Олимпиада, которая не нужна

путин и брежневНачалась Олимпиада в Сочи, подготовка к которой шла 7 лет и сопровождалась значительными нарушениями, поставив все мыслимые рекорды по сумме затрат, объём которых лишь приблизительно можно оценить в 1,5 триллиона рублей. Сама Олимпиада задолго до своего начала стала фокусом как для властной, так и для оппозиционной политической риторики. С властью всё понятно: это важное пиар-событие, работающее на укрепление имиджа внутри страны и за рубежом. Многие представители оппозиции, у которых за время фактического выхолащивания оппозиционного дискурса выработались соответствующие рефлексы, не любили Олимпиаду лишь потому, что ее любил Путин. Если посмотреть их набор аргументов, он к тому и сводился. Создавалось впечатление, будто, разочаруйся президент в Олимпиаде, оппозиция немедленно бросится её защищать и обустраивать.

Бойкот

Отсюда идея давить на заграницу, которая нам поможет и забойкотирует сочинские игры по примеру Олимпиады-80. При этом ни один из тех, кто вёл реальные лоббистские кампании в вашингтонских кабинетах, не задумывался — правильно ли с этической и политической точки зрения вести такие кампании не в своей стране, а через политиков других стран. Никто не думал и о механизмах, с помощью которых бойкот будет реализован. В основном, ограничивались призывами. Бойкот идея хорошая. Но только если он является формой низового гражданского протеста, а не спущен сверху государственными чиновниками других стран, затрагивая спортсменов и других непричастных к правонарушениям и растратам лиц. Но такой бойкот реализовать тяжелее. Для этого надо не работать в лоббистских кабинетах, а вести широкую кампанию в масштабах всего мира. Чиновничий бойкот (который, к слову, так и не был реализован) по сути, под благовидным предлогом — обломать диктатору кайф, чтобы он задумался о своем плохом поведении, — в лучшем случае не меняет ничего, в худшем — жертвует чужими личными свободами. Наглядный пример — нарушение Бобби Фишером в начале 90-х запрета на международные спортивные соревнования на территории тогдашней Югославии, введённого США и рядом других стран. Бобби Фишер послал запретителей подальше и поехал играть в Белград. США объявили его преступником, и всю оставшуюся жизнь пытались добиться его экстрадиции, чтобы устроить над ним показательный процесс.

Разве такого бойкота вы хотите? Вы считаете, что так борются за свободу?

При этом бойкот олимпийской продукции спонсоров Олимпиады, реализуемый как гражданская кампания, — правильная затея. Вот только последовательно выдержать такой строгий пост намного тяжелее, чем даже пробиться в кабинеты вашингтонских лоббистов и евробюрократов.

Деньги

1,5 триллиона рублей, в расчёте на каждого гражданина — более 10,5 тысяч рублей, в расчёте на работающего гражданина около 20 тыс. рублей. Это неточные цифры. Не отражающие ничего. И тут проблема даже не в конкретной гигантской сумме, а в самом принципе, когда через налоги и иные меры у граждан насильно изымаются государством средства для реализации «национальных» проектов. Пусть даже это было бы 1,5 миллиарда рублей или хоть какая рекордно низкая в истории олимпиад сумма, — это всё равно дорого, коль скоро это чужие, украденные деньги. Приемлемым может считаться только частное финансирование, без государственного участия и «пипипи» (PPP, государственно-частного добровольно-принудительного «партнёрства»). Именно на принципах невмешательства государства в дела олимпийского движения создавал его барон Пьер де Кубертен. Сегодня от этого свободолюбивого духа не осталось ничего, и не мы первые, кто его нарушил.

Апологеты и защитники олимпиады будут говорить про дворцы и инфраструктуру, которые останутся в Сочи «для народа». Однако у «народности» есть очень простой критерий: если что-то действительно востребовано гражданами, оно появляется на свободном рынке. Только свободный рынок, результирующая миллионов добровольных выборов и договоров, может адекватно отражать желания граждан, а вовсе не чиновник, единолично принимающий решение о постройке спортивного сооружения или «народного» дворца с шубохранилищем.

Пропаганда здорового образа жизни — еще один аргумент в пользу траты ваших денег на Олимпиаду. Только как спасёт она малые города, в которых негде работать, и последнее предприятие скоро закроется, где молодёжь к 29 годам умирает от цирроза печени или от «крокодила». Много здорового образа жизни принесет им сочинская олимпиада? Ну, будет очередной повод выпить. Решением проблемы здорового образа жизни для таких районов был бы экономический рост, который правительство принесло в жертву олимпиаде, зарыв в землю и рассовав по карманам верных опричников более триллиона изъятых из экономики рублей. Что мешало им, если бы их действительно интересовало чужое здоровье, снизить на ту же сумму налоги, дерегулировать рынок труда и ослабить государственное вмешательство? Экономический рост создаёт рабочие места, и наличие работы является более прочным гарантом здорового образа жизни, чем фотография Плющенко на заставленной пустыми бутылками кухне.

А ведь помимо прямого изъятия денег из экономики, распила имени Ротенбергов, Тимченко и ко., были приняты ряд ограничительных мер и законов, которые в стоимостном и имиджевом выражении нанесли экономике не меньший вред. Это, например, известный олимпийский закон, разрешающий «олимпийским богам» изымать чужую землю или недвижимость, если они мешают реализации мегапроектов. Олимпиада-то пройдёт, а закон, между прочим, останется в качестве стойкого послевкусия и продолжит работать на других мегапроектах, к примеру, при постройке ЦКАД в Подмосковье. (Тридцать пятая статья конституции писана не для государства. Частной собственности холопьям не положено. Но, что интересно, даже оппозиционно настроенные граждане никаких Стратегий по этому поводу не развернули.) Это и введение на время Олимпиады фактической границы между Сочи и остальной Россией, запрет провоза жидкостей в самолетах (включая жизненно необходимые пассажиру лекарства; как будто это дело чиновника, а не авиакомпании), запреты на пользование в Сочи личным транспортом. Куча ограничительных мер, чтобы отлакировать картинку.

Как прожить 3 недели

И что же теперь делать, смотреть или нет соревнования? Дивиться ли на церемонию открытия? Мурлыкать ли себе под нос «До свиданья, наш ласковый мишка»? А как хотите. Если им интересно, жители Владивостока нет-нет да и проедутся по мосту на остров Русский. Мы ходим с вами по государственным дорогам, водим детей в государственные школы, исправно посещаем выставки в государственных музеях, куда привозят современные актуальные коллекции за государственный (наш с вами) счёт. Принципиально изъятие на все эти цели средств из наших карманов ничем не отличается от олимпиады.

Поэтому, если вам нравится спорт, можете спокойно его смотреть. Денег вам всё равно не вернут. Пусть тот факт, что у вас не изъяли под нацпроект квартиру (дачу, картину, корзину, собачонку), служит дополнительным источником радости. При этом важно помнить, что за неё мы заплатили экономическим ростом и свободой и потеряли шанс в эпоху кризиса стать локомотивом мировой экономики. Это дорогая цена. За олимпийской картинкой — миллионы людей, недополучивших того, что им причиталось, недоучившихся, недолечившихся, оставшихся без работы и лишённых стимулов к здоровому образу жизни. Об этом нельзя забывать, как и о том, что в наших силах было этого избежать — да и рецидивов избежать вполне реально. Аргумент «Зато мы делаем ракеты» оставим недалеким.

Loading...
Loading...