Как выживает «Межигорье» без Януковича

После бегства хозяина резиденция «Межигорье» потеряла статус «обители зла», но так и не приобрела новый. Попытки различных госорганов взять объект под контроль либо вывезти ценное оборудование провалились благодаря сопротивлению нынешних обитателей – активистов, поселившихся за зеленым шестиметровым забором после февральских событий 2014-го. Новые жители замечают лишь один интерес к роскошному поместью у представителей власти – ее активы.

Оставшись без многомиллионного финансирования, которое прежде обеспечивалось за счет госбюджета и коррупционных поборов, «Межигорье» спустя полтора года не заросло бурьяном. При хорошей погоде в выходной день поглазеть на «страусов Януковича» сюда съезжаются несколько тысяч человек. Летом этот туристический поток приносит до 2,5 млн гривен в месяц. «Главком» выяснил, кому идут эти деньги и на что они тратятся.

Глава Вышгородской райгосадминистрации Александр Горган и главный налоговик района Александр Назарчук терпеливо ждут коменданта «Межигорья» Дениса Тарахкотелыка перед входом в резиденцию. Тарахкотелык – предприниматель и активист Автомайдана, а Горган – его давний знакомый со времен революции, однако без непосредственной санкции шефа охранники в военной форме не пускают внутрь даже сотрудников прокуратуры. Свободно проходят лишь туристы, заплатившие благотворительный взнос.
Александр Горган

На раздвижных электрических воротах прикреплен плакат, подсказывающий сумму для благотворительности – 50 гривен с человека. Пока ждем, за четверть часа на территорию зашло не более десятка гостей – вторник в октябре не лучший день для посещений. То ли дело выходные дни, когда вереница припаркованных туристами машин растягивается на несколько сотен метров, а на подъезде к «Межигорью» идет бойкая торговля напитками и сувенирами. Нет отбоя от клиентов и у велосипедного проката, разместившегося в 20 метрах от входа. Приблизительно раз в час к воротам подъезжают и уезжают маршрутки с новыми туристами, курсирующие по маршруту Майдан Незалежности (Киев) – резиденция «Межигорье».

С вопросом о том, как работает частный бизнес вокруг бывшего имения Януковича и кому идут эти доходы «Главком» обратился в Генеральную прокуратуру, Вышгородскую райгосадминистрацию и налоговую района.

Руководитель района Александр Горган готовых ответов не нашел, но охотно взялся это выяснить, предложив «Главкому» вместе наведаться к единственному человеку, который мог дать всю интересующую информацию по «Межигорью».

Когда Денис Тарахкотелик, наконец, вышел к нам на встречу, охрана расступилась, пропустив всех внутрь резиденции.
Денис Тарахкотелык

Коменданту «Межигорья» 31 октября исполнится 35 лет. Крепкого телосложения и в камуфляжной форме он мало походит на бизнесмена – такой род деятельности он указывал в автобиографии, когда баллотировался на выборах в прошлом году.

Накануне встречи Тарахкотелык вернулся из приграничной с Крымом территории, где участвовал в акциях, связанных с товарной блокадой полуострова. Война на востоке и борьба с госаппаратом, по словам коменданта, – то, чем он занимается последние полтора года.

Впервые на территории «Межигорья» Тарахкотелык вместе с товарищами по Автомайдану оказался утром 22 февраля 2014 года после бегства Януковича. Активисты приехали на день – два, чтобы блокировать резиденцию, защитить ее от мародерства и не дать вывезти команде тогдашнего президента ценное имущество. Кампания по защите активов затянулась более чем на полтора года, а Тарахкотелык стал комендантом «Межигорья», в котором сейчас живет несколько сотен человек.

Наш разговор начался с вопроса о взаимоотношениях новых обителей с властями Новых Петровцев, где расположена резиденция, и о том, что местная община получает от наплыва туристов. Простых ответов услышать не пришлось.

Денис Тарахкотелык: Когда мы блокировали четвертый въезд (после бегства Януковича в феврале 2014-го года активисты блокировали КПП резиденции – ред.), ночами тут стояли в морозы, никто из села не подошел и не сказал: ребята, может вам чай принести или бутерброды? А когда активисты сюда зашли, спросите у общины – кто и что сделал из них для сохранения «Межигорья»?! Зато сегодня они (местные власти села – ред.) требуют от нас предоставить общине бесплатный вход в резиденцию... Но на каких основаниях?! Они отвечают, мол, это наша земля… Хорошо, но как вы вашу землю передали Януковичу?

