Пенсионный фатум: вся правда о накопительной системе

повышение пенсионного возрастаМВФ убежден, что переход к накопительному уровню пенсионной системы требует реформы системы солидарной, и настаивает на повышении пенсионного возраста.

Министерство социальной политики — против. Там довольны и солидарной системой, и пенсионным возрастом, и ими же предложенным вариантом накопительной системы, который много месяцев пылится в парламенте и уже морально устарел. Министерство, на долю которого приходится треть государственного бюджета, уверенно заявляет о намерениях, но неуверенно отчитывается о результатах. Приоритетная в прошлому году пенсионная реформа перестала быть таковой в 2016-м и вообще может не состояться в ближайшем будущем. А дефицит Пенсионного фонда тем временем перевалил за 100 млрд грн, пишет в своей статье ZN.

В Меморандуме о сотрудничестве с фондом пункты, касающиеся пенсионной реформы, постоянно меняются. Не потому, что мы их выполняем, а потому что противимся их выполнению. Да, взгляд МВФ на реформу солидарной системы тоже достаточно поверхностный, а требования сводятся к тому, чтобы вдвое сократить количество тех, кто может выходить на пенсию досрочно, и повысить пенсионный возраст. При этом повышение пенсионного возраста перенесено на 1 января 2017 г., с этого момента он будет плавно повышаться ежегодно на шесть месяцев, пока не достигнет 62 лет. Аргумент МВФ прост: люди в странах, которые посредством фонда предоставляют Украине финансовую помощь, выходят на пенсию в среднем в 65 лет, и будет справедливо, если украинцы последуют их примеру. Средняя продолжительность жизни после выхода на пенсию при этом не сравнивается. Хотя демографические прогнозы и их влияние на систему госфинансов в расчет берутся. И утешительного в этих расчетах крайне мало — и ниже мы остановимся на этом подробнее.

По мнению отечественных экспертов, выполнение вышеупомянутых условий для введения второго уровня пенсионной системы не является обязательным. Однако и альтернативных условий мы МВФ не предлагаем. "Запуск второго уровня требует только имеющихся компенсаторов в государственном бюджете. Например, деньги от приватизации могут перекрыть недополученные средства, которые пойдут в собственность каждого гражданина на его собственную пенсию, — убеждена эксперт инициативы "Реанимационный пакет реформ" Галина Третьякова. — Повышать пенсионный возраст по моральным соображениям власти могут только тогда, когда будут найдены альтернативы первому уровню.

А именно — накопительные составляющие. Именно они дают возможность гражданам самостоятельно выбирать пенсионный возраст. Вот почему первоочередным является запуск второго уровня. И одновременно наведение порядка в первом. В частности, приведение размера пенсии в полное соответствие с уплаченными в ПФУ взносами, "подтяжка" пенсий из государственного бюджета".

Позиция Минсоцполитики менее конструктивна, там убеждены, что повышение пенсионного возраста даст мизерную экономию, и сначала нужно повысить продолжительность жизни.
Но как ее повысить, что делать с коллапсирующей солидарной системой, пока мы будем это повышение осуществлять, а главное, когда мы запустим накопительный уровень пенсионной системы, — неизвестно. Минсоцполитики не хочет раскачивать и лодку и брать на себя ответственность за непопулярный, но необходимый шаг. Но сделать это все равно придется и гораздо быстрее, чем надеются чиновники. Ждать для этого повышения продолжительности жизни наивно.

Если экономическая ситуация не ухудшится, средняя продолжительность жизни в Украине, согласно Демографическому прогнозу ООН, к 2050 г. увеличится на целых три года (с 70,7 до 73,8). К этому времени количество населения в возрасте от 15 до 59 лет сократится на 10%, а число тех, кому за шестьдесят, вырастет с 22,6 до 31,5% от общей численности украинцев. То есть нагрузка на солидарную систему будет увеличиваться интенсивно, а вот продолжительность жизни — расти очень скромно. Использовать ее в качестве индикатора невозможно, при сохранении статус-кво мы будем тратить на покрытие пенсионных расходов в 2050-м свыше 20% ВВП. И это не означает, что выплаты станут больше, — больше станут расходы, так как количество пенсионеров увеличится, а число трудоспособных, платящих социальные взносы, уменьшится. Соответственно вырастет и налоговая нагрузка на плательщиков, опять загоняя их в "тень". Нынешняя кампания по детенизации — попытка исправить последствия недальновидной и популистской пенсионной политики прошлых лет, когда на годы вперед давались обещания, выполнить которые невозможно.

