Момент истины для Украины: новая социальная реальность и контуры «общественного договора»

контуры

События на Майдане и смена правящего режима в Украине изменила социальную реальность в стране, суть которой заключается в фактическом крахе постсоветского «общественного договора» в треугольнике ЭЛИТА-ОБЩЕСТВО-АДМИНИСТРАЦИЯ, обеспечивающего устойчивость украинского государства на протяжении последних 20 лет и поставило под вопрос существование самого ГОСУДАРСТВА Украина.

Однако, на наш взгляд, сегодняшний политический кризис в Украине это эволюционное явление, очищения украинского государства от социальных атавизмов советского прошлого.

Крах административно-командной системы государственного управления, доставшихся нам в наследство от УССР, последними адептами которого выступали представители стародонецкой группы Януковича, стал естественным концом агонии УССР и рождением в муках и крови действительно соборной Украины.

Сегодня Украина переживает свой МОМЕНТ ИСТИНЫ, в котором уже не осталось места политике и договоренностям старой политической элиты. Сказкам про восток и запад Украины, рассуждениям об общности и разности Украины, спорам о возможности ее существования в действующих границах, определениям эффективных систем управления, демократии, федерализации и т.п.

Сегодня каждый должен ответить для себя только на один вопрос:

ХОЧУ ЛИ Я ЖИТЬ В УКРАИНЕ?

Других вопросов в украинской повестке дня на сегодня нет.

Сегодня мы проходим тест на жизнеспособность, благодаря новому времени, веер возможностей для Украины ХХІ-го века расширился в отличии от Украины начала ХХ-го века до трех вариантов:

1. Более сильным государственным образованием в существующих границах, с претензией на величие Киевской Руси.

2. Распрощаемся со своей территориальной целостностью, потеряв часть территорий и своего потенциала, превратимся в архаичное государственное образование, выступающее буфером между Европой и Россией.

3. Снова исчезнем с карты вообще, как государство и как территориальное образование.

Начнем с определения основных понятий:

ЭЛИТА — это представители крупного бизнеса (олигархи) транснационального, национального и регионального масштаба, официальные представители интеллигенции, администрирующие развитие культуры и науки.

АДМИНИСТРАЦИЯ — это государственная бюрократия, прослойка топ-менеджмента государственных организаций и учреждений управляющих государственными ресурсами и финансовыми потоками страны, а также представители регионального и местного самоуправления, имеющие отношение к перераспределению финансовых потоков и собственности местных общин. В рамках института «администрации» необходимо выделить еще один важный элемент ПРАВЯЩИЙ РЕЖИМ — это представители конкретных социально-политических групп (бюрократы, олигархи, идеократы) возглавляющие административно-бюрократическую вертикаль власти в стране, а также формирующие нормативно-правовой режим реализации властных полномочий.

ОБЩЕСТВО — это вся совокупность социальных групп, составляющая социально активную часть населения страны и обеспечивающая ресурсное существование ЭЛИТЫ и АДМИНИСТРАЦИИ. Именно «ресурсный» характер ОБЩЕСТВА лежит в основе базового принципа всех Конституций о том, что только народ является источником власти в любом государстве. Именно народ является поставщиком человеческих и материальных ресурсов для формирования и ЭЛИТЫ и АДМИНИСТРАЦИИ в государстве

ГОСУДАРСТВО — это комплекс социальных, административных, экономических и силовых институтов, обеспечивающих правовую и социальную защиту граждан, а также социально-экономическое развитие и целостность территории.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР — система общественной лигитимизации властных полномочий основных государственных институтов обеспечивающих защиту социальных и личных интересов граждан в рамках территориальных границ государства.

ПРИРОДА КРИЗИСА

Как мы все понимаем легитимность любой государственной власти базируется на основе «общественного договора» и базовом конституционном принципе любой правовой системы: «единственным источником власти и носителем суверенитета является НАРОД».

При условии разрыва «общественного договора», первым делом ставится под сомнение «легитимность власти», затем разрушается законодательно-правовая база, что парализует работу государственных институтов, рушит экономическую систему, а на территориях «рухнувшего» государства устанавливается правовой режим более СИЛЬНОГО. Другими словами, в этих условиях ВЛАСТЬ над территорией получает тот, у кого окажется сильнее «огневая мощь» и большее количество сторонников способных к силовому удержанию власти.

