Куда идти Украине

разом

Куда двигаться и где сегодня место Украины – на этот вопрос пока никто вразумительно не ответил, а главное – никто не может четко и убедительно аргументировать тот или иной выбор. Но самое неприятное – сколько бы мы ни рассуждали, куда нам идти и чего мы хотим, наши желания учитываются в последнюю очередь, а часто и не учитываются вообще.

Не потому что мы плохие или хорошие – просто в эпоху глобализации страны все больше зависят друг от друга.

Если уж выносить на референдум вопрос «к кому нам присоединятся – к ЕС или к ТС», то в этом случае я хотел бы видеть и такой вопрос «Кто за объединение Запада и Востока и создание Европейского геополитического пространства, которое включает как страны Западной Европы  так и Россию, а равно и Украину!».

Канцлер Германии Ангела Меркель еще в 2009 году сказала иностранным журналистам в Берлине: «Украина находится в центре интересов ЕС и России… Долгосрочная перспектива Украины зависит от построения партнерских и стратегических отношений ЕС с Россией» (Deutsche Welle, 28.02.09). То есть, ЕС выстраивает партнерские и стратегические отношения с Россией. А что же Украина? Она, по мнению г-жи Меркель, вследствие своего географического положения просто вынуждена находиться между ЕС и Россией. Во всех смыслах.

Иными словами, начался очередной цикл изменений на европейской политической карте, старт которому дало падение Берлинской стены. Тогда,  в 1989 году, завершилась целая эпоха: для Европы исчезла советская (не российская, а именно советская) угроза и идеология, разделяющая европейские страны на два лагеря. А потом  исчезло и политическое противостояние между Западной Европой и СССР – СССР распался.

В результате Западная Европа получила возможность формировать содружество – Европейский Союз – на основе развитой экономики стран континента и исторически сложившихся ценностей. Теперь основная задача ЕС – дальнейшее развитие и налаживание прагматичных взаимоотношений и сотрудничества с Россией. А попутно – уход из-под чрезмерной опеки США, которые все больше навязывают свои интересы и все меньше считаются с интересами Европы.

Тем временем Россия, с распадом СССР и отказом от идеологии коммунизма, превратилась из геополитического центра в огромную территорию с отсталой экономикой, устаревшими технологиями, слабым демографическим потенциалом, зато по-прежнему с полезными ископаемыми, составляющими до 35% мировых запасов.

До 2008 года процесс построения ЕС проходил более-менее успешно, равно как и выстраивание экономических связей с Россией. Но мировой кризис вскрыл проблемы  во многих сферах, причем глобальные, показывающие, насколько экономики разных стран взаимозависимы. Отсюда и высказывание Меркель: «ЕС выстраивает партнерские и стратегические отношений с Россией». Россия также в этом заинтересована.

Украина же, некогда достаточно сильная часть единой экономики СССР, для хозяйства России – недостающее звено, а для ЕС – не более чем буферная зона. Само собой напрашивается решение: не превращать внешнюю политику в разменную монету в угоду другим государствам или для достижения внутренних сиюминутных корпоративных интересов, а – осмотреться, объективно оценить ситуацию и… не стремиться ни в ЕС ни в Таможенный союз.

А выработать тот вариант, который интересен и выгоден для всех сторон и предполагает не разделение на ЕС, Украину, Российскую Федерацию, а объединение в Европейское пространство.

Почему нам идти вместе

Переформатирование происходит не только на Европейском континенте. Изменения во всем мире, а больше всего – в Азии, и они напрямую касаются и России, и ЕС, и Украины.

Наибольшее внимание привлекает Китай. В первую очередь, это социалистическая страна, у руля которой крепко стоит Компартия. Правильный подход к проведению реформ привел к тому, что Китай начал стремительно, по всем направлениям развиваться. Товары, произведенные в КНР, покупает весь мир, в том числе и Украина, причем чаще, чем нам того хотелось бы.

Окрепнув, Китай начал более активно влиять на процессы в мировой экономике и политике, стал приобретать значение геополитического центра, который раньше находился на территории СССР.

Но и у этой страны есть свои сдерживающие факторы, прежде всего недостаток полезных ископаемых для стремительно развивающейся экономики. А главное – переизбыток населения, или же нехватка территории для такого количества населения, можно и так сформулировать проблему.

