Правительство и энергетика: генератор случайных действий

энергетика

Каких реформ не хватило энергетическому сектору

Второй год работы «правительства реформаторов» под управлением премьер-министра Арсения Яценюка прошел в Украине без реформ.

По его итогам Forbes представляет серию материалов с целью проанализировать, какие действия украинской власти в той или иной отрасли на самом деле могли бы считаться успешными реформами и дать результат в 2015 году.

Мы постараемся не предлагать решения, которые могут не отвечать той или иной экономической идеологии. Хотя она отсутствует как таковая для украинских политиков. Речь пойдет об элементарных действиях, которые нужно было бы сделать, чтобы хотя бы начать решать проблемы в каждом конкретном секторе экономики.

Энергетический сектор Украины – одна из самых коррумпированных и проблемных отраслей отечественной экономики. При рассмотрении возможных вариантов развития сектора Forbes пытался найти аналоги проходящих сегодня в отраслях украинского энергокомплекса процессов, анализируя, что и как проходило в странах бывшего соцлагеря, когда они двигались в Европу – и не нашел.

За два года пребывания «проевропейской» власти на Печерских холмах не было сделано даже главного – того, что является базисом отношений любого цивилизованного государства и бизнеса: полная инвентаризация отрасли, открытый доступ к информации, тотальный контроль и учет.

Эти простые действия сразу бы ликвидировали, как минимум, 50% коррупции в отрасли. Но этот аспект в стране методично игнорируется, а то, что делается по отношению к энергетике, похоже, диктуется «генератором случайных действий».

Найти все скважины

Сегодня ни один человек в Украине не может сказать точно, сколько газа и нефти добывается в стране. Согласно Конституции Украины, все полезные ископаемые, находящиеся в недрах, принадлежат народу.

Собственностью добывающих компаний они становятся только после того, как с добытых углеводородов заплачены все налоги и рента. Но сегодня не то что счетчиков на всех скважинах и единой централизованной системы учета нет, но даже неизвестно, сколько этих скважин работает в Украине.

В июле 2015 года вице-премьер Валерий Вощевский дал поручение Государственной службе геологии и недр подготовить полную информацию о количестве скважин и их собственниках во всех регионах страны. По странному стечению обстоятельств спустя пару недель Вощевский скоропостижно написал заявление «по собственному желанию». Сведенных данных по скважинам нет по сей день.

В декабре 2015 года аудиторская компания E&Y представила первый отчет по стандартам Инициативы прозрачности добывающих отраслей (EITI – англ.). В ходе подготовки материала в Украине было обнаружено 120 компаний, связанных с нефтегазодобывающим бизнесом. Из них 31 компанию не удалось найти ни по юридическому, ни по физическому адресу. А Государственная фискальная служба в ответ на запрос аудиторов отказалась даже сообщить, учтены ли у них эти компании.

В прошлом году министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин сообщил о своих подозрениях, что «Укрнафта» добывает нефти больше, чем декларирует в своих отчетах». По данным министра, на рынке нефтепродуктов Украины обращается топлива на 20% больше, чем импортируется и производится на единственном работающем НПЗ – «Укртатнафта», принадлежащем группе «Приват»

По утверждению опрошенных Forbes участников рынка, в Украине огромными темпами растет производство бодяжного бензина под видом «биотоплива». Нелегальные мини-НПЗ «плодятся» по всей Украине со скоростью колорадских жуков. Но вместо того чтобы все топливо в стране обложить единым акцизным сбором, Минэнергоугля в бюджете на 2016 год поддержало ставку для «биотоплива» в 50% от ставки акциза на обычные бензины.

Зато министр уже пять месяцев публично просит главу «Укрнафты» Марка Роллинса предоставить посуточные данные добычи нефти на скважинах компании и ее прокачки на Кременчугский НПЗ («Укртатнафта»). А также пытается попасть на сам НПЗ, чтобы замерить диаметр труб, по которым поступает нефть, и по которым отпускается топливо. У министра есть подозрения, что «эти диаметры не соответствуют тем, что заложены в проектной документации». Несложно догадаться, что ни документов, ни допуска на завод министр так и не получил.

Есть простой выход: провести физическую инвентаризацию скважин, с составлением технического паспорта, и обязать поставить счетчики на все скважины и трубы, без исключения. То есть реально на все, без учета степени родства, партийности и личных симпатий к собственникам скважин.

Учет и контроль

Вслед за скважинами надо проводить полную инвентаризацию трубопроводов. С нефтепроводами проще – их немного, поскольку количество потребителей сырой нефти ограничено. Полный порядок и с магистральными газопроводами. Гораздо интереснее обстоят дела с газопроводами малого давления, так называемыми распределительными сетями, которые идут непосредственно к потребителям. 1 октября 2015 года вступил в силу новый закон «О рынке природного газа».

