Консерваторы начинают и не выигрывают: как выборы на старте Brexit меняют власть Британии

Тереза ​​Мэй

"Выборы – это вопрос власти, а не вопрос протеста" – именно такими словами начинается редакторская колонка британской газеты Evening Standard, опубликованная накануне внеочередных парламентских выборов в стране. Так газета, благосклонная к консерваторам, пытается объяснить своим читателям, почему сегодня очень важно поддержать правящую Консервативную партию, а не наказывать ее за все ошибки последнего года.
Внеочередные парламентские выборы в Великобритании стали неожиданным сюрпризом для многих в стране, поскольку еще в марте премьер-министр Тереза ​​Мэй категорически отрицала такую ​​возможность. В результате – всего семь недель предвыборной кампании, практически все старые кандидаты в округах, поскольку у партий не было ни времени, ни возможностей для поиска новых лиц, и еще больше неопределенности после объявления итогов голосования.

Поражение леди Brexit
Тереза ​​Мэй стала премьер-министром летом прошлого года, но она пришла к власти не благодаря выборам, а из-за отставки лидера консерваторов Дэвида Кэмерона после поражения на референдуме по вопросу Brexit. Поэтому премьер испытывала нехватку поддержки той позиции, которую она выбрала в ходе переговоров по Brexit. В свое время, перед референдумом, Мэй выступала против выхода страны из ЕС, но как только стала премьер-министром – не только полностью поддержала этот выбор, но и выбрала жесткий вариант переговоров и выхода.
Мэй надеялась, что выборы не только добавят ей легитимности, но и позволят поднять представительство своей партии в парламенте. Консерваторы и так имели большинство, но с перевесом всего в шесть голосов (331 из 650 депутатов), что не давало им возможности чувствовать себя уверенно.
Но в результате – не только потеряли хрупкое преимущество, но и очутились перед сложным выбором – либо формировать правительство меньшинства, либо приглашать в коалицию небольшую партию.
Накануне выборов, когда стало ясно, что консерваторы теряют мандаты, многие британцы опасались, что коалиция будет создана при участии праворадикальной партии UKIP. Некоторые эксперты отмечали, что
в последнее время Тереза ​​Мэй взяла на вооружение немало тезисов британских ультраправых.
Но в конце концов UKIP не получила ни одного мандата, значительно проиграв даже в тех округах, где на предыдущих выборах представители партии пользовались значительной поддержкой избирателей.
Как следствие, наиболее вероятна коалиция с участием консерваторов и юнионистов Северной Ирландии.

Теракты и кампания
Террористические акты в Великобритании – взрыв в Манчестере 22 мая и нападение на пешеходов в Лондоне в последнюю неделю перед выборами – полностью изменили предвыборную риторику.
Если главным лейтмотивом первого месяца кампании был именно Brexit, то уже после терактов все СМИ и политики сосредоточились только на теме борьбы с террором и недостаточной работе правительства в сфере безопасности.
И здесь на действующего премьер-министра посыпалась критика.
Дело в том, что с 2010 по 2016 год, когда Тереза ​​Мэй занимала должность министра внутренних дел, полиция претерпела наибольшие сокращения своего финансирования. Как лидер лейбористов Джереми Корбин, так и мэр Лондона Садик Хан (тоже лейборист) продвигали идею о том, что террористические акты стали возможными именно из-за ненадлежащего финансирования полиции, которое только в Лондоне сократилось почти на 600 млн фунтов стерлингов.
Ответ Терезы Мэй удивил даже ее сторонников.
В одном из последних своих предвыборных выступлений премьер заявила, что на следующий день после победы она инициирует пересмотр законодательства: сокращение прав человека, предоставление больших полномочий полиции, более длительные сроки пребывания за решеткой обвиняемых в терроризме и расширение ограничений и контроля за теми, кого только подозревают, но не могут предъявить официальные обвинения.

"Если наши законы в сфере прав человека не позволяют нам этого делать, мы изменим эти законы и начнем делать это уже в пятницу", – заявила Мэй.

