Отработали на «тройку»: в каких реформах власть добилась ощутимого прогресса

 Украинское правительство

Украинское правительство в уходящем году вновь не выполнило намеченный план реформ. Хотя обещания были воодушевляющими. Согласно плану действий, который Кабинет министров обнародовал еще в марте 2016 года, правительству совместно с администрацией президента и парламентом предстояло решить 379 конкретных задач.

В число приоритетных вопросов, в частности, вошли борьба с коррупцией, судебная и пенитенциарная реформа, изменения в налоговой системе (в том числе, реструктуризация Государственной фискальной службы), развитие государственных электронных сервисов, поддержка экспортоориентированных отраслей, земельная реформа.

Конечно, утверждать, что бизнес не ощутил никаких положительных изменений, не совсем корректно. Начата реформа в системе надзорных и контролирующих органов, реализовывается программа «Открытое правительство», взят курс на упрощение администрирования налогов и таможенных процедур, Национальным банком анонсирована масштабная перестройка валютного регулирования.

И, тем не менее, Украина по индикаторам, характеризующим легкость ведения бизнеса, по-прежнему занимает не самые почетные позиции. Например, в последней версии рейтинга Doing Business наша страна находится на 80-м месте, что лишь на одну ступень лучше результата годичной давности.

Forbes предлагает рассмотреть основные сферы жизни страны, в которых было анонсировано кардинальное реформирование, и оценить, насколько результаты совпали с первоначальными ожиданиями.

Дерегуляция бизнеса

Если верить данным Министерства экономразвития и торговли, правительство за последние три года сделало огромный шаг навстречу бизнесу. Отменены сотни разрешительных документов, лицензий и сертификатов, в разы уменьшилось число проверок, запущены разнообразные электронные сервисы. Начиная с получения различных выписок из государственных реестров и заканчивая регистрацией бизнеса в удаленном режиме.

Но это лишь видимая часть айсберга, так как проблем у предпринимателей и компаний все еще огромное количество. Главная из них – произвол со стороны проверяющих структур и безнаказанность за допущенные злоупотребления. Например, несмотря на то, что в Украине уже несколько лет действует мораторий на проверки бизнеса, ревизоры (в их числе представители налоговой службы, финансовой инспекции, санитарно-эпидемиологической службы, инспекции по вопросам труда и т.д.) находят лазейки для обхода моратория. Плюс ко всему, запрет на проверки, который продолжит действовать и в 2017 году, на внеплановые ревизии не распространяется. Достаточно жалобы или судебного иска, чтобы инспекторы-контролеры устроили на предприятии «шмон».

При этом широко анонсированное сужение прав и свобод проверяющих пока что буксует. К примеру, законопроект №2422а, который должен существенно «подрезать» полномочия контролирующих органов, на второе чтение в Верховную Раду до сих пор не вынесен. Медлит парламент и с принятием законопроекта №3724, главная цель которого – обеспечить прозрачность работы проверяющих, в том числе, с помощью создания публичного реестра проверок.

Правда, замминистра МЭРТ Максим Нефьодов заявил, что уже к 2018 году Украина войдет в ТОП-30 рейтинга Doing Business. Поэтому хочется верить, что дерегуляция в следующем году будет лишь набирать обороты. Иначе таких высот нам не достичь.

Электронные госзакупки
 Официально с 1 августа 2016 года все государственные закупки в Украине осуществляются в электронном виде, через систему ProZorro. В теории, отказ от привычного формата торгов, которые долгие годы проводились в закрытом режиме и служили ширмой для разворовывания миллиардов бюджетных средств, должен на корню пресечь коррупцию в сфере гостендеров.

К тому же результаты, которые демонстрирует ProZorro, красноречивы. В течение 2016 года количество электронных тендеров увеличилось более чем в 10 раз, а сумма заявок – в 15 раз. Объем сэкономленных в 2016 году бюджетных средств, по данным торговой системы Zakupki.Prom.ua, превысил 8 млрд грн.

Но идеализировать ProZorro, даже при всем желании, очень сложно. На сегодняшний день система не позволяет в полной мере формировать репутацию участников тендеров, отфильтровывать неблагонадежных закупщиков или исполнителей, оспаривать сомнительные результаты торгов. Механизм, который возьмет на себя эти задачи, был запущен еще в ноябре 2016 года. Но как он себя проявит – покажет время.

Кроме того, даже электронные тендеры не лишены манипуляций – завышения или занижения цены, подтасовывания условий под конкретных участников и т.д. И если на первых порах работы системы такие огрехи ей еще можно простить, то в дальнейшем подобные прецеденты могут разгромить успех реформы госзакупок в пух и прах.