В последние годы на финансирование пенсий мы тратим 12–14% ВВП, а средняя пенсия едва дотягивает до 1700 грн. К 2050 г. на пенсию начнут уходить те, кому сейчас по 25, количество пенсионеров вырастет на 11%. Они получат хоть какие-то выплаты? А если и получат, то за счет чего мы будем финансировать другие статьи расходов — оборону, медицину, образование? Для того чтобы сохранить даже нынешний, удручающий, баланс, пенсионный возраст все-таки придется повысить, и не до 62, а до 65 лет минимум.

"Опыт других стран свидетельствует, что нужно повышать возраст выхода на пенсию как для мужчин, так и для женщин. Причем принимая во внимание не ожидаемую продолжительность жизни при рождении, а при возрасте выхода на пенсию, в частности 60 лет, и в соответствии со старением населения (снижением уровня соотношения трудоспособного населения к пожилому). Поэтому в Украине уже нужно говорить о необходимости постепенного повышения возраста выхода на пенсию для мужчин и женщин. Да, это не сократит расходы Пенсионного фонда, но это ограничит во времени темпы их роста", — объяснила эксперт Института экономических исследований и политических консультаций Александра Бетлий.
Фактически солидарная система не может нормально функционировать при отрицательном приросте населения. Для того чтобы выйти в плюс в долгосрочной перспективе, у одной женщины в среднем должно быть двое и больше детей. В последний раз такая рождаемость фиксировалась в Украине в конце 70-х прошлого столетия. Тенденций, позволяющих предположить стремительный рост рождаемости, нет. Даже выплаты при рождении не стали стимулом для украинок. К 50-м годам уже этого столетия, по прогнозам ООН, мы показателя в двое детей на одну женщину не достигнем. И это без учета трудовой миграции украинцев. А по данным Международной организации по миграции, 12% трудоспособного населения Украины уже работает в других странах. И чем хуже экономическая ситуация в стране, тем больше желающих эту страну покинуть. По результатам социологического опроса, проведенного исследовательским центром кадрового портала HeadHunter, 72% респондентов не видят своего будущего и будущего своей семьи в Украине.

В 2015-м на пенсионные выплаты направлено 14% ВВП (свыше 272 млрд грн). Это вдвое больше, чем на образование, и втрое больше, чем на медицину. Дефицит Пенсионного фонда, покрываемый из госбюджета, тогда составил почти 80 млрд грн. В этом году Пенсионный фонд получит из казны свыше 145 млрд грн. Правительство по такому случаю даже планирует предпринять шаги по экономии расходов ПФ и других фондов обязательного страхования. Речь о верификации, ограничении максимальной пенсии, пенсионных выплат работающим, ограничении индексации пенсий, о правилах расчета и прочих инициативах, которые в сумме(!) сэкономят государству 10 млрд грн. И уже понятно, что отмена спецпенсий, которой так гордятся в Минсоцполитики, является лишь формальностью. Правительство, приняв норму, так и не удосужилось разработать необходимые подзаконные акты. Да, пенсии не начисляются, но, по уверениям юристов, спецпенсионеры могут легко оспорить это в судах, что и делают.

А ведь мы абсолютные рекордсмены по объемам пенсионных трат не только в Восточной Европе, но и в мире, хотя еще в 2000-м на выплату пенсий уходило не более 8% ВВП, что является средним показателем для развитых, в отличие от Украины, европейских стран. Но наши расходы продолжали расти, чего нельзя сказать о размерах самих пенсий.
"Пенсионные выплаты в Украине чрезвычайно высокие по отношению к ВВП по сравнению с другими странами, но размер пенсий остается незначительным по ряду причин. Во-первых, из-за низкого доверия к пенсионной системе (в частности, возможности получать пенсию в будущем) и, соответственно, низкой заинтересованности участия в ней (из-за низкого уровня пенсий). Во-вторых, из-за роста числа пенсионеров по сравнению с количеством работающих, что еще больше снижает вероятность получения пенсий в будущем. В-третьих, из-за низкой численности тех, кто платит взносы: а это только наемные работники (которых в Украине, по данным Госстата, 10,6 млн человек) и их работодатели. При этом численность занятого населения составила 18,1 млн человек", — объясняет Александра Бетлий.

