Почему Украина рискует повторить сербский сценарий

Флаг-Сербии

Просмотр эфиров популярных политических шоу оставил удручающее впечатление.

Прежде всего, обнаруженная неспособность уже второй подряд администрации обеспечить демократизацию избирательного законодательства, не говоря уже обо всем прочем, поставила на грань риска возможность создания в парламенте VIII созыва демократического большинства.

Не исключено, что этот риск не для всех очевиден – кто-то предпочитает умиляться заявлению Бориса Колесникова о том, что ПР (чей список и без того находился в зоне сомнений) не идет на выборы, или прогнозам о том, что так и не запрещенная КПУ «наконец-то проиграет». Да только не прошло и нескольких дней, как тот же Колесников ударил в спину финкой – «рыги» не намерены признавать результатов выборов, хотя при этом предсказуемо выдвигают кандидатов по мажоритарным округам. Прискорбно, что вместо национализации активов и личной собственности преступной группировки (только из системы государственных закупок в период 2011-2013 гг. включительно клан Януковича извлек более $56 млрд – состоянием на август резервы Нацбанка составляли менее $16 млрд), нация вынуждена смотреть на эти физиономии на экране и выслушивать их московские темники.

Но смотреть ведь следует и на иное – как формируются комиссии, из кого состоит ЦИК, какие коалиции создаются на округах и куда переплывают регионалы из рухнувшей партии.

Кроме того, уже не говоря о том, что и заявления ПР (ах, написано за неделю до решения КПУ идти на выборы и заявления «Хюндая»), и прогнозы в отношении КПУ – это еще бабушка надвое сказала, нетрудно заметить, что в то время, как несколько условно демократических партий, вполне равновеликих, конкурируют за 226 округов по списку с барьером в 5% и за одного, более или менее, избирателя (пусть даже этого избирателя сегодня более 60%).

Я бы хотел напомнить, что в условиях закона имени Портнова, преодоление 5% с минимальным spoil of war (а он будет мизерным, учитывая, сколько политических сил топчется на одном электоральном километре), результат в 5% по общенациональному округу конвертируется лишь в 11, 25 мест. Но и с 12 местами фракцию в ВР (а все права, согласно регламенту ВР, принадлежат фракциям) не создашь. Кроме количества пропорциональных мандатов, необходим как минимум один мажоритарный.

Есть и другие «мелочи».

Мажоритарные округа – с некоторой оговоркой в отношении полуразрушенной ПР, приоритетные шансы победить в них находятся в руках… действующих депутатов от этих округов. То есть, у «Батькивщины», «Свободы» и «УДАР» (последний вроде бы идет на выборы с президентской политсилой, но аппетит, как мы видим, приходит во время еды, это показал пример «Народного фронта», который от Тимошенко ушел, а к Порошенко не пришел). Тем временем, одна из группировок «крипторыгов» — сильные украинцы – выдвинули кандидатов в большинстве мажоритарных округов.

Уверен, что мы вскоре узнаем множество фамилий в списках, а особенно в округах под самыми причудливыми брендами. Нет, технологи уже работают, поэтому ошибок вроде «Партия террористов Украины» (ПТУ) или «Объединение героев-ополченцев» (ОПО) не будет. Мало ли хороших и непонятных названий – «Мир и развитие», «Новая стабильность», «Демократия здесь и сегодня»?

Кстати, любопытный момент – как известно, у нас сократили количество мажоритарных кругов, по известным причинам.

Да только ведь есть Конституция, и прочее избирательное законодательство, которое никто не отменял – отсюда и изначально подмоченная легитимность, увы, будущего парламента. Таков результат очередной попытки налить новое вино в старые мехи – на дне остается только твердый элемент.