Налоговая реформа

В 2016 году «перезагрузка» налоговой системы не удалась. Законопроекты №5132 и №5368, принятые Верховной Радой в последнюю сессионную неделю декабря, внесли в Налоговый Кодекс ряд поправок. Но существенно они жизнь бизнесу не облегчат.

Сервисные функции фискальной службы будут в полной мере реализованы не раньше второй половины 2017 года. Это же касается и ликвидации налоговой милиции. Создание на ее базе финансовой полиции отложено на неопределенное время. Открытым остается вопрос внедрения налога на выведенный капитал, который придет на замену налогу на прибыль. Соответствующая законодательная база должна быть разработана в течение 1 полугодия 2017 года. Должна. Но будет ли?

Зато правительство пролоббировало, а депутаты поддержали повышение ставок акцизов на алкогольную, табачную продукцию и энергоносители. Кроме того, с весны 2017 года в тестовом режиме начнет действовать механизм блокировки НДС-накладных, направленный на борьбу со схемами и «скрутками». Только вот бизнес опасается, что приостановка накладных станет очередным инструментом давления на добросовестных налогоплательщиков. Плюс ко всему, в новую редакцию Налогового кодекса не попали нормы, которые бы позволили наказывать фискалов за «наезды» на бизнес.

Тем не менее, представители Министерства финансов и парламентского комитета по налоговой и таможенной политике заверили, что в 2017 году налоговая реформа будет действительно реформой, а не ее имитацией. Что именно заложено в эти обещания – сказать сложно. Но, как минимум, можно рассчитывать на пересмотр ставок ключевых бюджетообразующих налогов и сборов (НДФЛ и ЕСВ в частности), на дальнейшую расчистку проблем в администрировании, на шлифовку процедур по возмещению НДС, а также на перелицовку упрощенной системы налогообложения (это одно из требований МВФ).

Валютное регулирование

Национальный банк Украины в начале декабря 2016 года обнародовал концепцию новой модели валютного регулирования, внедрение которой начнется уже с января будущего года. Одна из ключевых целей НБУ – упразднить устаревшее валютное законодательство и заменить его единым законом «Об иностранной валюте», на основе которого будет выстроено либеральное и прозрачное валютное регулирование.

Реформа рассчитана на три этапа, в ходе которых будут сняты ограничения по экспортно-импортным операциям и прямым иностранным инвестициям, по портфельным инвестициям и потокам долгового капитала.

При этом в Нацбанке уточняют, что часть валютных послаблений бизнес уже успел ощутить. В течение 2016 года, во-первых, снижено до 65% требование по обязательной продаже валютной выручки. Во-вторых, увеличен с 90 до 120 дней предельный срок для расчетов по экспортно-импортным операциям. В-третьих, с 3 дней до 1 дня сократился срок резервирования гривны для покупки иностранной валюты.

Кроме того, НБУ разрешил репатриацию дивидендов, начисленных иностранным инвесторам в 2014-2015 годах, и отменил требование по обязательной продаже валюты, которая поступает в виде иностранных инвестиций.

В 2017 году Национальный банк, в рамках запланированной реформы, пообещал еще больше облегчить жизнь субъектам ВЭД. В частности, поэтапно ликвидировать ограничение сроков для расчетов по внешнеэкономическим контрактам и обязательную продажу валютной выручки, а также упростить выдачу лицензий для инвестирования за пределы Украины.

Правда, все это с оговоркой, что экономическая ситуация в стране останется стабильной, а на валютном рынке и в банковском секторе не будет потрясений.

Не меньше проблем у бизнеса с таможенными органами и процедурами, которые связаны с перемещением товара через границу Украины. Причем, и правительство Арсения Яценюка, и Кабинет Министров под главенством Владимира Гройсмана очень много об этих проблемах говорили, но мало сделали.

Единственным значимым шагом стал запуск «единого окна» на таможне в августе 2016 года. Хотя никакого чуда не произошло. Таможенные пункты попросту обязались привести свою работу в соответствие с требованиями законодательства и обеспечить пропуск импортных грузов через границу в течение 4 часов.

Но, опять-таки, это все в теории. На практике же задержки на границе зачастую зависят не только от таможенников, но и от более чем десятка других служб, которые требуют оформлять дополнительные разрешения, сертификаты и прочую документацию. Поэтому «единое окно» в буквальном смысле этого слова, когда все таможенные процедуры централизованы и сконцентрированы в единой базе данных, все еще миф.

Впрочем, по словам главы ГФС Романа Насирова, в 2017 году будут приложены все усилия для того, чтобы избавить бизнес от мучений с таможней.

Метки: Владимир Гройсман, Кабмин, новый состав Кабмина, реформы
Loading...
Loading...