Мы эхо, мы долгое эхо друг друга

russia_titanikМы живем в эпоху постпостмодернизма — как еще назвать этот мир не знаю, да и что может быть, после эпохи постоянных автоцитат — непонятно. Это влияет не только на современную литературу и кино, но и на политику. Все повторяется, но по-новому, все уже было, но не так, всплывают отрывки былых речей, останки политиков прошлого и тому подобное наследство. Все это перетасовывается в новой комбинации и повторяется, повторяется, повторяется без конца.

Поэтому, когда начинают происходить масштабные и по-настоящему исторические события (то есть как сейчас), то неизбежно хочется посмотреть и выяснить — на что же это похоже? Вот и попробуем — тем более, что с одной эпохой прослеживается так много совпадений и пересечений, что можно решить будто сама реальность решила пошутить: «А давайте еще раз попробуем!».

1970-е, как известно, были временем «разрядки международной напряжённости» или détente (так это называлось по другую сторону Берлинской стены), СССР и США к другу немного потеплели и подписали пару договоров о сокращении вооружений.

В 1973 году случился нефтяной кризис. Цены на топливо скакнули вверх, западный мир познакомился с новым термином «стагфляция», а для СССР, напротив, это время стало золотым веком (насколько золотым он мог быть в советских условиях). Спустя 3 года, в 1976 году президентом США был избран демократ Джимми Картер, над которым до сих пор смеются за его слабость, неспособность вытащить американских заложников из Ирана и, вообще, за то, что он глуповатый фермер.

Через 6 лет после начала нефтяного кризиса, в 1979 году, Советский Союз вводит войска в Афганистан, что становится началом обострения международных отношений, приводит к бойкоту московской Олимпиады, и начинает новый виток гонки вооружений. Ввод войск связан с революцией, произошедшей в Афганистане и желанием сохранить просоветское правительство в соседней стране. Американцы спонсируют афганских талибов, да и вообще поддерживают любого, кто выступает против СССР. Нельзя сказать, что Европа так уж рада американской активности, между союзниками по НАТО происходят и публичные конфликты (вспомним о вводе войск на Гренаду).

В 1980 году президентом США становится Рональд Рейган, при котором, собственно, все это международное обострение и развивается. У власти в США и Великобритании — неолибералы-консерваторы (Рейган и Тэтчер), рушащие различные социальные бенефиты в своих странах. А вот во Франции президент — социалист Франсуа Миттеран. В ФРГ у руля трижды канцлер от ХДС Гельмут Коль.

Советская система с начала 1980-х все сильнее нуждается в реформах, изменениях разного типа, она не выдерживает такого темпа гонки. Мир на грани войны, это многими ощущается. В 1985 генсеком становится Горбачев, начинающий какие-то изменения, но быстро теряющий поддержку. В конечном итоге происходит распад СССР, а Рейган и Буш-старший получают лавры победителей холодной войны.

А теперь посмотрим на наше время.

В 2008 году вроде как начинается время «перезагрузки» отношений между Россией и США. Подписывается новый договор о сокращении вооружений, президент Медведев едет в Америку: обедает с Обамой бургерами, заводит себе твиттер в штаб-квартире компании в Силиконовой долине, встречается со Стивом Джобсом и получает в подарок айфон (вспоминаем Брежнева в гостях у Никсона, решившего прокатиться на свежеподаренной емумашине).

У власти в США — президент-демократ Барак Обама, многими критикуемый за слабость и нерешительность, неспособность решить конфликт в Сирии и реализовать свою предвыборную программу. В Великобритании — премьер-министр консерватор Дэвид Кэмерон, а вот во Франции президент-социалист Франсуа Олланд. В ФРГ — трижды канцлер Ангела Меркель. А новый король Нидерландов говорит о том, что с социальным государством нужно покончить.

В 2008 же, после десятилетия бурного роста мировой экономики (как в 1960-е), начинается международный финансовый кризис, последствия которого сказываются почти на всем мире. Это ослабляет США и ЕС.

Через 6 лет (как в прошлый раз!) после начала кризиса Россия расширяет контингент Черноморского флота, присоединяет Крым и отказывается признавать новое украинское правительство — которое пришло к власти после революции. В общем, Россией движет желание сохранить пророссийское правительство в соседней стране. При этом, как и в Афганистане, на Украине идет, фактически, гражданская война, в которой американцы поддерживают местных «талибов». Россия подвергается санкциям и обструкции, а Олимпиада, которая проходит в то же время, негласно бойкотирована большинством мировых лидеров.