«Главком»: «Межигорье» на Януковича оформляли решениями высших госорганов, ведь это не было решением местных властей.

Д. Т.: Как не их? А куда земля пошла от села? Деньги (от туристического потока в «Межигорье» - ред.) в село Новые Петровцы не будут идти потому, что оно не имеет отношения к резиденции. «Межигорье» является достоянием украинских граждан.

Правда, государство ничего не делает для того, чтобы оформить его на себя. У нас было много разговоров на эту тему и с премьер-министром, и министром Кабинета министров, и с Администрацией президента. Дальше этого дело не идет. За полтора года они еле отсудили землю, передав в госсобственность. А имущество принадлежит компании «Танталит» и еще какой-то кипрской структуре. Представители власти все это время приходили сюда только для того, чтобы что-то отжать.

«Главком»: Вы говорите, что государство не хочет взять под свой контроль резиденцию, но была же инициатива о передаче ее под контроль министерству агрополитики…

Д. Т.: Я не говорил, что государство не хотело. Я сказал, что ничего не делало. Министерство – это не государство. На каких основаниях и на основании каких документов должна была состояться эта передача?! Как можно что-то передавать, если они не имеют на это права? Здесь все объекты – это имущество «Танталита», какое право имеет Госуправделами или Кабмин распоряжаться чужим имуществом?! Ведь судебное решение было только по земле, а имущество никто даже не описал. Они (представители власти – ред.) приходили и уходили. Я говорил, что надо организовать группу следователей, приставить общественность, включая журналистов, но этого никто не сделал.

«Главком»: Почему?

Д. Т.: Потому что никто не хочет заморачиваться.

«Главком»: Не мы же с вами должны решать, как поступать с этим имуществом…

Д. Т.: А кто?! На каких основаниях Минагрополитики должно было получить объект?
Борьба за наследие януковича

«Главком»: После предложения Кабмина о передаче «Межигорья» Министерству агрополитики у последнего было больше оснований заниматься вопросом дальнейшей судьбы резиденции.

Д. Т.: Да, было больше бандитских оснований. Где сейчас Швайка (Игорь Швайка, экс-министр агрополитики, находящийся под следствием – «Главком»), где Махницкий (Олег Махницкий экс-руководитель Генпрокуратуры – «Главком»)? Все понимают, о чем я говорю. Чуваки пришли, и думали, что бы хапнуть. Если бы мы передали, думаю, половины имущества точно бы уже не было. Мы говорим об имуществе на сотни миллионов, которое можно вывезти по бэушным ценам. Система кондиционирования одного помещения здесь стоит сотни тысяч долларов, я уже не говорю о чашках по 200 евро, статуэтках, дорогой мебели, посуде Moser (старейший производитель хрусталя в Чехии), которая выпускалась в единственном экземпляре и изготавливается для шейхов и королей, шкатулки по 460 тысяч евро, которую Клюев подарил, часы по миллиону…
Межигорье

Александр Назарчук: А что это за шкатулки?

Д. Т.: Шкатулки в виде шарманки, таких в мире всего 20-ть.

«Главком»: Когда вы упоминали Швайку и Махницкого, что имели в виду?

Д. Т.: К нам приходили представители МинАПК и приносили документы (о передаче «Межигорья» - Министерству агрополитики – ред.). Эти документы являлись незаконными, поскольку они были оформлены на основании других незаконных документов, составленных следователями прокуратуры.

«Главком»: Вы их называете незаконными, поскольку они предусматривали передачу министерству активов, которые юридически принадлежат «Танталиту»?

Д. Т.: Они даже неграмотно составили эти документы (были ошибки в адресах и названиях).

Похожая ситуация была с попыткой Государственного управления делами (обеспечивает финансово-хозяйственные вопросы деятельности администрации президента и высших органов власти – ред.) вывезти из «Межигорья» химическую лабораторию.

«Главком»: Что это за лаборатория?

Д. Т.: Лаборатория анализировала еду, воздух, одежду… Обслуживала Януковича и ДУС (Государственное управление делами – «Главком»).
Межигорье1

«Главком»: Ее основное предназначение – проверять, отравлена еда или нет?

