Принуждение к единству

Испания

Парламент Каталонии проголосовал за декларацию о независимости региона от Испании.

В Барселоне этому событию предшествовали и бурные многочасовые дебаты, и демарш оппозиционных депутатов, покинувших зал заседания. Однако оставшихся сторонников независимости оказалось достаточно, чтобы принять решение 70 голосами против 10. Глава каталонского правительства (жениралитата) Карлес Пучдемон заявил ликующим сторонникам: решение парламента, состоящего из 135 депутатов, полностью легитимное.

Спустя час в Мадриде Сенат подавляющим большинством принял решение применить положения ст. 155 Конституции Королевства. Эта статья дает право правительству Королевства принудить региональные власти к соблюдению законов Испании, отправить жениралитат в отставку и ввести в Каталонии прямое правление Мадрида.

Такими жесткими мерами правительство Мариано Рахоя пытается решить самый острый внутриполитический кризис со времен падения диктатуры генерала Франсиско Франко в 1975 г. Кризис поставил Испанию перед серьезным вызовом, угрожающим существованию испанскому государству.

Драматические события произошли после нескольких недель жесткого противостояния между Мадридом и Барселоной. В последние дни испанские и каталонские политики сделали все, чтобы максимально обострить ситуацию, сузив поле для маневра.

Центральные власти Испании почти месяц пытались "восстановить законность" и заставить каталонских лидеров вернуться в правовое поле страны после прошедшего 1 октября референдума о независимости. Более 2 млн каталонцев тогда высказались за отделение от Испании. Но они — лишь часть от 7,5 млн населения региона.

После референдума Мадрид усилил давление на Барселону, грозя урезать автономные права региона, если Пучдемон и его сторонники будут саботировать государственные решения. Ограничить автономию позволяет именно ст. 155. Впрочем, она не определяет конкретных мер воздействия на региональные власти.

Несмотря на угрозы со стороны Мадрида, уже 10 октября Карлес Пучдемон поставил свою подпись под декларацией о независимости Каталонии. Однако тут же объявил, что хотя независимость провозглашена, документ не вступит в силу, пока не будет одобрен парламентом региона.

Данная "пауза" понадобилась, чтобы создать условия для переговоров с центральным правительством. Затем Пучдемон начал "бомбардировать" Мадрид письмами и заявлениями с просьбами о начале переговоров, учитывающими результаты регионального референдума и требований части каталонцев получить независимость.

Испанские власти тем временем отвергли возможность диалога на условиях сторонников отделения региона от Королевства и лишь требовали от Пучдемона объяснить: считается ли факт подписания декларации актом объявления независимости и, как следствие, свершившимся правонарушением против государства? Пучдемон фактически проигнорировал ультиматум Мадрида, предписывавшего дать ответ на этот вопрос до 19 октября. Он всячески уклонялся от объяснений своих действий.

Пучдемон вынужден был тянуть время. Главным образом для того, чтобы не допустить раскола в стане сторонников независимости региона, в том числе и среди членов своего собственного правительства. Ведь если ряд политиков Каталонии требовали от него немедленного провозглашения независимости, то другие выступали против такого шага.

Ввиду того, что официальный Мадрид не дал согласия на диалог, а требования испанских властей к Барселоне становились все более жесткими, 26 октября Пучдемон признал, что не возьмет на себя ответственность единолично провозгласить независимость Каталонии. При этом глава каталонского правительства отказался ехать в Мадрид на заседание Сената, чтобы представить доводы относительно действий своего кабинета. Кроме того, он отверг и предложение провести в регионе досрочные выборы на основе испанской Конституции. 27 октября он находился в парламенте Каталонии и голосовал за независимость.

Итак, власти Каталонии решили идти до конца. И хотя деклаация о и - это вскго лишь декларация, но угроза ежинству испанскоо королевства вполне реальна. В этой ситуации парламент Испании проголосовал за введение прямого правления в Каталонии. Это решение вступит в силу после официальной публикации. Сразу же после этого полномочия каталонского правительства будут прекращены. Кроме того, согласно планам Мадрида в течение шести месяцев в Каталонии должны состояться новые выборы. В случае, если каталонские политики будут противиться этим мерам, их ждут аресты и тюремное заключение на длительные сроки.

В специальном обращении к 176 тыс. каталонским чиновникам испанские власти потребовали от них полной лояльности, независимо от того, как в дальнейшем будут развиваться события. Максимум, что могут требовать представители местной власти, — оформления всех присланных из Мадрида распоряжений чиновников в письменном виде.

Однако для того, чтобы испанское правительство взяло ситуацию под контроль, отставки каталонского правительства и роспуска регионального парламента может оказаться недостаточно. Уже несколько сотен муниципалитетов в регионе объявили, что они не будут подчиняться центральным властям в случае, если Мадрид пришлет своих представителей. При этом часть наблюдателей возлагают вину за все происходящее и на центральное правительство, долгое время сквозь пальцы смотревшее на происходящие в Каталонии процессы.

Логичным следствием всех этих просчетов стало и то, что правительство Испании в своем стремлении обуздать каталонский сепаратизм даже сегодня практически не опирается на значительную часть населения Каталонии, выступающей против независимости. Испанские власти сделали ставку на применение силы, для чего привлекали отряды полиции из других частей страны. А это, как показали события 1 октября, вылилось в силовое противостояние граждан с правоохранителями.

Кадры стычек правоохранителей с гражданами были в полной мере использованы сторонниками независимости для мобилизации. Особо радикально настроенные из них готовились к противодействию испанским правоохранителям не только мирными протестами, но и актами неповиновения.

При этом испанские власти не могут сегодня рассчитывать на лояльность со стороны всех 17 тыс. сотрудников каталонской региональной полиции — Мосус д'Аскуадра. Ее также переподчиняют Мадриду. Кроме того, испанское правительство возьмет под свой контроль общественные СМИ региона, в частности радио Каталонии и телеканал TV3. Это может вызвать протесты, поскольку региональные СМИ — один из инструментов обеспечения языковой и культурной автономии каталонцев.

Напомним читателям, что требования каталонцев имеют в целом экономическую основу. Они не удовлетворены тем, что Каталония является регионом-донором для экономически более отсталых провинций Испании. Таким образом, переговорами о перераспределении финансовых потоков между центром и регионами правительство Испании могло бы выбить главный козырь из рук сторонников независимости Каталонии. Однако правительство Мариано Рахоя этого не сделало, используя жесткие средства разрешения кризиса.

В сползании ситуации к открытому конфликту виновны, по сути, обе стороны. Попытки Мадрида тушить пожар радикальными средствами, подчас с использованием силы, не находят понимания даже в некоторых европейских столицах. И это при том, что ряд стран Европы сталкиваются с проблемами регионального сепаратизма и требованиями большей автономии.

В целом же мировое сообщество поддерживает территориальную целостность Королевства и не признает односторонне провозглашение независимости Каталонии. В частности, с подобными заявлениями выступили представители Соединенных Штатов, Германии, Великобритании, Украины и прочих государств. Этой же позиции придерживаются и в Европейском Союзе.

После голосования в каталонском парламенте председатель Европейского совета Дональд Туск заявил, что провозглашение независимости Каталонии "не меняет ничего", и Евросоюз будет иметь отношение только с официальными властями Испании. Туск также призвал стороны воздержаться от силовых действий. Но прислушаются ли в Мадриде и Барселоне к этим словам?

ЗН

Метки: Испания, Каталония, независимость Каталонии
Loading...
Loading...