Контрреволюция на Мальдивах: райские острова погружаются во мрак диктатуры

Островное государство, которое ассоциируется у большинства людей с потрясающей природой и luxury-курортами, в последние дни переживает острейший политический кризис. Помимо чисто внутренних причин — тотальной нищеты, разгула криминала и борьбы за власть внутри коррумпированной политической элиты — происходящее имеет и геополитический контекст. Райские атоллы посреди бескрайнего океана стали ареной противостояния глобальных игроков — Индии и Китая. Об этом в статье Максима Викулова Realist

 

На прошлых выходных Мальдивские острова снова оказались в фокусе внимания мировых СМИ. Верховный суд постановил освободить из тюрем примерно полторы сотни политзаключенных и снять все обвинения с 12 депутатов парламента. 4 февраля оппозиция предложила отправить в отставку генерального прокурора и министра обороны, а народ стал массово собираться на улицах мальдивской столицы. В ответ армия окружила парламент, президент ввел в стране чрезвычайное положение, а силовики задержали ряд политиков и судей Верховного суда.

Чтобы разобраться в природе нынешнего конфликта, необходимо немного углубиться в историю и специфику общественной жизни островной республики.

Мальдивы

Мальдивский архипелаг насчитывает 1192 острова, 85% которых – необитаемые

 

Нищета, исламисты и магия: нерайская жизнь в кокосовом «Баунти»

Мальдивы известны прежде всего атоллами потрясающей красоты, белоснежными пляжами, буйством зелени, потрясающими коралловыми рифами и отелями класса люкс, в которых так любят отдыхать обеспеченные постояльцы со всего мира — голливудские звезды, арабские нефтяные шейхи, российские нувориши и украинские кондитерские магнаты. При этом мало кто знает, что совсем рядом с туристами, балдеющими от невероятных красот и шикарного сервиса в своих бунгало, продолжается очень далекая от райской жизнь местного населения.

 

Мальдивский архипелаг, на котором размещено одноименное государство, насчитывает 1192 острова, 85% которых — необитаемые. Подавляющее большинство из примерно 430-тысячного населения республики живут в Мале — столице и единственном городе в стране, расположенном на крупнейшем острове архипелага, площадь которого всего 6 кв. км (для сравнения: площадь Киева — 839 кв. км).

 

Практически все население (около 98%) исповедует ислам суннитского толка, который распространился там еще в ХІІ веке.

 

С тех пор более 800 лет местное государство существовало в форме мусульманского султаната, который с 1887 года попал под протекторат британской короны. Современную историю Мальдивы отсчитывают с 1965 года — именно тогда Лондон предоставил островам независимость.

 

Постколониальная история архипелага вызывает куда больше ассоциаций с какой-нибудь африканской страной, нежели с соседними этнически близкими Индией и Шри-Ланкой. На тридцать лет, с 1978-го по 2008-й, на Мальдивах утвердилась диктатура президента Момуна Абдулы Гаюма, который пять раз подряд переназначал самого себя на фейковых безальтернативных «выборах», стабильно набирая за 90%. Собственно, как раз Гаюму и пришла в голову мысль создать экономику, основанную на люксовом туризме. При этом сама страна деградировала сильнее и сильнее: все генерируемые туриндустрией доходы присваивал президент и его окружение, другие отрасли экономики отсутствовали либо пребывали в зачаточном состоянии (рыбная ловля на островах продолжает вестись примитивными методами, пригодная к обработке земля практически отсутствует, а на плетении циновок или сборе кокосов много не заработаешь). Население нищало, коррупция цвела пышным цветом. Постоянно растущее население Мале было вынуждено ютиться в ветхих трущобах, очень часто — без электричества, воды и канализации (для удовлетворения санитарных нужд жители таких кварталов привыкли использовать океан). Столица превратилась в зону постоянной социальной, инфраструктурной и экологической катастрофы. В перенаселенном городе распространилась наркомания: героин можно достать дешевле водки. Полиция преимущественно занята обслуживанием власть имущих и не особо борется с преступностью. Как следствие — на улицах Мале хозяйничают примерно 30 молодежных банд, численность каждой насчитывает до 500 участников. В последние годы отмечается резкая радикализация молодежи: считается, что Мальдивы — на первом месте среди поставщиков боевиков ИГИЛ на душу населения. По некоторым данным (правда, власти все отрицают), в Сирии и Ираке сражаются до 2000 граждан островного государства.

