, вот принципы деятельности Автомайдана. Все есть, разве что со святостью и помощью троицы не очень сложилось.

И когда в Киеве Автомайдан погнал по Подолу и окрестностям наемных провокаторов, изменив свой стиль борьбы с грозного бибикания у мавзолеев власти на прямую защиту граждан, это живо напомнило сражение Жижки за Прагу, когда он со своими 4 тысячами разбил 30-тысячное войско крестоносцев. В ближайшие дни и часы мы наверняка увидим поливариантные продолжения этого сюжета.

Но с учетом неизбежного, как «конь блед»,  политического будущего, здесь я бы перешел от осанны к более предметным параллелям.

Когда разбили крестоносцев, к осени 1421 года  в рядах гуситов начались разногласия. Образовались партии, которые придерживались различных идеологических ориентиров.

Основных партий насчитывалось три.

Собственно табориты, которые не хотели вообще признавать ни церковь, ни священство.

Сторонники Жижки. После его смерти от чумы стали называть себя «сиротами». Признавали церковь, но отрицали всякое духовенство и компромиссы с немцами.

Чашники. Боролись за православие, которое было на востоке в Византии и России. И стремились найти компромисс, но такой, чтобы пандугеть тоже. В их состав входило население Праги.

Здесь легко узнать «традиционный» Автомайдан с Булатовым и Поярковым, «радикальный» с Кобой,  ну и «пассажирский» Евромайдан в виде партийцев.

Существовали и более мелкие партии. К примеру, адамиты. Они ходили голыми, как Адам. Грабили путников и вообще не признавали ничего, кроме плотских утех. Их всех перевешали по приказу Яна Жижки, потому что они противопоставили себя и церкви, и общественной морали. Тут тоже параллели можно поискать, кому какие нравятся.

Прежде чем состоялось сражение при Липанах в 1434 году, в котором окончательно решившие помириться с внешнеполитическими силами в обмен на   незначительные привилегии чашники разбили «сирот» и таборитов с помощью той же гуситской тактики, был допущен ряд ошибок.

Во-первых, гуситы  на пике славы самонадеянно полезли туда, где их точно не ждали, то есть в Венгрию, не понимая тамошней ментальности и недооценивая твердость духа противников. Это стало их Сталинградом. Во-вторых, Базельский собор 1431-49 годов, видя победы гуситов, предложил им некоторые послабухи, на что чашники радостно согласились, получив так называемые «Пражские компакты». Пользы чехам было от них, как нам от Харьковских соглашений. Но демагогия в средневековье была точно такая же. И чашники начала защищать теперь уже свои демократические завоевания от непонятливых радикалов. После двухлетних переговоров император Сигизмунд ненадолго, на год, вернул богемскую корону. Он подписал всеобщую амнистию, захваченная в 1419 году церковная недвижимость осталась у чешских баронов.

Гениальный Ян Жижка, потеряв в 1421 году при осаде замка Раби второй глаз и прозванный «Страшным Слепцом», до самой смерти продолжал успешно  руководить войсками, с помощью «внутреннего зрения». Его преемник Прокоп был зрячим, «но господа так ловко и быстро их гнали и избивали, что подошли к их возам одновременно с ними и там убили пресвитера Прокопа и еще многих пресвитеров из их злостной секты, и многих побили на подводах, и, преследуя бежавших, как конных, так и пеших, многих захватили в плен. Там же сожгли у них подводы с броней, пушки и другие оружие». А началось с того, что чешские дворяне потребовала от Прокопа демократии.

Вы не поверите — они рассылали воззвания «несчастному народу, который беспрерывно на войне, лето и зиму живет в палатках, лежит на жесткой земле и должен во всякое время стоять под оружием, раздирается внутренними и внешними войнами и все время должен бороться или ждать борьбы».

А настоящей целью было — договориться с остальной Европой о гарантиях.

Ну и чтобы санкций лично к ним не применяли. А только к «злочинной владе».

Олег Покальчук, Реплика

Loading...
Loading...