Д. Т.: У нее широкий спектр функций. Это даже комплекс лабораторий. Таких в Европе всего три: у нас, в Германии и Италии. Итальянская – аналогичная нашей – осуществляет контроль качества для всего Евросоюза, что там продается и выпускается на рынке: от порошков до еды, спектральный анализ, химические анализы…Я не специалист, вы можете с этим вопросом пообщаться с Академией наук – они подавали обращение в Кабинет Министров, чтобы дали возможность пользоваться ей. При этом АН Украины не просила никуда перевозить оборудование – лишь о доступе.

«Главком»: а ДУСя хотела вывезти?

Д. Т.: Они приходили с решением следователя, предписывающим вывезти оборудование.

«Главком»: Давно это было?

Д. Т.: В прошлом году. Было две ярких попытки (заполучить активы резиденции «Межигорье» -«Главком»): одну из них предпринимала ДУС, вторую – МинАПК, когда собирались все перебрать на министерство. «Свобода» прислала сюда два автобуса с, образно говоря, «титушками». Они хотели рейдерским методом захватить (резиденцию), штурмовать. Я им говорил: вы что, с ума сошли?! Из-за народного имущества морды бить…

«Главком»: Как удалось договориться?

Д. Т.: Надо уметь договариваться. Кроме того, к нам приезжали и с киностудии им. Довженко. Говорили, мол, это наши «Чайки» (раритетные автомобили советского производства, которые нашлись в гараже Януковича). Я им отвечаю: ну, а что они тут делают?! Есть прокуратура и милиция, вот, пусть они и решают...
Межигорье2

«Главком»: Насколько я могу судить, ваша цель – сохранить территорию…

Д. Т.: Территорию и имущество до того момента, когда государство сможет навести порядок в юридической плоскости. Ведь никто из нас – тех, кто приехал сюда 22 февраля (2014 года) – не знал, что мы пробудем здесь не сутки – двое, а более полутора лет. Мы ждали, когда приедут милиция, военные и возьмут все под контроль, но никто не приехал. И есть немаловажный момент – люди не верят госорганам. Какие гарантии, что имущество не пропадет после передачи госструктурам? Для того, чтобы передать, как уже говорил, все имущество нужно описать – это займет минимум два – три месяца. Чтобы потом не оказалось, что стул ценой в 3000 долларов подменят ширпотребом.

«Главком»: Ваша позиция с одной стороны абсолютна понятна. С другой – отчасти она противоречит тому, чего добивались люди на Майдане – правового государства. Ведь, по сути, «Межигорье» сегодня – это серая зона.

Д. Т.: Я вас вынужден перебить, потому что мне не нравится провокативность этих формулировок. Где серая зона?! Крым и Донбасс – вот, где серая зона, куда уходят миллиарды государства и где гибнут люди. В чем «серость» зоны? В том, что мы содержим батальоны и солдат, потратили на их снаряжение более пяти миллионов, причем точечно: ты едешь на войну – вот тебе бронежилет и каска... У нас живут сейчас 110 переселенцев, а несколько месяцев назад было еще больше. Для кого серая зона?!

«Главком»: Для тех, кто платит государству налоги.

Д. Т.: Но вы сюда ничего не заплатили ни копейки, мы ничего не получаем от государства. Кто в селе дороги чистил от снега? Мы сами тушили недавний пожар в лесу силами собственной пожарной команды, это делал не МинЧС.

«Главком»: Когда я посещаю, например, зоопарк, то знаю, что плата за билет будет отражена в соответствующих документах…

Д. Т.: А куда у нас в государстве идут «по документам» миллиарды?! Люди стояли не за это. Майдан - это была самоорганизованная площадка. Люди боролись за честность. Что вы видите нечестного в «Межигорье»? То, что простые люди взяли в свои руки территорию и имущество?! Мы сохранили то, чего бы точно не было, в случае передачи либо непередачи любому госоргану. Вы можете поинтересоваться, что происходит на других, подобных, но более мелких объектах, например, у Пшонки?

«Главком»: Что там происходит?

Д. Т.: Даже розетки вытянули из стен. Наша община напротив – нарастила имущество: установлены лавочки, Wi Fi, есть факт прироста поголовья животных в зоопарке, все развивается.

