Пакт на любовь

Однажды моя соседка по подъезду, Наталья Егоровна, зная, кем я работаю, спросила, могу ли я узнать координаты одного человека. Ее интересовали место его работы и должность. Домашний телефон, который ей дали в справочном бюро по фамилии и возрасту адресата, не работал. А ей надо было срочно к нему дозвониться. Компьютера и Интернета у нее дома не было, и она полагалась на меня.

Тело в офисе

Наталья

Единственная фотография запечатлела Наталью и Анатолия вместе в библиотеке. Оба влюблены и еще не догадываются о своей судьбе

Найти знакомого Натальи, к моему удивлению, не составило труда, - его фамилия значилась на проспектах страхового агентства, где он работал старшим менеджером и начальником одного из ее отделений. Я дала телефон компании соседке, но она попросила сделать звонок мне самой. Для затравки.
- Просто узнай, когда можно поговорить с Анатолием Сергеевичем, - умоляюще посмотрела она. И я прямо из ее квартиры позвонила, хотя лучше бы этого, конечно, не делала.
Потому что на мой вопрос секретарша ответила, что Анатолий Сергеевич вчера скоропостижно умер, а сегодня состоятся похороны. Прощание с телом - в офисе.
Трубка едва не выпала из моих рук. А когда я передала разговор Наталье, она лишь закрыла лицо руками, пробормотав «Так я и знала».
Естественно, я попросила ее объяснить происшедшее. Мы зашли на кухню, и Наташа, налив чаю, принялась объяснять.

Любовь и кукуруза

Как правило, говорят о любовных треугольниках, но иногда встречаются и квадраты.
Давным-давно, в конце 60-х годов, по рассказу соседки, она влюбилась в одного парня. Она тогда училась в техникуме автоматики и телемеханики, а он – на третьем курсе юридического факультета. Познакомились они во время выезда в село. В те времена было принято посылать студентов, учащихся техникумов и сотрудников на сельские работы: прополку грядок, уборку овощей или фруктов. Их, совсем еще юных девушек, вывезли на опытную станцию сразу за Днепропетровском, где выращивали экспериментальные сорта кукурузы – отголосок хрущевской эпохи. Каждый сорт предстояло собирать в отдельный мешочек с надписью. Там же оказалась и группа, в которой учился Анатолий, ее будущий парень. Поскольку поселили всех в одном общежитии, вскоре все быстро перезнакомились между собой.
- С Толей у нас сразу возникли чувства, - вспоминала соседка, - будто искра пробежала. И после окончания смены мы с ним часто выходили на прогулку, любуясь бескрайностью ночного неба и полей. Гуляли до рассвета, он читал мне стихи, рассказывал всякие забавные случаи. А я по его просьбе пела (у меня тогда был прекрасный голос). Наши встречи продолжились и в городе и длились на протяжении трех лет. Только там мы ходили не в поле, а в театры, кино, на концерты, приезжавших в город музыкальных групп. А после того, как побывали на зонг-опере «Орфей и Эвридика», которую во Дворце культуры показывали «Поющие гитары», Анатолий сделал мне предложение. Я, естественно, согласилась, ощущая себя на седьмом небе от счастья. На другой день мы подали заявление в ЗАГС – Дом счастья на Дзержинской. И с тех пор часто говорили о том, где будем жить, обсуждали детали предстоящего торжества, составляли списки гостей.

Демонический квадрат

- Через пару недель, - продолжала Наталья, - Анатолий познакомил меня со своими родителями, и тут что-то случилось. Я сразу почувствовала, что не пришлась ко двору, хотя внешне они держались любезно. Ты же знаешь, - обратилась она ко мне, - интуиция меня еще никогда не подводила. На другой день поведение Анатолия резко изменилось, он выглядел смущенным и держался как-то не так. Мы по-прежнему гуляли, но в отношениях присутствовала какая-то напряженность. Да и поцелуи становились все реже и холоднее. Наконец я не выдержала и задала вопрос напрямик. Было это в конце мая. Мы шли по проспекту Карла Маркса, направляясь в кафе, и я спросила:
- Как я уже догадываюсь, свадьба откладывается?
Анатолий вздрогнул и, минуту помолчав, тихо произнес:
- Извини.
После чего добавил:
- Мне правда очень жаль, что стать моей женой ты не сможешь, как бы я тебя ни любил. А быть любовницей вряд ли согласишься. Хотя в этом случае получился бы прекрасный треугольник. На всю жизнь. И я бы тебе никогда не изменил.
Он почти просил, заранее зная ответ.
- Наверное, надо было сразу развернуться и уйти, но мне было так любопытно, что я решила докопаться до сути, и стала дожимать своего несостоявшегося суженого, - вспоминала Наташа. – Но он, вздохнув, ответил, что не может назвать причину, но она достаточно веская. И добавил, что даже уверен, что будет несчастлив, но ничего изменить все равно не может и вынужден променять счастье на судьбу.
- Я так и не знаю, в чем она, эта пресловутая причина состояла, - пожала плечами Наталья. – Как ни пыталась узнать. Даже потом, когда мы спустя лет пять встретились случайно в городе, и у меня уже была семья, он на мой вопрос, заданный из чистого любопытства, так и не ответил. Сказал лишь: что, мол, об этом вспоминать? И еще: лучше вообще о том не знать. Я даже думала тогда на полном серьезе – может, его семья заключила сделку с дьяволом, диктующую им свои условия? На то время она была, по городским меркам, довольно зажиточной, что в советские времена мало кому удавалось, но недаром в свой первый и последний визит к ним я почувствовала в самой атмосфере дома что-то не то.
Так Наташа себе многие годы и представляла, что между нею с любимым стояли не только его родители, но и сам чёрт. Такой себе демонический любовный квадрат.