Согласно документу, облгазы теперь обязаны платить за все распределительные сети, которыми пользуются.

Но собирать полноценно плату практически невозможно, так как из 400 000 км распределителей почти 150 000 км являются спорными. Последний раз попытка провести инвентаризацию предпринималась в 2006 году, с тех пор проблема со спорными трубами только усугубилась. К тому же инвентаризация может привести к другим интересным открытиям – например, поставки неучтенного газа неучтенным потребителям.

В Украине произошло значительное сокращение потребления газа, во-первых, в связи с экономическим кризисом, во-вторых, ввиду снижения нормативов потребления для населения. Облгазы отмечают эту тенденцию, и жалуются, что вследствие снижения поставок снизилось поступление денег за транзит, и на полноценные ремонты сетей их не хватает. Однако за два последние года ни один облгаз не был выставлен на продажу из-за убыточности, да и сами газовики не спешат ставить счетчики бытовым потребителям, особенно в многоквартирных домах.

То же касается и теплокоммунэнерго. На входы в котельные они счетчики газа поставили, а вот ставить счетчики тепла в многоквартирные дома никто не спешит, как и на индивидуальные теплопункты. При этом ни одно теплокоммунэнерго не объявило о своем банкротстве, и не было выставлено на продажу. Зато государство увеличивает объемы субсидий населению, которые все так же продолжают поступать не как адресная помощь, а на счета тепловиков и облгазы. В 2016 году на субсидии выделено почти 40 млрд гривен.

На этом фоне все программы по энергоэффективности выглядят просто насмешкой над здравым смыслом. На счетах казначейства все еще находится около 2,5 млрд гривен, полученных Украиной от Японии по так называемому Киотскому протоколу. В феврале 2016 года все не потраченные деньги надо вернуть Японии. Почти за два года «проевропейская власть» не сумела найти вариантов, как ими распорядиться. И вдруг в конце 2015 года был объявлен тендер на 1 млрд гривен на замену ламп накаливания на энергосберегающие в зданиях бюджетных учреждений ряда областей.

Народный депутат Юрий Деревянко уже обнародовал подробности тендера, в котором победила компания ООО «Агротехбуд» – ее директором является человек, перед самым тендером прописавшийся в оккупированном Донецке.
А в декабре премьер Яценюк все же выдал распоряжение на имя замминистра экологии и природных ресурсов Сергея Курыкина провести необходимые мероприятия по возврату Японии неиспользованных денег.

Правильные задачи

Не желает государство наводить порядок и в отношениях потребителей с облэнерго. Коррупция в вопросе присоединения новых потребителей к энергосетям возросла еще больше. Не стоит брать в пример европейские страны – даже в соседней России каждая региональная энергокомпания имеет сайт, где содержится оперативная информация по всем местным подстанциям и перечень занятых и свободных мощностей разного класса. Эту информацию потенциальный потребитель получает бесплатно.

В Украине же облэнерго остаются монополистами и единственными обладателями технической документации по существующим мощностям. Почему бы правительству не начать с того, что обязать облэнерго открыть эти данные? Тогда потенциальный потребитель, глядя на карту, сразу видит: вот, есть подстанции, которые перегружены по всем классам, а значит, строить там мини-завод или крупный цех не получится. А вот, в другом районе есть свободные мощности, и подсоединиться будет проще и дешевле.
В Украине облэнерго остаются монополистами и единственными обладателями технической документации по существующим мощностям. Почему бы правительству не начать с того, что обязать облэнерго открыть эти данные?

Также вся Украина смотрит постановочное шоу компании ДТЭК и Антимонопольного комитета (АМКУ) – «Как доказать, что компания ДТЭК не является монополистом на рынке электроэнергетики». ДТЭК владеет тремя из пяти украинских теплогенерирующих компаний, а в абсолютных мощностях – девятью из четырнадцати энергоблоков, что составляет почти 70% всей теплогенерации.

Однако ДТЭК «правильно» сформулировал АМКУ задачу: рассмотреть свою долю в общей электрогенерации Украины. Это как фруктовая полка в супермаркете: на фоне апельсинов, мандаринов, винограда и хурмы яблоки смотрятся достаточно скромно. Но если приостановить поставки 70% яблок, полка в супермаркете станет пустоватой, а основная масса народа лишится главного источника витаминов.

Однако правительство и отраслевое министерство молча смотрят на такой софистический подход к определению рыночной доли. Впрочем, в чем они могут упрекнуть ДТЭК, учитывая положение дел в других подотраслях? Свет в конце туннеля пока невидим ни народу Украины, ни потенциальным зарубежным инвесторам.
forbes

Метки: Владимир Демчишин, правительство, Приват, реформы, Укрнафта, энергетика
Loading...
Loading...