Однако на самом деле Майдан не денонсировал «общественный договор», о чем свидетельствует определенный лимит доверия переходному правительству и бизнес элите, а также сохранение высокого уровня социальной толерантности в обществе. Все это может говорить лишь о кризисе Правящего режима. Суть проблемы которого заключалась в несоответствиях между сформировавшимся уровнем самоуправляемости государства, как социальной системы и административно-командным мышлением представителей правящего режима.

Другими словами, Янукович и команда попытались игнорировать социальный опыт уже нескольких поколений украинцев выросших на демократических ценностях, людей абсолютно независимых экономически от государства и не воспринимающих методы административно-командной системы государственного управления замешанной на криминальных отношениях «лихих 90-х», в которой выросли и сформировались основные представители правящего режима.

Десубъективизация ОБЩЕСТВА правящим режимом, как базовой системы легетимизации государственной власти: разрушение основных механизмов социального самоуправления (пренебрежение к выборам, демонтаж системы местного самоуправления), а также постоянное манипулирование базовыми государственными символами (язык, флаг, государственные цвета) фактически разорвали связь режима и общества породив Майдан, как коллективную субъектную материализацию интересов общества. Таким образом, публичное игнорирование общественного интереса, выраженного на Майдане, привело к краху не только самого Януковича, а и всего административно-командного режима государственного управления.

Переформатирование системы управления и радикальная смена элит в Украине, неизбежно ведет к разрушению базовых международных договоренностей (ЧФ, внеблоковый статус, цивилизационный вектор) в которые были интегрированы представители рухнувшего правящего режима, что и вызвало паническую реакцию РФ на украинские события.

Прочитав победу Майдана как фактический разрыв «общественного договора» в Украине и выпадение ее легитимных представителей из глобальной системы международных отношений, открыло возможность для Кремля не только поставить под сомнение легитимность постмайданной системы власти в Украине, но и оспаривать сегодня само существование ГОСУДАРСТВА УКРАИНА.

АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА

Падение правящего режима вывело административную систему за рамки правовой легитимности. Однако переходное правительство имеет достаточно высокую социальную легитимность для принятия жестких и непопулярных решений. Быстрая смена кадрового состава правительства и выход практически всех российских лоббистов из правительства обусловили высокую динамику событий, инспирированных РФ для сохранения собственной ведущей роли и инициативы в процессе формирования нового политического режима в Украине, в особенности на юго-востоке страны.

Высокая динамика развития событий и невнятные реакции новой власти на силовые акции в Крыму и на Востоке страны, показывают отсутствие или недееспособность силовых государственных институтов, обеспечивающих безопасность граждан.

Это дает возможность сепаратистам поставить под сомнение легитимность законодательно-правовой базы на территориях,парализует работу государственных институтов на территориях и позволяет бороться за ключевую роль в урегулировании конфликта в Украине на глобальном уровне.

Любое замораживание ситуации на оккупированных территориях Крыма в существующем формате, угрожает дальнейшей делигитимизацией власти в соседних регионах и постепенным демонтажем государства. Рост криминогенной ситуации по стране, это первый признак отсутствия «контроля территорий » и неспособности обеспечить безопасность гражданам, что будет использовано агрессором для проведения «полицейских» операций на нашей территории силами «зеленых человечков» или военных формирований агрессора.

Учитывая формат и технологические циклы агрессора, можно с уверенностью говорить, что захваченными сегодня территориями не обойдется.

Объем территориальных претензий агрессора будет определяться степенью решительности силового блока постмайданного правительства Украины противостоять как «внутренней», так и «внешней» агрессии в силовом формате. Под «внутренней» агрессией мы подразумеваем борьбу с поднявшим голову криминалом, маскирующимся сегодня под участников Майдана для раскачки ситуации и делегитимизации власти. «Внешняя» агрессия это вооруженные «зеленые человечки», не граждане Украины, пытающиеся подменять силовые органы государственной власти и выполнять полицейские функции на оккупированных территориях.