(6)

А. Н.: Но все предприниматели должны платить налоги…

Д. Т.: У нас на территории все предприниматели платят налоги, они покажут документы.

Позже Денис Тарахкотелык обвез представителей налоговой и корреспондента «Главкома» по территории на своем автомобиле, познакомив с предпринимателями. Те предъявили все необходимые документы о регистрации и праве вести предпринимательскую деятельность. Их меньше десятка. Налоговики удостоверились, что бизнес работает законно.

Александр Горган: Денис, думаю, ты можешь заверить, что власть района не вмешивается в деятельность на территории «Межигорья», а также в том, что у нас нет какого-либо коррупционного интереса. Но есть проблема неопределенности правового статуса имущества, которое здесь находится. Оно принадлежит юридическим лицам – «Танталиту» и кипрской компании. Они были опорами и спонсорами бывшего режима. Думаю, общество не может допустить эти фирмы к пользованию имуществом, тем более, находящимся в подвешенном состоянии. Все знают о ситуации в «Межигорье» – Администрация президента, Кабмин, Министерстве внутренних дел. Ясно, что до судебного решения эти активы нельзя никому передать.

Пока мы не видим исковой работы, которая сможет изменить статус, но общество не позволит прийти сюда формальным собственникам и пользоваться. Более того, есть судебный запрет. В то же время, я понимаю, что ситуацию нужно менять и это можно делать силами общественных формирований, взявших на себя функции защиты.

При этом я не имею ни морального, ни юридического права соглашаться с тотальным народовластием на этой территории, нужна программа, которая будет переводить ситуацию в правовое русло. Необходимо, чтобы у гражданских формирований, которые здесь осуществляют контроль, была видение, что будет здесь завтра: парк, мемориальный или музейный комплекс, заповедник… Должна быть перспектива – когда законность вернется на эту территорию в полном объеме.
Межигорье3

Д. Т.: На сегодня вся компетенция по «Межигорью» – у Генпрокуратуры, но они ничего не делают, в первую очередь, я говорю о необходимости описать, оценить имущество, наложить арест и подать в суд. В Генпрокуратуре есть хорошие люди, которые мне говорили: все, что от них зависело – ходатайства и т. д. подготовлено. Но почему-то дальше дело не идет.

Со своей стороны – я не могу просто встать и уйти, поскольку должен понимать, что с этим всем будет дальше. Иначе мне потом будут говорить, что развернулся и все бросил…

«Главком»: Что видят в будущем на месте резиденции те, кто сейчас тут живет?

Д. Т.: Территория – Национальный парк «Межигорье», Хонка – музей коррупции. С другой стороны, вы должны представлять – «музей коррупции» – звучит хорошо, в том числе и для истории это важно. Но только электроэнергии Хонка (дворец Януковича – ред.) потребляет в самом экономном режиме на 2,5 млн гривен в год.
Межигорье4

«Главком»: Кстати, как вам удается выживать с большими долгами за энергию? В СМИ назывались миллионные суммы задолженности.

Д. Т.: Они («Киевэнерго») – очень нечестные чуваки. «Киевэнерго» нам прислало извещение, что мы должны большие деньги. Я им задал вопрос: по какому тарифу вы считали? По максимальному. Второй вопрос: почему мы должны – вам должен «Танталит»! Третье – вы («Киевэнерго» - «Главком») списали со счетов «Танталита» задолженность, рассчитав по максимальному тарифу. То есть, всю предоплаченную сумму в размере свыше двух миллионов. Этого хватило, чтобы покрыть 3 - 4 месяца. Мы готовы и можем платить по минимальному тарифу, но они вместо этого предлагали социальный тариф, но это значит, что государство будет им доплачивать…

«Главком»: Цель такого подхода - загнать в долги и попытаться отсудить имущество?

Д. Т.: А как они это сделают?! Мы можем забрать «Киевэнерго»! Когда они отключали энергию, мы готовы были прийти и вернуть его («Киевэнерго») в госсобственность.

«Главком»: Вы приходили к ним, кажется.

Д. Т.: Да но разрулили … Они включили.

А. Г.: Но долг накапливается и по максимальному тарифу…

Д. Т.: Да.