 

Да и вообще, религия все прочнее входит в повседневную жизнь общества. Сейчас в школах ислам — главный предмет, магазины пять раз в день закрываются для молитвы, а в новом Уголовном кодексе появились нормы шариата.

 

Дабы народ не набрался крамольных мыслей, власти не привыкли поощрять общение собственных граждан с иностранцами. Курорты располагались на удаленных от столицы островках, на которых местным (кроме обслуживающего персонала в рабочее время) бывать не разрешалось.

 

За время правления Момуна Абдулы Гаюма, как и положено типичной стране третьего мира, Мальдивы пережили несколько попыток военных переворотов. Впрочем, все — неудачные. В 1988 году диктатор чуть не был свергнут ланкийскими сепаратистами из организации «Тигры освобождения Тамил-Илама», боровшимися с центральным правительством в Коломбо. Режим Гаюма тогда был спасен индийцами, перебросившими в Мале 1600 десантников в рамках операции «Кактус». Помощь Индии надолго закрепила Мальдивы в орбите влияния Нью-Дели.

 

В 2008 году на архипелаге состоялись первые в истории этой страны по-настоящему свободные выборы, которые выиграл молодой идеалистически настроенный оппозиционер Мохаммед Нашид. Въехав в президентский дворец, Нашид (эдакий мальдивский Ющенко) вместо социальных преобразований занялся своей любимой темой — экологическими проблемами, проводя заседания правительства в аквалангах под водой и мечтая перевести страну на возобновляемые источники энергии. Кстати, любопытный факт: во время одного из таких заседаний представители прежнего режима наняли… злого колдуна, который устроился в одной из мечетей спиной к Кибле и начал молиться, призывая джиннов и ифритов посодействовать утоплению президента-реформатора. Разумеется, безуспешно.

 

В 2008 году первые в истории по-настоящему свободные выборы выиграл молодой оппозиционер Мохаммед Нашид

В 2008 году первые в истории по-настоящему свободные выборы выиграл молодой оппозиционер Мохаммед Нашид

 

В 2012 году оставшееся нетронутым «глубокое государство» — чиновничий аппарат, судебная система, армия и полиция — вкупе с многочисленными бандитами-«титушками» заставили Нашида отречься от власти. Год спустя президентом стал Абдулла Ямин — сводный брат диктатора Момуна Абдулы Гаюма.

 

Кстати, на выборах 2013 года без магии тоже не обошлось: широкое распространение получила история с «задержанием» полицией кокосового ореха, исписанного арабской вязью. Его обнаружили у одного из избирательных участков, что вызвало страшный переполох среди местных жителей. Голосование фактически было сорвано: люди опасались воздействия злых чар.

 

Кроме того, полиция арестовала несколько человек, подозреваемых в метании дохлой курицы в местный аналог «Беркута». Действие было расценено как покушение на жизнь сотрудников при исполнении путем наведения порчи.

 

После избрания Абдулла Ямин инсценировал покушение на себя любимого. Десятки оппозиционеров и просто нелояльных политиков были обвинены в терроризме и брошены за решетку. Экс-вице-президент Ахмед Адиб был приговорен к 10 годам лишения свободы, а сам бывший президент был Мохаммед Нашид — к 13 (но под международным давлением власти были вынуждены отпустить Нашида, который перебрался в Великобританию). Среди прочих, под каток репрессий попали бывший министр обороны Мохамед Назим, лидер партии «Адхаалатх» Шейх Имран Абдулла и даже сын многолетнего лидера страны Момуна Абдулы Гаюма Фариш.

 

Ямин

После избрания Абдулла Ямин инсценировал покушение на себя любимого 

ЧП посреди океана

На запланированных на этот год президентских выборах переизбрание действующего главы государства, казалось, было предрешено: политическое поле зачищено, оппозиция слаба, потенциальные конкуренты брошены в тюрьму или изгнаны из страны, силовики и «титушки» — консолидированы. Тем большей неожиданностью для команды мальдивского «гаранта» стало решение Верховного суда страны от 2 февраля, коим предписывается освободить всех политзаключенных (примерно 150 человек), а также снять все обвинения и вернуть мандаты 12 парламентариям, включая беглого экс-президента Нашида. Последнее не только означает появление реальной оппозиции, но и формирование в парламенте антипрезидентского большинства.

 

Однако власти отказались исполнять судебное решение. 4 февраля двое из 12 реабилитированных депутатов были арестованы прямо в аэропорту, непосредственно по прибытии в страну. Военные окружили здание парламента, в котором оппозиционные депутаты срочно собрались, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию, а полиция газом и дубинками разогнала собравшихся у стен Маджлиса митингующих.