Для старта антикризисной программы уже можно было бы объявить о введении ЧП на оккупированных территориях:

1. Режим ЧП не позволяет проводить никаких референдумов и выборов.

2. Режим ЧП развязывает руки силовикам для борьбы с сепаратистскими группировками и незаконными вооруженные формированиями с улиц.

3. Обратиться к международным силовым организациям о проведении совместной полицейской операции в Крыму и на Юго-востоке Украины.

Все это позволит связать ресурсы агрессора и локализовать ограниченный контингент на территории нескольких регионов с большой вероятностью постепенной зачистки территорий от сепаратистов.

Таким образом, все происходящие события и формируемые условия будут использоваться РФ для давления на Киев в условиях переговорного процесса по урегулированию внутренней ситуации.

СИСТЕМА ЭЛИТ

Стремительное падение правящего режима в Украине поставило на грань физического выживания старо-номенклатурную или «бюрократическую» группу постсоветской элиты, хранящую в своей памяти основы и принципы административно-командной культуры государственного управления. В основе которой лежат жесткая «организационная» система и «административное» управление процессами.

В тоже время, утрата влияния государственной бюрократии на социально-экономические и социально-политические процессы в стране, привела к формированию самоуправляемых систем по социальным или отраслевым признакам. Развитие самоуправляемости государства обеспечивало конкурентное развитие социально-экономических и социально-политических систем, формировало новые зоны приложения социальной энергии. Попытка режима Януковича жестко централизовать и администрировать эти процессы привели к росту социальной напряженности и протестных настроений.

Майдан, как выход накопленной протестной социальной энергии через социальный взрыв, поставил постсоветскую бюрократическую элиту на грань физического уничтожения.

В этих условиях «молодая поросль» бюрократического крыла вынуждена искать новые формы собственной реализации и точки собственного приложения. Учитывая узость их коридора возможностей они вынуждены разыгрывать старые политические мифологемы. Именно отсюда идет стремление бюрократического крыла ПР закрепиться в консервативных и патерналистских регионах юго-востока Украины, разыгрывая карту их инаковости по языковым, национальным и ментальным принципам. При этом торгуясь за свое существование при помощи шантажа Киевской власти сепаратисткими настроениями в этих регионах.

Осознавая потребность в сохранении целостности экономической системы, новый режим создал условия для быстрой реабилитации национального олигархата отдав его представителям в управление протестные регионы.

Не все группы оказались готовы действовать в новой социальной реальности и смогли быстро осознать происходящее. «Приватовская» группа Коломойского смогла достаточно быстро навести порядок в регионе, погасив все протестные движения.

Группа Ахметова, как наиболее отягощенная собственностью и широким кругом бизнес интересов, вынуждена была прибегать и использовать возможности «бюрократов» для администрирования своих территорий. В условиях фактической утраты легитимности «бюрократами» вынужденные разыгрывать сепаратистскую карту они втягивают всю группу в социальное противостояние и ставят под угрозу не только репутацию акционера, но и существование всей группы. После последних заявлений ахметовцев по Добкину, неспособность погасить протестное движение на юго-востоке, а также молчаливое согласие депутатской группы ахметовцев с шантажистко-сепаратисткой риторикой ПР в парламенте, требующих начать переговоры с крымскими сепаратистами, можно смело предположить, что в случае обострения ситуации в материковых областях юго-востока Украины следующим под санкции запада попадут активы именно этой группы. Особенно учитывая степень и глубину разворачивающегося конфликта, арест Фирташа, как главного российского бизнес партнера на территории Украины, способного организовать и профинансировать сепаратистские движения на юго-востоке.

Майдан, как субъектная материализация интересов ОБЩЕСТВА породил новую когорту лидеров, пока еще не проявивших себя в политическом поле, но уже претендующих на свое место в ЭЛИТЕ новой Украины. Именно эта каторга сегодня переформатирует сами принципы политического процесса. Осознание необходимости и решительность с которой новая власть взялась за принятие непопулярных решений и признание проблемных зон, формирует новый запрос на реальную политику. Суть которого заключается в необходимости не сокрытия проблемных зон и ситуаций, а в адекватном их представлении и видении путей разрешения проблемных ситуаций. Другими словами, в электоральных предпочтениях теперь будет превалировать смысловая составляющая, а не представительская.

