О разнице в подходах, или Толкин и моральный релятивизм

путлумКогда-то давно автор этих строк принимал участие в одной избирательной кампании в качестве кандидата в депутаты. Тогда были очень модны «российские политтехнологи» и наш «олигарх», финансировавший все это дело, завез и нам нескольких. В то же самое время случилась и премьера художественного фильма «Властелин колец».

И вот отправились мы на эту премьеру — будущие депутаты и политтехнологи. После того, как фильм закончился, публика вышла на улицу и один из политтехнологов вдруг начал держать речь. Смысл ее сводился к тому, как Запад ловко выстраивает свою пропаганду (для полноты картины - это были «либеральные» политтехнологи), чтобы, значит, безнаказанно достигать своих целей. Понятно, что меня немного удивила такая рецензия на фильм, но также меня удивила реакция соратников по партии. Она была примерно такой: «Тю. Ну и шо?» Они внимательно все это послушали, покивали для приличия и разошлись по своим делам.

Интересно, что незадолго до того мне попалась книжка некоего Перумова о том, что Саурон был хороший, а эльфы — плохие. Товарищ Перумов убеждал в этом читателя на протяжении целых трех томов. Мне хватило двух, чтобы перестать читать, так как меня постоянно мучил все тот же вопрос — «ну и шо?». Я совершенно не мог понять мотивации человека, довольно неплохо складывающего буквы в слова, зачем он занимается этой ерундой? Придумай себе свой мир и изгаляйся в нем, как хочешь. Ты талантлив, у тебя все получится, заработаешь кучу бабла. К чему вот это глумление над Толкиным, причем по тексту же ясно видно, что автор хочет доказать и себе, и читателю, что «на самом деле» вымышленная история (!) вымышленного мира (!) была не такой, а эльфы злые и Саурона подставили.

Потом пошли «попаданцы», которые превратились в целый жанр (этого я уже не читал, только слышал) и где-то в то же время русских на форумах стало довольно легко отличать от украинцев. Тестом были, например, американцы, фильмы с хорошим концом или фильмы про героев, спасающих мир. По моим наблюдениям, русские «пользователи интернета» гораздо чаще впадали в истерику, когда им показывали фотографию Бэтмена, чем украинцы. Хочешь узнать, кто перед тобой – покажи ему Бэтмена. Или Капитана Америку. Реакция «тю, ну и шо?» выдавала украинца, истерика — русского.

Гражданская специальность – радиоинженер. Военная – специалист по противоракетной обороне. В 93-м поневоле стал журналистом. Свою работу называет не «аналитикой», а «синтетикой». Считает, что человечеству срочно необходимы две вещи – аналоговый компьютер и эволюционная теория Бога.

Для меня это было очень интересным явлением, и, поскольку я не имел специального гуманитарного образования, то идея морального релятивизма (относительности добра и зла) была мне еще незнакома. Товарищи из России послужили причиной моего знакомства с этой удивительной концепцией. И могу сказать, что, по моему мнению, этот самый моральный релятивизм — основа того, что известно нам теперь как идеология «русского мира». Миры, вроде толкиновского, в котором есть ярко выраженное добро и зло, приводят морального релятивиста в состояние паники и агрессии. Он будет с пеной у рта доказывать, что «на самом деле все было не так!», что доброе — это злое, а хорошее — это плохое. Он ненавидит «пиндосов» именно потому, что американская культура не цацкается с этими вопросами, для нее зло должно быть наказано. Русскомирец будет любить и беречь зло потому, что «на самом деле» - это добро, но понятное только ему одному.

Можно было бы сказать, что это такой способ психологической защиты — называть белое черным, ведь иначе придется признать, что ты живешь как раб в весьма несвободной стране. Но интересно здесь то, что эти явления начались давно, и, насколько я могу судить о новейшей истории России, в конце девяностых она еще не совсем находилась в состоянии маразма, по крайней мере, нынешние запреты кружевных трусов и поиски порнографии на денежных купюрах тогда выглядели бы идиотизмом. То есть, причины и следствия таковы, что мы можем говорить о том, что Путин как раз и является отражением представлений русского народа об окружающей его действительности, а не каким-то там особенным угнетателем.

Есть еще один важный момент, о котором я хочу сказать. Добро и зло проявляется в поступке, в выборе человека. Этот поступил хорошо, а вот этот — плохо, а тот, кто раньше поступил хорошо, теперь поступил плохо. Не бывает имманентного добра и зла. Так вот, важный момент состоит в том, что если вы моральный релятивист, то вам нужно каждый раз придумывать какие-то схемы для того, чтобы объяснить себе и другим, что «на самом деле все было не так». Схемы эти бывают сложными и разветвленными (нужно три тома, чтобы рассказать, как эльфы подставили Саурона). Со временем уже сами эти схемы начинают диктовать картину реальности, и я не ошибусь, если скажу, что моральный релятивизм всегда на практике приводит к оправданию и утверждению зла.

Простой пример. Украинцы свергают Саурона, простите, Януковича. Что мы регулярно слышали из России? «Да ты чё делаешь, ты чё! На самом деле Саурон добрый!». Дальше обычно шли долгие объяснения того, почему он добрый и что это все пиндосы устроили.

Это два совершенно разных отношения к реальности. Для украинца неважно, в какую схему записали Саурона, считается он «добрым» или злым, важно как Саурон поступает. Если он поступает как Саурон, то есть плохо, то и реакция будет соответствующей, безо всякой многослойной рефлексии. Для русскомирца же важна его схема, в которой все расписано и по которой он сверяет происходящее в его жизни.

И последнее. Мне скажут, что оценка хорошего и плохого невозможна без критериев и что это тоже «схема». В какой-то степени это так. С другой стороны, борьба за свою картину мира присуща любому человеку, это также правда. Весь вопрос в том, на основе чего строятся критерии оценки. «Схема» здорового человека очень проста – это «а если бы так поступили со мной». Схема нездорового сложна, многослойна, в ней почти всегда есть высшие интересы, которые отменяют принцип «а если бы так поступили со мной». В этом вся разница. И, судя по последствиям, это самая существенная разница.

Владимир Золотарёв, Контракты

Метки: информационная война, моральные уроды, Путин
Loading...
Loading...