Черные проводники

История на этом не закончилась. Со временем они перестали видеться. Наталья слышала, что Анатолий женился – не по любви, а потому что так было надо, как туманно пояснили знакомые. Жену ему выбрали родители из числа дальних родственников. Поначалу еще доходили какие-то слухи – о рождении у новой четы близнецов, о частых изменах мужа, о семейных скандалах и даже драках, о его начавшихся запоях. Но потом Анатолий с семейством приобрел элитный частный дом, отделившись от всех высокой оградой, и всякие сведения о нем смолкли. Его карьера стала резко расти, и это последнее, что дошло до ушей Натальи.
К тому времени у нее уже текла своя жизнь. Муж был человеком хорошим и работящим. Двое детей радовали сердце, так что ноющая рана, нанесенная неведомым инфернальным соперником ее былой любви, постепенно затягивалась, а вскоре и вовсе сошла на нет. Словно и не было той огромной, как поле, любви, среди кукурузных стеблей и яблоневых садов, под мерцающим мириадами звезд небом, обещающим вечность.
В таких буднях, праздниках и хлопотах минуло, страшно подумать, сорок лет. Об Анатолии Наталья уже давно не вспоминала, вычеркнув его имя из своей памяти. Жила детьми, а затем внуками.
- И вдруг вчера, - призналась за столом, - он мне снится, впервые за всю жизнь. Я и думать о нем забыла. И вот, представь: приходит ко мне, как к себе домой, в таком сером костюме с елочками и белой рубашке, которая повязана бордовым галстуком – моим единственным подарком ему на день 23 февраля, - кладет голову на мои колени и что-то быстро-быстро говорит. Я спрашиваю «Что?», наклоняюсь ближе, и так мне делается грустно. Вместо того чтобы оттолкнуть его голову, начинаю гладить ее, потом глажу грудь, перебирая волоски на ней. И так все ярко и подробно стоит перед глазами. Обычно сны забываются при пробуждении, а этот помню во всех деталях. И что интересно – мы оба молодые, хотя во сне я помню, сколько мне на самом деле лет. И это вызывает удивление. А потом в комнату заходят две длинные фигуры – мужчины и женщины, одетые в какие-то не то плащи, не то сутану до пят черного цвета. У меня еще мелькает мысль – как сюда попали его родители? Но потом понимаю, что это не они. Фигуры подходят к столу, и одна из них произносит таким жутким металлическим голосом:
- Пора. Нас уже ждут.
И Анатолий покорно поднимается и уходит с ними. А я еще во сне понимаю, что это он пришел проститься со мной. Так ничего и не пояснил, даже не попросил прощения (хотя о чем-то он все же говорил, просто я не разобрала слов), навсегда унеся тайну нашей разлуки с собой. Проснувшись, я подумала: беда. Так и случилось, - закончила свой рассказ Наталья.

Серый костюм

Прошла неделя, и когда мы в очередной раз столкнулись на лестнице, Наталья после положенного приветствия спросила:
- Помнишь, я тебе рассказывала про свой сон?
Я кивнула, а она продолжила:
- Так вот, я набралась храбрости и таки пошла тогда на похороны. Подумала – может, он потому и приходил ко мне сразу после своей смерти, что хотел, чтобы я с ним простилась? Узнать меня вряд ли кто-то мог – время всех меняет до неузнаваемости. Да и некому уже было узнавать: его родителей давно нет в живых, а жена видеть меня могла только на фотографиях, если только он их не выбросил. У меня самой, к слову, осталась лишь одна, где мы с ним сидим в библиотеке. И то она была сделана случайно. И что ты думаешь? – Наталья сделала паузу, округлив глаза под стеклами очков. - На Анатолии был точно такой же серый в елочку пиджак и белая рубашка, что и в моем сне. Только бордовый галстук – напоминание о нашей любви – отсутствовал. Я едва сознания не лишилась, когда увидела это. А умер он, как я краем уха слышала от пришедших на похороны сотрудников, непонятно от чего. Сидел за своим рабочим столом, работал с документами, а когда секретарша спустя время принесла ему заказанный стакан кофе, он был уже мертв. В свидетельстве о смерти так и написано: «Причина смерти не установлена». Иногда, говорят, такое бывает. А мне на ум сразу пришла мысль о странном пакте, заключенном его семьей неведомо с кем, и так и не названной причине нашей размолвки. Возможно, просто пришел срок уплаты по счетам.

***
Я же, уже дома перебирая извивы этой истории, вспомнила о том, что дьявол, как трактуют его сущность теологи, есть отсутствие любви: он не может никого любить и не выносит вида влюбленных, пытаясь во что бы то ни стало их разлучить. Но соседке о том я не сказала.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: мистика
Loading...
Loading...