 

Главными ястребами в окружении президента выступили генеральный прокурор и министр обороны страны. А вот руководство МВД изначально раскололось — часть высокопоставленных полицейских были готовы солидаризироваться с судьями и оппозиционерами.

 

Но после ряда перестановок внутри ведомства, президент и Ко восстановили контроль над полицией.

 

На следующий день на Мальдивах было введено чрезвычайное положение — якобы из-за «угрозы нацбезопасности». Обратившись к населению, президент Ямин просто и доходчиво пояснил, что на 15 дней лишает сограждан прав и свобод ради их же блага. По его словам, некие «подрывные элементы» и «кучка экстремистов» собираются посеять в стране хаос и применить оружие против полиции и мирных жителей. На время действия ЧП, среди прочего, судьи и парламентарии лишаются иммунитета, а силовики получают практически неограниченные полномочия.

 

Сразу же после ввода режима чрезвычайного положения армия ворвалась в здание Верховного суда. Были задержаны глава высшего судебного органа Абдулла Сайед и один из судей Али Хамид. Трое оставшихся судей тут же включили заднюю, спешно аннулировав решения от 2 февраля. Кроме того, президент Ямин велел арестовать своего сводного брата, экс-президента Момуна Абдуллу Гаюма и его зятя.

 

Ямин велел арестовать своего сводного брата, экс-президента Момуна Абдуллу Гаюма

Ямин велел арестовать своего сводного брата, экс-президента Момуна Абдуллу Гаюма

 

Геополитическое измерение конфликта: индийский слон против китайского дракона

Помимо внутренних причин — усталости населения и части системной элиты от правления Абдуллы Ямина — мальдивский кризис имеет и внешнее измерение. Так, после прихода Ямина к власти Индия начала терять позиции на архипелаге в пользу Китая. Пекин рассматривает Мальдивы как важную составляющую своей стратегии по установлению контроля над морскими торговыми путями. Не меньший интерес для военно-морских сил Народно-освободительной армии КНР представляет возможность создать на удаленных островках (в частности, на атолле Морао) военные базы, откуда открывается чудесный оперативно-тактический обзор на весь Индийский океан. Имея немалый опыт в работе с коррумпированными диктаторами третьего мира, не испытывающие недостатков в финансировании китайцы элементарно купили Ямина и все его ближайшее окружение. Впрочем, не только их: вся страна понемногу превращается в экономический придаток Поднебесной — товарооборот с 2000 года увеличился в 70 раз, китайские компании стали основными инвесторами в экономику островного государства, а в ноябре прошлого года Мале заключило с Пекином договор о зоне свободной торговли. Что характерно: до этого такой же договор президент Ямин намеревался заключить с Индией.

 

 В общем, мальдивский лидер поступил в лучших традициях Виктора Федоровича, который до ноября 2013-го на всех парах вел нас к евроассоциации. А потом ни с того, ни с сего вдруг круто взял и передумал.

 

Кстати, экс-президент Нашид в конце января резко раскритиковал прокитайскую политику нынешнего лидера. По словам оппозиционера, китайская экспансия подрывает мир и безопасность во всей Южной Азии. «Китай занят покупкой Мальдив, покупкой наших островов, покупкой нашей инфраструктуры, в итоге — покупкой нашего суверенитета», — заявил бывший глава государства, отметив, что уже как минимум 16 островов находятся во владении Пекина.

 

Тем временем, в самой Индии пресса буквально стоит на ушах. Нью-Дели чувствует себя в буквальном смысле окруженным китайскими союзниками и сателлитами: к непосредственно индийско-китайской границе, на которой тлеет территориальный спор вокруг плато Доклам; укреплению связей Пекина с проводящем антииндийскую политику Пакистаном, прокитайскими режимами в Бангладеш и Бирме добавился еще и «южный фронт» — Мальдивы. Общественное мнение все настойчивее требует от правительства вмешаться в ситуацию с целью «спасения мальдивской демократии». В самом Нью-Дели тщательно мониторят ситуацию и обещают решительно ответить на антидемократические действия Ямина и его окружения. Неизвестно, как на индийскую активность отреагирует Пекин. Ведь прямое военное столкновение двух самых населенных держав мира, обладающих ядерным оружием и неуемными амбициями, не сулит нашей планете ничего хорошего.

Метки: Мальдивы
Loading...
Loading...