Когда закончится Китай?

китай

 

Угроза свержения власти «снизу» в КНР пока что ещё менее реальна, чем в Украине. Этот процесс некому возглавить, а перепуганная разрозненная беднота способна разве что на локальные социально-бытовые бунты

В руководстве китайской компартии опять неспокойно. На этот раз их встревожили не идущие на столицу «бить оппортунистов» хунвейбины, не разгром «банды четырех», и не прыгающие под танки диссиденты, а напоминание о развале СССР. И напомнил им об этом ни кто-нибудь, а сам председатель Си Цзиньпин.

Чтобы не толкать перед партийными товарищами долгую утомительную речь, под которую половина аудитории наверняка впадет в медитацию, мудрый китайский лидер велел снять специальный документальный фильм «В память развала Коммунистической партии и Советского Союза». Который обязали посмотреть всё руководство партии, начиная от парторгов и заканчивая министрами. Последнее слово было за китайской прессой, которая в назидательном тоне предостерегла китайцев о возможности повторения «советского сценария».

С чего это вдруг в Пекине вновь забеспокоились о «советском сценарии», и насколько реальна эта угроза? А главное, кому это нужно – разваливать КНР или пугать этим её население?

Существует весьма распространенное мнение, что сразу после гибели СССР мировой империализм сосредоточил свои усилия по уничтожению последнего крупного коммунистического государства – Китайской народной республики. Мнение, распространяемое в основном коммунистами самого Китая и постсоветских республик. Многие верят: мол, не может же мировой капитал мириться с существованием столь крупного государства победившего социализма.

Увы, может. И не просто мирится, но и активно инвестирует в китайскую экономику – которая, кстати, никогда не была по настоящему социалистической. Равнять СССР и КНР в социально-экономическом плане просто бессмысленно. Если советская держава обеспечила всем своим гражданам минимальный уровень цивилизованной жизни (а горожанам даже почти средний), то в Китае до сих пор ¾ население – перекатная голь, знающая о социальной защите лишь понаслышке.

Советские граждане не выстраивались в километровые очереди для того, чтобы получить работу на заводе. И не горбатились в бараках-мануфактурах за миску похлебки. Даже советские зэки 60-80-х годов жили и работали в лучших условиях, чем миллионы китайцев, вручную собирающие дешевые поделки для рынка СНГ.


Советская зона, пошивочный цех


Китайская фабрика игрушек

«А как же ультрасовременный Шанхай?» - спросит читатель. Да, в Китае выросли современные города, построены небоскребы, ходят скоростные поезда (в отличие от Украины, где они сразу сломались), работают гигантские комбинаты. В Китае есть миллионеры и миллиардеры, сложился свой средний класс – из частных предпринимателей, госслужащих и рабочих корпораций. Но эти острова цивилизации и достатка возвышаются посреди моря отсталости и бедности. В социалистическом государстве (как в СССР) такого не бывает.

В КНР времен Мао Цзэдуна такого тоже не было. Более того, сама гражданская война между коммунистами и Гоминьданом была, по сути, войной бедной деревни против тогдашнего более-менее зажиточного города – который пытался тянуть из деревни деньги.

Как говорят про Мао, это был «бывший анархист, сторонник идей Кропоткина и Бакунина, тот, кто совместил конфуцианство и анархизм под внешней маской марксизма, эдакий китайский батька Махно, крестьянский, народный, не разругавшийся с марксистами, а победивший, в том числе их самих».

Мао поднял крестьян, вооружил их советским оружием (в обмен на формальное принятие веры в Маркса-Ленина) и повел на захват города, изгнав из него гоминдановцев - тем самым создав свое государство. Напоминающее огромную сельскую общину, работавшее как один организм, часто устраивающее нелепые (на наш взгляд) экономические и политические компании. Но в итоге в КНР сложилась система взаимопомощи бедных – поддерживающая тех, кто в ней нуждался, и не раздражающая население блеском роскоши отдельных выскочек. Она работала и на самых высоких уровнях: так, ресурсы государства (в основном трудовые) направлялись на освоение и поднятие бедных провинций.

Это был «социализм» китайского варианта, не похожий ни на один другой. Что-то вроде советского НЭПа периода угара: с полностью национализированными крупными и средними предприятиями, но массой частных мелких мастерских и лавочек, с 28 тысячами деревенских «коммун» с натуральным хозяйством (от выращивания риса до выплавки металла), и единым плановым управлением всего этого.

Впрочем, избежать традиционного для Китая массового голода все равно не удавалось: в неурожайные годы зерна и корнеплодов не хватало на всю миллиардную ораву – даже не смотря на более справедливые методы распределения. Победить голод можно было лишь революционными технологиями и импортом недостающих продуктов. К этому Китай пришел позже.