В целом Тереза ​​Мэй во время кампании фактически избегала как телевизионных дебатов с другими кандидатами, так и открытых пресс-конференций, предпочитая выборочные интервью с заранее согласованными вопросами, что для британских журналистов выглядело странно и тоже не способствовало популярности политика.
Опрошенные автором в день выборов британцы разделились во взглядах, но их объединяло то, что голосовать они планировали не "за", а "против", часто с очень эмоциональной аргументацией. Те, кто поддерживал консерваторов, с удивлением спрашивали: "А как вообще можно голосовать за такого человека, как Джереми Корбин?", рассматривая партию лейбористов сугубо через призму личности ее лидера, и отмечали, что Британии нужен сильный лидер на переговорах, а не популист. Те же, кто поддерживал лейбористов, наоборот, отмечали, что с Терезой Мэй страна идет от либеральных ценностей и социальной защищенности к хаосу Brexit, расколу в обществе и всплеску ультраправых идей.

Места поражения
Выборы в Британии проводятся по мажоритарной системе. Примечательно, что два действующих члена правительства проиграли в своих округах – министр по делам Лондона и министр финансов.
Предварительные данные с участков показывают, что консерваторы получили 318 мест, лейбористы – 261 место. До сих пор продолжается пересчет голосов в одном из округов Лондона, где бюллетени считают уже в третий раз, но, похоже, что здесь консерваторы проигрывают.
Но 318 мандатов – это на восемь меньше, чем необходимо для контроля над большинством, и на 13 меньше, чем было в предыдущем составе парламента. А вот лейбористы значительно улучшили свои предыдущие результаты, одержав победу в дополнительных 29 округах (а после подсчета голосов в последнем округе, скорее всего, речь пойдет о 30 новых мандатах).

Лондон фактически полностью поддержал лейбористов, проголосовав против действующего правительства.

Это не стало большой неожиданностью, поскольку год назад столица Великобритании проголосовала категорически против Brexit. Лейбористы привели в парламент и первого в истории страны кандидата-сикха.
Лидер либеральных демократов утратил свой мандат, как и бывший лидер шотландских националистов Саймон. Хотя судьба обеих партий на этих выборах сложилась по-разному.
Если либералы получили +4 мандата, в целом проведя в парламент 12 кандидатов, то Шотландская партия независимости потеряла 21 место в парламенте, оставшись лишь с 35 мандатами. Кстати, шотландская тема заслуживает отдельного внимания. Если подсчитать голоса тех, кто выступает против проведения второго референдума за независимость Шотландии, то они в новом парламенте контролируют подавляющее большинство.
Некоторые британские обозреватели считают, что первое место консерваторов основывается лишь на том, что сегодня в Британии отсутствует сильная центристская партия. В случае существования такой альтернативы шансы тори, которые в последнее время отходят от либеральной экономической политики, значительно снизились. В пользу консерваторов играет также то, что Джереми Корбин, лидер лейбористов – это популист с не всегда взвешенной позицией, который не воспринимается частью электората.
После Тони Блэра и Дэвида Мелибенда, которого прочили в следующие премьер-министры, нынешний лидер лейбористов считается чуть ли не неомарксистом, который зашел слишком далеко в своих левых взглядах. Противники Корбина надеялись, что его проигрыш на этих выборах мог привести к смене лидера партии, однако одержанная им серьезная победа сводит эти шансы к минимуму.
В свою очередь у консерваторов уже в первые часы после выборов начали говорить о необходимости изменений в руководстве партии.

Судьба Brexit
Переговоры по Brexit должны были начаться 19 июня, но уже звучат сомнения по поводу этой даты, поскольку неизвестно, сформируют ли до этого дня новое правительство
Теоретически существует возможность создания и правительства меньшинства (как консерваторов, так и лейбористов, оба лидера заявили о готовности к такому варианту), и новой коалиции, но похоже на то, что события будут развиваться по второму сценарию. Британские СМИ уже распространяют слухи о том, что Мэй договорилась о коалиции с североирландскими юнионистами.
Практически все обозреватели сходятся во мнении, что вместо большей уверенности, которой ожидала Тереза ​​Мэй, страна получила больше неопределенности как в отношении внутренней ситуации, так и в переговорах с ЕС.
В Брюсселе между тем уже заявили, что их больше интересует, кто будет официальным переговорщиков от Британии, а не кто станет премьер-министром.
 Анна Шелест

Европейская правда

Метки: Brexit, Британия, выборы, Тереза Мэй
Loading...
Loading...