Оборонный бюджет-2017: при деньгах, но без системы

перевооружение

Украинской армии вряд ли стоит надеяться на быстрое перевооружение

В 2017 году на армию выделят рекордные средства. Общая сумма бюджетных расходов на сектор обороны и безопасности составит около 133 млрд грн. Для сравнения: в госбюджете-2015 на нужды Минобороны было выделено 49,9 млрд. грн ($2,2 млрд), еще 41 млрд. грн. ушло на силовые структуры системы безопасности и правопорядка.

Бюджет-2016 дал армии 55 млрд. грн. Нынешний же бюджет поднял военную планку выше аж на 2 млрд. грн. Но явный приоритет получила система МВД и подчиненные ей ГПС, МЧС и Госкоммиграции.

Военные интриги

Доминирующий в расходах блок силовых структур контролирует меньшинство правящей правительственной парламентской коалиции во главе с партией Народный Фронт. От политического и финансового благосостояния отдельных ее членов ныне полностью зависит прочность нынешнего состава Кабинета Министров.

Причины этого явного политического шантажа были заложены в 2015-2016 гг. Тогда подавляющее большинство украинских "добробатов" рекрутировали в структуры МВД и НГУ МВД, а не в армию. Те добровольцы, которые хотели в армию, например, батальон "Айдар" или ДУК ПС, целенаправленно и упрямо дискредитировали.

Это будет иметь далеко идущие последствия. Политические авантюристы, которые рискнули взять на себя ответственность за такого рода политику "раздувания щек" между силовыми структурами, заплатят за свои амбиции. И когда "пузырь" лопнет, структура прямого подчинения и бюджетирования мотострелковых частей-бывших "добробатов" поменяется в пользу армии.

Зато пока, немалые инвестиции в пополнение "добробатами" правоохранительных структур, а не армии, повысили политический вес коалиционного меньшинства. Это приносит вполне очевидные плоды. Так сказать, у кого больше бывших "добробатов", у того и больше денег.

Силовой перекос

Неудивительно, что фаворитом оборонного бюджета-2017 стала система безопасности и правопорядка, которая почти полностью, за исключением ГПУ и СБУ, подконтрольна НФ, то есть меньшинству правящей коалиции.

На эту систему из бюджета в целом уйдет намного больше 83 млрд. грн. И впервые с 2015 года, откровенно второсортным приоритетом бюджета-2017 стало Минобороны, подотчетное только главе государства. На это ведомство при официальном запросе в 86 млрд. грн. запланировано всего 52 млрд. грн. Из этой суммы непосредственно на закупку оружия и развитие ОПК придется 6,3 млрд грн. Но это все равно прогресс по сравнению с прошлогодними 4,4 млрд грн.

На закупку армейского оружия хотят пустить всего порядка $217 млн. Это фатально недостаточно для страны, на территории которой идут регулярные военные действия. По подсчетам украинских военно-аналитических центров, на содержание и грамотное вооружение восстановленной буквально с нуля 250-тысячной армии требуется минимум $25 млрд, то есть по 670 млрд грн. в год. Это почти есть в 10 раз больше чем было потрачено в 2016 г. на всю систему силовых структур. И почти в 5 раз больше 133 млрд "силовых" грн. бюджета-2017.

При этом следует помнить, что на армию из этой сметы традиционно приходится меньше половины.

Когда доплатят армии

Отказ от декоративной реформы того, что в Украине все еще называется "внутренними органами", качественная перестройка относительно менее деградированных силовых структур, разведслужб и контрразведки, а также органов антикоррупционной борьбы и прокурорского надзора, — все это рано или поздно могло бы принести бюджету страны многомиллиардную экономию.

Эти меры могли бы даже без кардинального перехода экономики к росту дать государству средства на дополнительное покрытие потребностей армии.

Но пока государство вынуждено использовать в качестве оправдания недофинансирования Вооруженных Сил вполне железный аргумент. Во-первых, в Украине нет объявленного парламентом состояния войны. Нынешний состав парламента даже не обсуждает, скажем, выдворения дипломатов или введение визового режима с Россией. Во-вторых, у Украины нет и классического локального приграничного военного конфликта. То есть, запрос на услуги армии не растет. И меньшинство коалиции может вовсю раскручивать статьи бюджета на внутреннюю безопасность.