Подведем промежуточный итог. Есть ЕС – образование стран с развитой экономикой, современными технологиями и достаточным демографическим потенциалом, но с дефицитом полезных ископаемых (и чем дальше, тем острее этот дефицит ощущается). Есть Российская Федерация – государство с огромной территорией, огромным запасом полезных ископаемых, но со слабым демографическим потенциалом для освоения этих территорий и полезных ископаемых, с отсталой экономикой, отсутствием современных технологий, которые позволили бы в том числе компенсировать и дефицит кадров. И есть Китай, по мере своего усиления (и успехов во всех сферах, в том числе современных вооружений и построения вооруженных сил) стремящийся быть первым геополитическим центром планеты, а не вторым после США. И упорство, и агрессивность в достижении этой цели в разы превосходит упорство и агрессивность бывшего СССР.

Есть еще один фактор, который для России пока большой минус, – протяженная российско-китайская граница. Так как Россия не имеет достаточных людских ресурсов и современных технологий, позволяющих осваивать огромные пространства и ископаемые, которые там сосредоточены, этот фактор использует сопредельное государство для решения своих проблем за чужой счет: китайцы мигрируют на российские просторы и осваивают их, чем дальше, тем интенсивнее. Соответственно, и угрозы, начиная от экономической экспансии и заканчивая территориальной экспансией, растут по мере усиления экономики и мощи Китая.

Это угроза для России – юридически обладать, а фактически мирно утратить контроль над своей территорией и добычей своих полезных ископаемых. Но это также и угроза для ЕС – раз и навсегда полностью утратить доступ к российским ресурсам.  Китай же, пользуясь слабостью партнеров, может поддаться соблазну перевести экономическое сотрудничество из плоскости цивилизованных взаимоотношений в плоскость экономического диктата.

Также свободный доступ к ресурсам позволит Китаю наращивать свою мощь и присутствие на мировой арене, а это уже неприятный момент для США.

Поэтому пришло время говорить честно и без дипломатических увиливаний: с учетом всех этих процессов перед ЕС и Россией не просто стоит задача построения партнерских и стратегических отношений, как сказала Меркель, – для них все острее встает вопрос выживания европейского пространства.

Вот отсюда и проистекает насущная потребность объединения в единое Европейское пространство, способное противостоять мировым угрозам и успешно решать свои текущие задачи. Пространство, включающее как страны Европы, так и Российскую Федерацию, а равно и Украину. То есть формируется то общее пространство, которое существовало весь период нашей общей истории.

А безопасность всего этого нового Европейского экономического пространства не может рассматриваться в отрыве от безопасности России, равно как и ЕС. То есть, чтобы в полной мере ее обеспечить, необходимо создавать свой европейский геополитический центр как противовес, поддерживающий баланс сил в мире.

Зеркало ценностей и противоречий

Прежде чем принять к обсуждению идею построения Единого европейского пространства, необходимо решить одну непростую задачу. Суть ее в том, что Россия и ЕС – игроки тяжелой весовой категории – в политическом, в экономическом и в финансовом плане находятся пока под влиянием менталитета послевоенного периода, и, как следствие, формирование и развитие экономических связей тоже находится под влиянием менталитета послевоенного периода развития Западной Европы и СССР.

Вот и имеем: ЕС и Россия, все более зависимые друг от друга экономически, политически пока не смогли избавиться от груза прошлого. Поэтому ЕС не стремится к единению с Россией, а Россия не спешит продвигаться к ЕС.

А Украина при таком положении дел находится в центе интересов и ЕС, и России.

Да, мы за европейские ценности, стандарты и уровень жизни, но ЕС мы больше всего интересуем как буфер с Россией, пока ЕС не выстроит с ней партнерские стратегические отношения.

Да, мы за сохранение с Россией дружественных связей, открытых границ, чтобы свободно ездить к родственникам и т. д., но ее мы интересуем как дополнительный спасательный круг при решении собственных, российских   проблем. Но потенциала Украины уже недостаточно, чтобы вытянуть весь груз и устранить те угрозы, которые приобретают все более четкие очертания для России, а  вместе с Россией и для Украины, а также и для стран ЕС.

И украинское общество прежде всего  за развитие своей экономики, внедрение новых технологий и построение европейских стандартов жизни у себя в стране. Мы за тесные культурные, экономические и деловые связи и с ЕС, и с Россией – на взаимовыгодной и равноправной основе.

Мы за возможность свободно ездить как в ЕС, так и в Россию, и чтобы к нам везде относились с уважением. При этом Украине в равной мере понятны и близки ценности и менталитет европейских стран и родственны ценности и менталитет русского народа.

Поэтому Украина не только вследствие своего географического положения находится между ЕС и Россией (и интересна им как транзитная страна). Она уникальна тем, что ее общество «отображает» как Европу, так и Россию – со всеми их ценностями и противоречиями и их взаимозависимостью.

