Как вели миграционную политику древние люди

Все более интересной и актуальной для нас сегодня становится тема миграции. А как обстояло дело в этой сфере в древней Греции? 

Мы знаем, что население любого античного полиса было неоднородным. Основу городской общины составляли полноправные граждане – политы. Они в большинстве своем имели находящиеся в сельской округе (греки называли ее «хора») собственные наделы земли. Эти наделы, «клеры» (судя по происхождению этого слова, участки распределялись с помощью жребия), граждане обрабатывали сами или же с помощью рабов. Поскольку частной собственности на землю в современном значении не существовало (земля была одновременно собственностью гражданина и собственностью гражданской общины – полиса), все операции с землей могли совершаться только с согласия гражданской администрации. Община строго следила за тем, чтобы кто-то не превысил дозволенный «земельный максимум», больше которого запрещалось иметь.

Остракон

Остракон с именем Фемистокла.

Существовала также прослойка граждан, которые по каким-либо причинам лишились своих земельных участков, но тем не менее оставались полноправными участниками в принятии жизненно важных для полиса решений, участвуя в голосовании в Народном собрании - высшем органе политической и законодательной власти города-государства.

Было также относительно небольшое количество рабов, которые не обладали никакими правами вообще. Хотя нужно сказать, что некоторым из них удавалось выкупить себя из рабства и достичь успеха и процветания. Имущество раба после его смерти, если он не был отпущен на свободу при жизни или не выкупил себя, доставалось его хозяину.

Помимо описанных выше категорий внутри полисов постоянно проживали также свободные граждане других государств (иммигранты), их греки называли «метеками». Каждый метек должен был иметь патрона, греки называли его "простатом". Метеки делились на две категории.

Первая категория - это метеки, которые не вызывали опасения у городских властей; они могли жить на территории полиса. У них было, выражаясь современным языком, только «разрешение на временное проживание». Они обязаны были ежегодно платить в казну налог ("метекийон") в 12 драхм. Это довольно значительная сумма для того времени. Они не имели права приобретать недвижимость в черте общины, их не допускали к участию в Народном собрании и, соответственно, к выборным должностям гражданской общины и судов, то есть на государственную службу. Гражданская община при этом совершенно никак не участвовала в их материальной поддержке Они сами должны были искать легальный способ получения доходов для собственного содержания и уплаты налогов.

Вторая - более привилегированная категория метеков - исотелиты. Исотелитами были, как правило, состоятельные граждане других полисов. Они освобождались от уплаты "метекийона", но должны были делать добровольные пожертвования на нужды города. Им разрешалось иметь недвижимость на территории полиса. Они могли посещать общественные мероприятия, такие как театральные представления, например. Участвовать в Народном собрании им также запрещалось.

Некоторые метеки, оказавшие неоценимые услуги гражданской общине, могли быть вознаграждены получением статуса полноправных граждан, то есть «получить гражданство». Имена новых граждан высекали на мраморных досках и выставляли в публичных местах. Хотя получение гражданства было крайне сложным делом.

Об этом свидетельствует случай с блестящим афинским оратором Лисием, который происходил из семьи исотелитов. После поражения Афин в Пелопоннесской войне победители-спартанцы установили в полисе олигархический режим. Лисий практически полностью потратил свое состояние, помогая сторонникам афинской демократии. Демократия была восстановлена; тем не менее, несмотря на оказанную им помощь, Лисий так и не смог получить прав афинского гражданина из-за ошибки в бюрократической процедуре. Нужда заставила его заняться написанием речей за плату, то есть стать адвокатом. По законам того времени обвиняемый или истец сам должен был произносить в суде подготовленные для него речи.

Гражданства (греки называли это «гражданская честь») могли лишить на время, притом очень демократическим способом. Эта процедура называлась "остракизм" (от греческого слова "остракон" - кусок битой керамики, черепок, на котором можно было нацарапать имя неугодного гражданина). Эта процедура проводилась довольно регулярно и требовала участия не менее 6000 полноправных граждан, что составляло менее четверти от общего числа жителей Афин. В основном остракизм применялся к политикам, пользовавшимся чрезмерным влиянием на народ, чтобы избежать тирании. Человек, которого подвергли остракизму, то есть изгнали из пределов государства, не мог пересекать городской черты в течении пяти лет. Его имущество сохранялось за ним полностью. По истечении срока изгнания такой гражданин имел право вернуться на родину и вновь приобретал все политические и имущественные права.

Детям от «смешанных» браков (полноправного гражданина полиса с женщиной из метеков) было отказано в получении гражданства. Единственным исключением, подтверждающим это незыблемое правило, были дети от брака великого Перикла с Аспазией. Периклу, несмотря на его колоссальное влияние, стоило огромного труда провести подобное решение через Народное собрание и отменить им же самим инициированный закон.

Людей, уличенных в получении гражданства неправедным способом, (что могло выясниться, например, при переписи населения) могли продать в рабство.

В Совет пятисот - высший исполнительный орган афинской демократии - могли избираться только афиняне, не имевшие и не желавшие иметь второе гражданство. Об этом говорится в речи оратора Лисия, написанной для одного из членов Совета пятисот: "Я утверждаю, что быть членом Совета у нас имеет право только тот, кто, будучи гражданином, сверх того еще желает быть им: для такого человека далеко не безразлично, благоденствует ли наше отечество или нет, потому что он считает для себя необходимым нести свою долю в его несчастиях, как он имеет ее и в его счастии, а кто хоть и родился гражданином, но держится убеждения, что всякая страна ему отечество, где он имеет средства к жизни, тот, несомненно, с легким сердцем пожертвует всеобщим благом и будет преследовать свою личную выгоду, потому что считает своим отечеством не государство, а богатство" (XXXI, 5-6).

В Спарте отношение к чужакам было гораздо строже. Получить статус спартиата было абсолютно невозможно. Даже прошедшие через спартанскую систему воспитания «агоге» люди, такие как могущественный Лисандр или дети историка и философа Ксенофонта, так и не смогли стать полноправными спартиатами.

Таким образом, мы видим, что гражданской общине было не безразлично, кто будет определять ее дальнейшую судьбу.

Николай Саввониди, экс-сотрудник ИИМК РАН

mk.ru

Метки: древняя Греция, история, миграционная политика, миграция
Loading...
Loading...