Консервативные силы на Западе начинают потихоньку раскочегариваться, радикальные идеи получают все больше сторонников, что неизбежно скажется на результатах ближайших выборов и политических программах.

Российская экономика (как и в прошлый раз) потихоньку теряет форму, экономические показатели падают, а министр финансов говорит о рецессии и снижении прогнозов роста ВВП на следующий год. Однако о каких-то структурных реформах правительство не сообщает; после кадровых перестановки некоторые важные экономические посты занимают выходцы из силовых ведомств и генералы. Это говорит о попытке реализовать вариант мобилизационной экономики (аналогичная попытка была предпринята вскоре после смерти Брежнева). В то же время в России растут государственные расходы на вооружение, которые все сильнее давят на бюджет.

Такой на данный момент расклад. А сейчас немного прогнозов.

Мне лично представляется практически неизбежным радикализация политического курса в ЕС и в США. Скоро пройдут выборы в Европарламент, которые отразят изменения в политическом настрое за последние годы. В той же Великобритании, полагаю, UKIP (Британская партия независимости, настаивающая на ограничении миграции и выходе из ЕС) опять наберет много мест в Европарламенте, наверное, даже больше чем у правящих консерваторов. Несмотря на то, что шансов провести в британский парламент больше 1-2 кандидатов у них практически нет (благодаря мажоритарной системе), их идеи довольно популярны, они агрессивно их пропагандируют, что заставит ведущие партии принять некоторые их лозунги на вооружение и радикализироваться.

То же самое и в США, но со своей спецификой. Республиканская партия в кризисе — у нее сокращается количество избирателей: одни белых англосаксонских мужчин не хватает для того чтобы выиграть выборы, а женщины и нацменьшинства поддерживают их слабее чем демократов. А главное — у республиканцев нет яркого лидера, вроде Рейгана, который бы смог привлечь много голосов. У демократов же такой лидер есть — судя по всему, Хиллари Клинтон хочет все-таки попасть в Белый дом в качестве президента. И у нее для этого многое есть — опыт, поддержка спонсоров, связи в политических кругах, воля. И главное — поддержка многих и многих избирателей. Как мы помним, Клинтон на посту госсекретаря была довольно активным и радикальным политиком, успешно продавила военную операцию в Ливии, смеялась над убийством Каддафи, критиковала Таможенный Союз как новую версию СССР. В общем, шансы есть и неплохие, и если все так и случится, то мир получит довольно агрессивного и энергичного американского президента.

Россия же, как обычно, непредсказуема — авторитарные режимы в принципе менее предсказуемы, чем демократии, так как зависят от мыслей и решений одного-двух человек, а не от настроения избирателей, мнения крупных и средних предпринимателей, активности экспертного сообщества и так далее. Так что совсем непонятно что будет, хотя вариантов совсем немного: либо стоять до конца, превращаясь потихоньку, то ли в Иран, то ли (если совсем все плохо) в КНДР, либо начать что-то менять, стараясь взбодрить экономику и политику, а это неизбежно повлечет много перемен и потрясений. В любом случае, вся проблема в том, что если Россия пытается пересмотреть итоги 1991 года (как говорит об этом, например, Федор Лукьянов), то надо понимать, что такими методами этого добиться нельзя — потому что эти те же самые методы, что и 30 лет назад. Они уже тогда доказали свою неэффективность, а к этому добавляется еще и то, что Россия и СССР совсем не равны друг другу с точки зрения международного веса и влияния.

Никаких уроков из 1991 года не было извлечено, и это, пожалуй, самое грустное. Вместо того, чтобы заниматься собой, улучшать инфраструктуру и многое другое, в России пытаются опять перетанцевать весь мир — в области вооружений. Эта затея провальная — нет того веса, тех ресурсов. А главное — русским людям теперь есть что терять — за 25 лет многое изменилось. И вместо того, чтобы пытаться переиграть Европу в вещах гуманитарных — в хорошем образовании, медицине, интересной для всего мира культуре, бизнесе, IT-стартапах и популярных сериалах (а это все было бы возможно, если бы на это сделали ставку), у нас выбрали то, что попроще и снова бряцают оружием.

Если действительно ближайшие годы будут похожи на 1980-е, то сказать можно только одно.

Будет страшно весело и до безумия ужасно.

Егор Сенников, КАШИН

Метки: Россия
Loading...
Loading...