Иными словами, Украина – это некое европейское мини-пространство. И если мы придем к единому мнению внутри собственной страны, это будет означать, что мы нашли не только решение, снимающее противоречия в нашем обществе, но и компромисс, соединяющий европейские ценности и российский менталитет.

В этом смысле постановка задачи «стать объединяющим звеном и центром формирования нового Европейского пространства» способна поменять взгляды на Украину как ЕС, так и России. И ставить эту задачу мы можем, пока не вступили ни в ЕС, ни в Таможенный союз.

Нужен креатив

Для того чтобы Украину не просто услышали, что она не вступает ни в ЕС, ни в ТС, а внимательно прислушались к нашей инициативе и вникли в содержание – просто слов уже мало. Словам украинских политиков никто не верит. Украинскому обществу необходимо сформулировать новые подходы к пониманию того, какими должны быть и какие задачи должны выполнять система власти, система образования, финансов и пр., какими должны быть подходы к формам собственности, прежде всего государственной. Необходимо четко сформулировать идеологию современного цивилизованного общества.

И это должны быть кардинально новые, как сейчас говорят, креативные подходы –как  в свое время креативной была первая Конституция, написанная нашим соотечественником Пилипом Орликом в XVIII ст., на основе которой, в течении нескольких столетий и сформировались те европейские ценности, о которых мы сейчас и рассуждаем.

И только после того, как мы не просто четко определим свое видение общественного устройства, а начнем успешно его воплощать, но уже не в Европе, а у себя, в Украине  – только тогда украинскую инициативу и предложение стать объединяющим звеном в деле построения Европейского пространства примут всерьез.

И это будет не политиканство, не втягивание  кого-то с куда-то, не присоединение кого-то к кому-то, а сплочение вокруг идеи построения общего европейского дома, который не только поможет выжить всем участникам процесса, но и даст новый импульс дальнейшему их развитию во всех сферах жизни.

Еще один главный момент. США, мощный политический игрок, не только пристально наблюдает, что происходит в мире, но и зачастую пытается управлять процессами. Построение Европейского пространства никак не пройдем мимо внимания и интересов США.

Мы уже упоминали, что Штатам невыгодно, если Китай получит полный доступ к полезным ископаемым России. И такой вариант возможен, если Россия останется сама. Получится, де-юре от Урала до Камчатки территория российская, а де-факто – под полным контролем Китая, что порождает для него соблазн не считаться ни с кем из участников мировых политических процессов.

При объединении в Европейское пространство, освоение российских ресурсов останется под управлением России, то есть прогнозируемым и управляемым, в рамках цивилизованных отношений. В этом и состоит косвенный интерес США.

Подводя итог всему, выше перечисленному, на текущий момент на повестку дня вне очереди встает вопрос:

- не противостояния украинского общества и власти;

- не использования оппозицией в своих интересах (часто по чужому сценарию) силы протеста общества;

- не использование властью всех репрессивных методов против активистов Майдана,     а – на повестке дня аргументированное обсуждение по возможным векторам  дальнейшего движения; с привлечением специалистов и профессионалов во всех сферах деятельности, пусть каждая команда аргументировано докажет безальтернативность своего пути движения, и не просто докажет, а – сформулирует  новые подходы к пониманию того, какими должны быть и какие задачи должны выполнять система власти, система образования, финансов и пр., какими должны быть подходы к формам собственности, прежде всего государственной.

Необходимо четко сформулирует  идеологию современного цивилизованного общества  и основные пути дальнейшего развития общества и экономики на ближайшие 15-20 лет, и свое видение системы эффективной власти.

И это будет профессиональной подход к решению, мирному решению острых противоречий не только в украинском обществе, но, в конечном итоге,  и противоречий между странами ЕС и Россией.

И это будет решение, которое четко обозначит перспективу будущего, а вместе с перспективой и уверенность в завтрашнем дне – то, в чем нуждается каждый: и тот, кто сегодня стоит на Майдане, и тот, кто сегодня работает, и тот, кто сегодня сидит за учебником в школе и институте, и тот, кто сегодня у власти, и тот, кто сегодня находится в оппозиции. И это будет выход из нынешней ситуации для всех, которая на данный момент кажется неразрешимой.

А задача нынешней  власти сделать все, что бы такое обсуждение не просто состоялось, а приложить все усилия и создать все  возможности для проведения и широкого освещения обсуждения, что бы общество четко и однозначно определилось и выбрало дальнейший вектор движения и развития. И это будет заслугой нынешней власти.

Валентин Круковец, Реплика

Loading...
Loading...