Но все может изменить признанный ГА ООН факт военной агрессии в Украине, и внушительная поддержка нашей страны в борьбе против нее большинством государств мира. Этот внешний фронт, рано или поздно, неминуемо исправит такое сугубо внутреннее дело, как бюджетный процесс, и уровняет перекос, который выглядит откровенно "жандармско-полицейско-прокурорским".

Ведь частичное локальное военное положение, то есть режим военно-гражданских администраций в отдельных районах у нас уже есть. И он с успехом реализуется. В то же время, военных действий как таковых, де-юре нет, хотя они есть де-факто.

Полицейское или военное государство?

Подобный разнобой с финансированием все больше напоминает управляемый хаос, превращается в нелепые игрища с зарубежными кредиторами и донорами, рождая в итоге бюджетный диссонанс в оборонно-силовых расходах.

В итоге запрос на услуги армии искусственно нивелируется. Рождается устойчивая второсортность военных расходов, что хорошо видно по оборонно-силовому блоку статей госбюджета-2017.

Но военно-полицейские действия вполне могут переходить в военную фазу. Классически этот переход проходит три этапа. Первый — это начало одной или нескольких военно-полицейских операций "антитеррора", которые имеют военный, и многосторонний международный характер.

Второй этап — это выход операций на уровень регулярного приграничного вооруженного столкновения, и международное признание виновной стороны.

И третий, заключительный этап — это фронтальное военное столкновение. Угрозой последнего граждане Украины усилиями властей уже изрядно запуганы, а вот о двух начальных этапах войны большинство населения вообще не знает.

Вполне возможно, что к разработке бюджета-2018 украинские политики снизойдут до того, чтобы отчитаться электорату о готовности системы власти формировать запрос на услуги армии и флота в конфликтах разной интенсивности. Это и приграничные или внутренние операции по локализации очагов терроризма, и военные кампании на морских путях и военно-морские навигационные блокады, создание "закрытого неба", то есть, операции по обеспечению безполетных зон.

Без усиления финансирования армии таких этапов обороны достичь невозможно.

Несмотря на политические расклады, Украине все равно придется их проходить, хотя во власти обязательно останутся и те, кому психологически легче не отвечать за оборону, а стимулировать страхи, и раздувать репрессивный аппарат государства.

Боевые достижения

Пока же самые дорогостоящие запросы армии ограничиваются.

Одним из них является анонсированное еще в 2014 году дооснащение парка учебно-боевых и боевых самолетов Воздушных Сил. Это пополнение нужно, например, для того, чтобы на определенном этапе конфликта с агрессором не паразитировать на международной помощи, а предметно помогать странам-союзникам провести воздушную блокаду очагов терроризма, и затем и отторгнутых у Украины территорий, с которых этот терроризм подпитывается.   Несмотря на то, что авиазаводы Запорожья и Одессы регулярно пополняют истребительный и штурмовой авиапарк, задача перевооружения ВС уже второй год откладывается. Вместо этого, главным приоритетом бюджета-2016 стало восстановление разрушенной в предыдущие годы системы ПВО Воздушных сил.

Недофинансирование обусловило дефицит самолетов-перехватчиков, зато оборонной промышленности удалось в рекордно короткие сроки избавить армию зависимости от российского импорта при эксплуатации наиболее продвинутых средств украинской ПВО, зенитных комплексов российского производства С 125 и С 300.

В конце 2016 года армия успешно провела испытания полностью украинского варианта этих ракет, и вполне возможно, что в 2017 году государственный концерн "Укроборонпром" и частная компания "Аэротехника МЛТ" получат заказ на серийное производство.

В долгосрочной перспективе достижение отечественным ОПК такого ракетно-технического рубежа компенсирует затраты бюджета. Это позволит Украине вытеснить зажатую санкциями РФ с той части мирового рынка оружия, на которой покупатели по тем или иным причинам не хотят приобретать средства ПВО стран НАТО.
UBR

Метки: армия, госбюджет, оборона, оборонная промышленность, оружие
Loading...
Loading...