По ее словам, разницу между этими двумя показателями работников составляют самозанятые или неформально занятые лица (те, кто не трудоустроен официально). Так, предприниматели, работающие на упрощенной системе налогообложения, платят пенсионные взносы на уровне минимального, который в 2015 г. более чем вдвое, а в 2016 г. — втрое меньше, чем минимальная пенсия. Неформально занятые лица вообще не платят взносов в солидарную пенсионную систему.

Учитывая, что значительную часть заработных плат люди получают "в конвертах", снижение ЕСВ призвано способствовать детенизации и увеличению поступлений в среднесрочной перспективе. Но в краткосрочном периоде это приводит к падению доходов Пенсионного фонда, а точнее, к увеличению его дефицита. Все большая часть расходов фонда финансируется за счет трансферта из государственного бюджета.

Пока оценить эффект детенизации сложно. После снижения ЕСВ с 40 до 22% поступления взноса в бюджет сократились на 12% (к январю 2015-го), или на 1,5 млрд грн. Объем незначительный, если учесть, что в январе 2015-го (к январю 2014-го) они сократились на 10,5%, хотя тогда ставка ЕСВ не снижалась. В то же время очевиден позитивный эффект бруттизации, так как поступления от НДФЛ в январе выросли на 35%, или на 1,7 млрд грн. Объективно о детенизации либо ее отсутствии можно будет говорить не раньше конца этого года, учитывая не только объемы поступлений, но и годовую инфляцию. Надеяться на ощутимый рост поступлений ЕСВ можно, но лишь через несколько лет и при условии относительной стабильности в системе налогообложения. А пока нужно предпринимать шаги по реальному реформированию солидарной системы и дорабатывать модель системы.

Накопительная система — не панацея. Да, она может обеспечить экономику дополнительными финансовыми ресурсами, поскольку перечисляемые в нее средства будут направлены на инвестиции. Но при нынешней экономической ситуации это может быть очень рисковым предприятием. Накопления второго уровня может банально съесть инфляция. Кроме того, формирование накопительной системы на первых порах потребует отвлечения средств из системы солидарной. Так что в любом случае реформу нужно начинать с нее. И не потому, что так хочет МВФ.

Эксперты неоднократно предлагали перейти от солидарной к солидарно-учетной модели или "условно накопительной" системе. Она заключается в том, что ПФУ рассчитывает индекс для каждого пенсионера, исходя из объемов его отчислений, уровня цен, средней зарплаты на момент отчислений. В результате таких подсчетов каждый человек получает коэффициент, который в итоге будет влиять на объемы его пенсионных выплат. Если совсем упростить, то чем больше вы платили в Пенсионный фонд во время трудовой деятельности, тем больше сумма, которую получите, выйдя на пенсию. В отличие о нынешнего подхода, учитывающего лишь стаж работы, данный индикатор выглядит более справедливым, а главное, мотивирующим для тех, кто от уплаты социальных взносов уклоняется либо предпочитает платить "минималку". Кстати, при такой системе пенсионный возраст отходит на второй план, так как человек по сути заинтересован в том, чтобы сумма уплаченных им взносов, а соответственно, и стаж были больше.

И кадровый, и ресурсный потенциал Минсоцполитики и ПФ позволяют перейти к такому варианту солидарной системы. Более того, стран, в которых она работает, в Европе немало, и опытом внедрения они поделятся, если мы попросим. Но мы не просим.

Мы предпочитаем облагать налогом пенсии работающих, перекраивать нормы страхового стажа, менять базу начисления, ограничивать повышение выплат. И разыгрывать спектакль, в котором "злой" МВФ притесняет наших пенсионеров, а "доброе" правительство их защищает. Это может сработать в других сферах, но не в пенсионной. Шансы, что реальный эффект (а не его инфляционная имитация) от детенизации оправдает явно завышенные правительственные ожидания, на фоне беспросветно стагнирующей экономики выглядят пока призрачно. А если так, то уже через год-два катастрофически быстро растущая пропасть между лишь номинально повышаемой пенсией и реальным прожиточным минимумом так далеко забросит за черту бедности подавляющее большинство сегодняшних пенсионеров и других малоимущих, что угроза новых майданов станет мелочью по сравнению с массовыми голодными бунтами. Но сегодня, видимо, это никого на Печерских холмах пока особенно не пугает. Им бы до выборов простоять, да до сентября продержаться…

Метки: МВФ, налоги, повышение пенсионного возраста, реформы
Loading...
Loading...