Эпоха Мао осталась в сердцах старшего поколения китайских крестьян таким же добрым воспоминанием о прошлом, как СССР для украинцев: мол, жили бедно, но дружно и справедливо. Хотя, нужно заметить, что советская «бедность» для тогдашних китайцев была роскошью…

В современном Китае социальное равенство давно нарушено, равно как и основные принципы социалистической экономики. Страна стала мировой фабрикой ширпотреба, выпуская всё: от тряпичных кукол до ноутбуков. С той особенностью, что значительная часть этих предприятий – это филиалы западных компаний, а сама система в которой они работают, это никакой не социализм, но и не капитализм, а очередной китайский «особый путь». Восторгаться которым может только недалекий теоретик, не видящий за цифрами роста ВВП реалий китайской жизни.


Обратная сторона «китайского чуда»

Бесспорно, после тридцати лет экономических «преобразований» в КНР уже никто не голодает: нитраты и гормоны роста делают чудеса, огромные сухогрузы везут в Поднебесную миллионы тонн зерна и кокосового масла. Но пока крестьяне наедались, горожане подняли свой жизненный уровень в разы. И теперь в стране, как и в 30-е годы, вновь существует бедная деревня и богатый город, одни провинции живут в 21 веке, а другие возвращаются в 19-й. По сути, от коммунизма в КНР осталось лишь одно – руководящая компартия, которая очень не хочет потерять свою власть.

Но кто же ей угрожает? Западный мир? Так, среди постсоветских граждан распространено мнение, что в основе развала СССР лежит долгая и кропотливая работа западных спецслужб – которые, мол, разными методами и уничтожили советскую страну. Эти же граждане верят, что теперь западные спецслужбы пытаются развалить Россию, а также КНР.

Что ж, некоторая роль ЦРУ в развале СССР действительно есть. Возможно, сейчас Управление копает и под Россию – хотя причин для этого практически нет. Россия ничем не мешает Западному миру, напротив – исправно поставляет ему сырье, обеспечивая своими углеводородами американские доллары. Точно так же поступает и Китай, обменивающий свою продукцию на зеленые фантики.

Прошли те времена, когда КНР посылала на помощь северным Корее и Вьетнаму свои войска, чтобы не допустить там «реставрации капитализма». Теперь капитализм реставрируется в самом Китае, а Индокитай лишь мечтает об этом. И если еще в 70-х годах Китай можно было назвать военно-политическим противником Запада, то сейчас он является его основным экономическим партнером.

Китай никогда не претендовал на мировое господство – потому что на весь окружающий мир Поднебесной наплевать. Вот почему Пекин не сует свой нос в международные дела (как Москва), а своим правом вето в Совбезе просто играет. Даже региональные амбиции Китая давно угасли, и он, в отличие от некоторых, не мечтает «собрать свои земли» в границах империи Цин.


Былое величие Поднебесной

Миф о том, что КНР может «сбросить доллары и обвалить экономику США» - миф, придуманный людьми, с трудом понимающими в экономике. Во-первых, как они себе это представляют? Набитые долларами контейнеровозы, плывущие в Новый Свет за покупками? Перевод всех долларов в евро или юани? Во-вторых, понимают ли они, что дело не в долларе как денежной единице, а в сложившейся системе, в которой США занимаются эмиссией кредитов, а КНР (в частности) их товарным обеспечением? Ну устроят китайцы «кирдык Америке», и что дальше? Через год остановятся китайские заводы и накроется всё «китайское экономическое чудо».

Это не выгодно самой КНР, потому что это её «чудо» основано на западной экономической системе, она в неё вписалось и стала её неотъемлемой частью - как стала её частью и современная нефтегазовая Россия. Так что, как говорил ротмистер Лемке, «…нет, дорогой, ты меня теперь не убьешь, ты меня теперь беречь будешь».

Разумеется, существуют китайские диссиденты – и те из них, кому повезло выехать на Запад и пристроиться там профессиональными политическими беженцами. Они регулярно выступают с критикой «коммунистического режима», находят поддержку у западных «демократов», которые аплодируют им и скандируют «свободу Тибету!». Но все это не выходит за рамки салонных политических тусовок нижнего уровня, на которых не решаются никакие вопросы. Официальный Запад однозначно не намерен ни разваливать КНР, ни менять в нем власть – она его вполне устраивает. Ведь Азия есть Азия, и вряд ли «демократически избранное» руководство Китая будет сильно отличаться от нынешнего…

Таким образом, если и существует некая угроза для КНР, то она грозит лишь китайской компартии - и исходит только изнутри. И тут есть два варианта.

Первый – угроза повторения события первой половины XX века, то есть восстания обездоленных и недовольных. В данном случае роль обездоленных играет добрый миллиард китайцев, которым не повезло стать бизнесменами, чиновниками или устроится на новый завод, где зарплата рабочего позволяет кормить не то что семью, а всю свою деревню. Этот более многочисленный нищий Китай несколько раз взрывался кровавыми восстаниями и революциями – сминая довольно благополучный, но малочисленный Китай помещиков, бизнесменов, чиновников и мещан, неплохо живших под властью императрицы Цы-Си и генерала Чан Кайши.