А. Г.: Потом они повесят долг на «Танталит», к тому моменту имущество уже будет описано, останется только подать иск и отсудить.

Д. Т.: Юридически «Танталит» отписался от поставки электроэнергии – попросил прекратить подачу.

А. Г.: Как называется структура, которые сегодня присматривают за территорией резиденции?

Д. Т.: Общественная организация «Национальный парк Украины Межигорье».

А. Г.: Насколько знаю, в нее входят активисты из числа самообороны, Автомайдана, «Правого сектора»…

Д. Т.: Представители «Правого сектора» были раньше.
Экономика резиденции «Межигорья»

«Главком»: Насколько легко стороннему человеку начать бизнес в «Межигорье»?

Д. Т.: Нелегко. Тут работают те, кто с первых дней проявил инициативу. Мы не можем допустить превратить эту территорию в базар или подобие «Гидропарка». Когда мы планировали работу, то советовались с людьми: где им удобнее, чтобы на территории продавались вода, сладкая вата, кофе.

«Главком»: За забором стороннему человеку тоже проблемно открыть свою точку?

Д. Т.: Мы туда не вмешиваемся – то, что находится за пределами резиденции – компетенция сельской рады. Мне достаточно проблем по эту сторону забора.

«Главком»: Маршрутки, которые возят туристов с Майдана Независимости, также не имеют к вам отношения?

Д. Т.: Не имеют, этим занимаются те, кто нашел спрос.

«Главком»: Во сколько можно оценить оборот резиденции от торговли и туристической деятельности?

Д. Т.: От торговли – копейки. Основный доход идет от граждан, которые делают добровольные взносы – пожертвования. Есть основные четыре месяца – с мая по август, приносящие доход. В этот период мы собираем по 2,5 млн. гривен в месяц. С ноября по апрель ежемесячные поступления составляют приблизительно по 200 тысяч гривен. За исключением января – февраля, когда (выручка – «Главком») падает до 100 - 150 тыс. гривен в месяц. В этот период у нас маленькое число посетителей – от 20 до 50 человек в день. Летом иначе – в будни максимум 500 человек. А в выходные – 3000 – 5000 человек. Но при этом надо учитывать, что в это число входит достаточно много бесплатных категорий – школьники, участники АТО, члены их семей, пенсионеры и т. д.
Межигорье5

Пожертвования позволяют нам держаться на плаву: платить зарплату на протяжении года, поддерживать объекты. Это большие суммы. Минимум 800 тысяч гривен (в месяц ) идет на зарплату, 150 тысяч гривен – бензин и солярка, 50 тысяч - корма для животных, 150 – 180 тысяч - на питание людей.

Мы ежедневно кормим до 200 человек. Это не сотрудники «Межигорья», а солдаты, спецмилиция, добровольческие батальоны, переселенцы. Были времена, когда мы кормили более 1000 человек в день, например, когда сюда приезжал «Правый сектор» (во время активной фазы агрессии России на востоке Украины – «Главком»), здесь их на протяжении недели комплектовали и отправляли (на фронт). Выглядело это так: завтрак – с семи часов утра и до двух часов дня, ужин – с четырех часов дня до часу ночи.

Кроме того, мы восстановили 300-метровую скважину, закупили четыре котла для отопления, заплатив 1,65 млн гривен. Нам же газ отключили… Я мог бы поставить там (под офисом газопоставщика, - «Главком») БРДМ, но мы решили, что потреблять российский газ – неправильно. Мало кто задумывается о том, что будет при температурных перепадах в Хонке или на «Галеоне», где на полах семь видов мрамора, отделка из ливанского кедра…

«Главком»: Вы говорили о том, что территорию резиденции обслуживают порядка 200 человек. Кто эти люди?

Д. Т.: 90% из них работали при Януковиче. Новых сотрудников набрать было бы сложно. Большинство из них – жители Новых Петровцев.

«Главком»: Их нынешние зарплаты отличаются от тех, которые они получали при Януковиче?

Д. Т.: Конечно. Сейчас у нас минимальная зарплата – 3 тысячи. При Януковиче она составляла от 5 до 6 тысяч гривен. Так что половина мечтает, чтобы Янукович вернулся.

Федор Орищук

Главком

Метки: активы, власть, Межигорье
Loading...
Loading...