Когда на Шустер-Live одного из персонажей спросили, какие же реформы произведены за февраль-сентябрь, оказалось, что создана Национальная гвардия, сформированная, собственно, «Самообороной Майдана», если кто забыл. Так что это вообще не смешно. Старые элиты всеми способами стараются наладить сопротивление – и эффективное – любым преобразованием. Другой «демократ» ускользнул от прямого вопроса – что роднит генпрокурора Махницкого с Сергеем Киваловым. А ведь не стоит оправдываться тем, что – не хватило, мол, голосов для реформ. Когда Александр Турчинов не выпускал депутатов из зала, а за дверями стоял народ, предварительно научивший уму-разуму старого оборотня Журавского (этот автор законопроекта о клевете опять ползет по одномандатному округу), законодатели внезапно стали голосовать как по маслу. Даже за люстрацию. И за кастрацию проголосовали бы – под Януковичем лежали, так была жизнь им дорога, так и с гаремной должностью согласились бы.

Печально, хотя и понятно почему – но еще с конца июля верхушка государства пытается сдержать логичный транзит революции на новый этап.

Это происходит то ли из-за классовой ограниченности (стремления переплетенных между собой олигархии и чиновничества сохранить свои привилегии), то ли из-за интеллектуального дефицита (только неумный человек не понимает, что не существует средств против снежной лавины или извержения вулкана), то ли из-за интриг государственных изменников. К примеру, канал «Интер» официально признал, что работает на Януковича и «Газпром». Абсурдно, но «Украинский медиа-холдинг», как оказалось, до сих пор принадлежит Сергею Курченко, а директором назначена путинская подстилка Елена Бондаренко. О нравах – летом этот холдинг «нагрел» автора этих строк на $75. Мелочь – а неприятно. Предыдущим хозяином этого предприятия был глава администрации нынешнего президента Борис Ложкин. Знаете, я уже не буду говорить о том, что Минобороны не удосужилось сделать заказ польским военным заводам, в то время как миллиарды гривен лежат мертвым грузом на казначейских счетах. Это уже диагноз.

А скорее всего катавасия в верхах происходит по всем трем вышеуказанным причинам в разных комбинациях относительно разных вопросов.

Поэтому прогноз можно сделать следующий.

Во-первых, если парламент будет избран, расклад в нем будет удивителен не только для обывателя, но и для тех, кто заварил эту невкусную кашу. Немало мандатов получат партии, которые отстранились от грязноватых компромиссов. Таких партий – три. Из них две имеют неплохую перспективу получить существенные пакеты, а одна – в зоне неопределенности.

Во-вторых, парламент этот, с точки зрения прогресса, будет немногим лучше нынешнего. Потому что балласт в нем сохранится. По иронии судьбы, у реакции теперь стоит та же задача, что у оппозиции образца октября 2012 года: получить возможность блокировать конституционные изменения. И лопоухость демократических группировок вполне способна к этому привести.

В-третьих, Рада VII созыва не просуществует дольше нынешней. На это указывает дробление избирателя, амбициозное соперничество лидеров, отсутствие как реалистической программы преобразований у основных игроков, так и явное отсутствие желания у этих основных игроков заниматься реформами. Если бы это было не так, Яценюк не предлагал бы таких законопроектов, Порошенко не объявлял бы о том, что у него только есть некая программа аж до 2020 года (надеюсь, ее не McKinsey готовила?!), а выборы проходили бы по новому, а не мошенническому закону.

И в-последних – увы, но мы сваливаемся в колею пост-милошевичской Югославии, в которой дюжина партий разорвала наследие революции «на катраны», а сегодня получила при власти главу государства и парламентское большинство из пророссийских коллаборационистов. К счастью, хотя бы нынешний премьер Александр Вучич – сторонник евроатлантического пути Сербии. Тем не менее, Белград потерял почти 15 лет в бесплодных барахтаньях.

Против нас воюет кремлевская орда – и 15 лет у нас нет.

Нет даже 15 месяцев.

Развернуть штурвал истории в сторону от белградского рифа может только организованный народ.

Максим Михайленко

Метки: выборы
Loading...
Loading...