Однако в настоящее время у китайской бедноты нет своей объединяющей силы, нет своего Сунь Ятсена и Мао Цзэдуна. Китайцы умеют извлекать уроки из своей истории, поэтому тамошняя компартия душит потенциальных конкурентов в зародыше. Там разогнали даже «секту» Фалуньгун, видимо опасаясь, как бы она не превратилась во вторую Ихэтуань.

Неоднозначными были и события 1989 года: тогда на площади Тяньаньмэнь собрались не столько требовавшие демократии диссиденты, сколько протестующие против начавшихся «рыночных реформ» студенты и рабочие, выступавшие за сохранение социального равенства времен Мао. Но разгромившей их власти выгодно представить те события именно как разгром демократов и либералов, якобы стремившихся «развалить КНР» по советскому образцу. Логика компартии проста: пусть лучше нас проклинает далекая западная общественность, от злопыхания которой нам ни холодно, ни жарко, чем среди китайской бедноты распространится легенда о новых хунвейбинах, пытавшихся в 1989 году свергнуть плохих чиновников и восстановить народную справедливость.


Майдан по-китайски

Поэтому угроза свержения власти «снизу» в КНР пока что ещё менее реальна, чем в Украине. Этот процесс некому возглавить, а перепуганная разрозненная беднота способна разве что на локальные социально-бытовые бунты. Хотя их число просто зашкаливает: до 50 тысяч выступлений ежегодно!

Второй вариант – внутрипартийные интриги. Это куда более реальная угроза, поскольку многие правящие партии, не только КПК, представляют собою банку с пауками. И если руководство партии не будет, время от времени, проводить «чистки», то его просто сожрут самого.

Вопрос лишь в том, в чем именно обвинять сегодня опальных товарищей по партии? И вот тут из китайской шкатулки достают тот самый фильм «В память развала Коммунистической партии и Советского Союза». Смысл которого доходчив даже идиоту: Советский Союз погиб потому, что КПСС наполнилась прогнившими враждебными элементами, а Михаил Горбачев увлекся демократией и ослабил контроль над страной. Стало быть, чтобы не допустить повторение «советского сценария» в КНР, необходимо очистить партию от врагов и потуже затянуть гайки власти.

Тема «советского сценария» вообще очень удобна для руководства КПК. Конечно, в ней есть один изъян: развал СССР был не только административным дроблением державы на 15 государств, но ликвидацией социалистического строя. А так как социализма в КНР уже меньше, чем в Российской Федерации, то нет повода и опасаться его краха. Состоятельному китайскому горожанину социализм не нужен, а бедный китайский крестьянин уже и забыл, как он выглядит.

Зато отлично срабатывают другие страшилки. В первую очередь, конечно, это «утрата руководящей роли», которая пугает всех компартийных чиновников. Ведь вместе с властью они потеряют хорошую работу и хорошую зарплату плюс специальные льготы – и лишь некоторые из них смогут переквалифицироваться в бизнесменов или демократических политиков. Отсюда прямой намек: хотите спокойно доработать до пенсии – не занимайтесь интригами и строго следуйте указаниям ЦК!

А вот народ пугают политическим распадом страны – что в многотысячелетней истории Китая происходило много раз, а потому всегда воспринимается как «рано или поздно, но это случится». В данном случае речь идет о возможности распада КНР на срединную Поднебесную и независимые окраины (Тибет, Уйгурский край, Манчжурию и т.д.). Правда, возможен он лишь в фантазиях китайского агитпропа и маргинальных националистов, но это не суть важно, главное напугать людей.

Учитывая, что в настоящее время экономика КНР сосредоточена в центральных и юго-восточных провинциях, это привело бы к образованию одного крупного и богатого осколка КНР – и дюжины бедных мелких государств. Китайская пропаганда настойчиво внушает китайцам, что в этом случае бедные станут еще беднее, и либо вымрут с голоду, либо пойдут войной на богатые провинции – и утопят Китай в новой гражданской войне. Ну, или возможны еще какие-то занимательные варианты.

Отсюда агитпроп делает для китайцев готовый вывод: будьте смиренными гражданами, радуйтесь тому, что имеете, не ведитесь на призывы смутьянов и врагов, не выступайте против порядка и власти – иначе вы будете способствовать развалу своей страны. В общем, что-то подобное уже который год вещает агитпроп российский, который тоже успешно использует тему развала СССР для укрепления нынешней власти…

Таким образом, китайской компартии не стоит бояться того, что их страну постигнет участь СССР. Ей стоит бояться, что КНР постигнет участь Российской империи.

Виктор Дяченко,from-ua
Loading...
Loading...