КОНТУРЫ НОВОГО «ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА»

Майдан как социальное явление будет погашено и действительно разойдется лишь после парламентских выборов, когда будет легитимизировано представительство ОБЩЕСТВА в системе государственной АДМИНИСТРАЦИИ, а через нее и в ЭЛИТЕ. Легитимация пройдет через переформатирование парламента, когда в структуре парламента появится не просто политическая сила отражающая интересы участников Майдана, а будет отражена его социальная структура, в парламенте появятся представители интересов всех социальных групп стоявших и поддерживающих Майдан.

Однакоокончательная легитимизация власти и Украины, как жизнеспособного государственного образования, произойдет лишь после проведения региональных референдумов о вхождении юго-восточных территорий в состав РФ.Стоит отметить, что сепаратистский потенциал регионов, на самом деле, достаточно низок, если учитывать наличие экономических интересов национального олигархического капитала.

Проведение региональных референдумов послужит МОМЕНТОМ ИСТИНЫ для всех государство образующих систем. Раз и навсегда снимет реваншистские настроения обанкротившихся постсоветских «бюрократов», исключит возможность шантажа Киева региональными элитами сепаратисткой угрозой юго-востока, закрепит унитарный статус Украины и нерушимость ее границ.

КОРИДОР ВОЗМОЖНОСТЕЙ В СУЩЕСТВУЮЩИХ УСЛОВИЯХ

Учитывая отсутствие реального плана и жестких требований у РФ, мы предполагаем, что сегодня Украина находится пока еще в самой широкой части коридора возможностей в рамках которого возможно урегулирование конфликта. Ведь стороны конфликта не определены, Кремль не может определить уровень и степень пассионарности украинцев, степень готовности и формы сопротивления агрессору даже на дружественных территориях.

Непризнание РФ легитимности Украинского правительства, свидетельствует о наличии сверхзадач. Суть которых может быть различна от физической зачистки наиболее пассионарной части украинской молодежи в огне военного противостояния, до создания условий для формирования лояльного к Кремлю политического режима в Киеве, способного обеспечить защиту всего комплекса интересов РФ на этой территории.

Исходя из этих сверхзадач наш коридор возможностей можно представить в пяти ключевых позициях:

1. Демонтаж государственной системы и аннексия Украины. Это единственная возможность сохранить влияние РФ в Украине в случае открытого военного конфликта. Открытые боевые действия между РФ и Украиной автоматически сделают РФ «стороной конфликта», а следовательно Украина может получить военную помощь согласно Будапештскому меморандуму от стран гарантов, что втягивает в конфликт страны ЕС и США и главное переносит театр боевых действий к непосредственно к границам ЕС.

2. Аннексия юго-восточных территорий Украины. В этом случае Украина сохраняет часть своих территорий, но теряет свой промышленный потенциал сконцентрированный на Юго-востоке, а также энергетические ресурсы сланцев и шельф Черного моря, транзитный потенциал с Юга на Север. Россияне практически теряют влияние на Киев и получают депрессивные регионы, а также экономическую и политическую изоляцию, санкции и пр.

3. Создание «серой зоны» в на юго-востоке. Это не позволит запустить интеграционные процессы и затормозит вступление Украины в военно-политические блоки, согласно уставам этих организаций. Однако будет требовать постоянного присутствия собственного контингента, сильно ударит по социально-экономической ситуации в регионах и лишит РФ своего влияния на Киев в среднесрочной перспективе.

4. Федерализация страны. Это позволит сохранить свой кадровый потенциал и политическое влияние в юго-восточных регионах, и создаст возможность для легитимного реванша на выборах, либо откроет возможности влиять на позицию Киева через блокирование решений региональными субъектами.

5. Прекращение активности на территориях и вхождение в переговорный процесс. Это позволило бы поучаствовать в формировании политического ландшафта Украины и зафиксировать статус-кво в экономических интересах.

На сегодняшний день Украина находится еще в стадии своего рождения, лишь по окончании которого станут понятны ее территориальные границы, формат правящего административного режима и структура элиты.

А главный вопрос украинской повестки сохранение территориальной целостности страны.

Дмитрий Громаков