Как отделаться от Евромайдана?

Власть и оппозиция уже кашляют, пытаясь расхлебать заварившуюся кашу

оппо

После трехчасовых переговоров на Банковой тройка оппозиционных лидеров повела себя загадочно, отказавшись от немедленных комментариев. А после перед толпой сторонников отделалась обычными пламенными заклинаниями, из которых так и не удалось понять, до чего ж они там договорились.

Украинцы уже много раз приходили на вече, приходили на митинги и марши – толпились, слушали, кричали в ответ, снова слушали, танцевали и пели. Толку от этого, как известно, не было никакого. Власть замечала Евромайдан лишь тогда, когда он показывал зубы и отбивал попытки своего разгона, захватывал административные здания, схватывался с милицейскими заслонами. Стояния и хождения многотысячной толпы вокруг колонны с крылатой девкой наверху власть всерьез не воспринимала. Как говорила бабка Бабариха, «люди из моря выходят и себе дозором ходят – правду бают или лгут, дива я не вижу тут!»…

Все дело в том, что мероприятия под руководством Яценюка, Кличко и Тягныбока – всего лишь спектакль, имеющий к реальной борьбе за власть такое же отношение, как детская игра в «папу и маму» к взрослому браку. Кличко, Тягнибок и уже тем более Яценюк – это не те политики, которые бы решились вот так взять и создать альтернативную власть, тем самым выйдя из подчинения нынешней. Ведь это было бы мятежом, переворотом, нарушением конституционного строя, от одной мысли о чем, думается, вожди оппозиции грохнулись бы в обморок.

Созданную вечером 22 января «Народную Раду» оформляют как «оппозиционное теневое», что не противоречит законодательству и соответствует демократическим традициям. В Украине такие «теневые правительства» существовали дважды: в декабре 2007-го его создали регионалы, а в апреле 2010-го проигравшая президентские выборы Юлия Тимошенко. Никакой существенной роли они не играли и представляли собой лишь политические клубы.

В данном случае звание «народного» цепляют к нему, похоже, лишь для создания видимости, что это не пустая забава кучки политиков, а действительно некий серьезный, всенародный проект. Но это лишь видимость, как и «народное вече».

Зато это позволит в какой-то мере решить возникшую перед властью и оппозицией проблему: что делать с Евромайданом? Который вот уже третий месяц мозолит глаза, а в последние дни еще и выпустил коготки. Конечно, 2-3 тысячи радикалов с палками и камнями революции не сделают, но нервы потрепать могут. И не только власти! Сейчас и оппозиция попала в непростую для себя ситуацию.

Когда еще в ноябре лидеры оппозиции начали примерять на себя роль вождей Евромайдана, они не подозревали, с чем имеют дело. Они видели в Евромайдане-2004 копию Майдана-2004, причем очень такую сдержанную и интеллигентную – это пояснялось тем, что первыми на акцию пришли действительно интеллектуалы. Ну, по крайней мере, эти люди общались между собой в социальных сетях, а не возле пивных ларьков.

После того, как оппозиция успешно провалила свою акцию «Вставай, Украина!», ей грех было не воспользоваться дармовой социально-политической активностью и готовым митингом. Нужно было лишь любезно предложить Евромайдану сцену с оборудованием, а затем сразу же взойти на неё, толкнуть пару зажигательных речей - и объявить себя главным. Так украинская правая оппозиция постепенно захватила лидерство на Евромайдане и вскоре уже полностью распоряжалась на нём, объявляя «народные вече» и «ходы», составляя «вымогы», создав ВО «Майдан» и воссев в его президиум. Теперь от имени Евромайдана оппозиция будет создавать «народное правительство», в котором же сама займет все места. Такая вот типичная демократия по-украински, когда народ ничего не решает, а призван лишь одобрять то, что уже решили за него.

Но после того, как оппозиция полностью пропиарила себя на сцене Евромайдана, превратив его в свой предвыборный митинг, возник вопрос: что дальше? И вот тут начались проблемы.

Сказать прямо «спасибо, друзья, мы высказали свое мнение, давайте теперь расходиться по домам!» оппозиция боялась, потому что опасалась потерять свои заработанные на «вече» рейтинговые очки. А Евромайдан, не без стараний оппозиции, кстати, однажды решил, что одного лишь выражения протеста будет маловато – нужно добиться от власти чего-то существенного, одержать над ней хоть какую-то победу, чтобы можно было потом ответить, чего ради люди стояли на Евромайдане. И вот этой победы, или хотя бы какого-то действительно значимого шага, Евромайдан стал ждать от своих самозваных вождей. Объявить в такой ситуации концерт оконченным они просто не могли.

И началась имитация бурной политической деятельности – с регулярными вече по воскресениям и хождением вокруг колонны по вторникам. Так как призывы Яценюка «победить на выборах» всем уже надоели, то он, видимо, придумал новую затею – пресловутое «народное правительство», которым вполне можно было бы морочить людям голову еще целый месяц, а затем таки уговорить их разойтись – под предлогом, что все органы «народной власти» сформированы и усердно работают.

Бесконечно терпеть Евромайдан в его нынешнем виде не могла ни оппозиция, ни власть, ни даже его участники. Евромайдан нужно было либо ликвидировать, либо создавать на нем условия для постоянного проживания протестующих. Соорудить эдакий парк вечного протеста, украинский политический Диснейленд.

Но вместо разрешения ситуации она лишь усугубилась. Уставшие от болтовни оппозиционеров молодые радикалы начали свою собственную революцию – и отнюдь не мирную, чем полностью спутали все планы оппозиции.

Весь казус ситуации проявился тогда, когда лидеры оппозиции начали бегать к Януковичу «договариваться». Сам Виктор Федорович их, конечно, принципиально не стал принимать – сделал вид, что занят более важными делами. Для общения с какой-то там оппозицией была создана специальная комиссия во главе с Клюевым, которого, по словам Инны Богословской, «всегда ставят на переговоры тогда, когда надо развести кого-то, купить кого-то и сделать так, чтобы никаких результатов не достигли».

Но все же оппозиции сразу выдвинули условия: немедленно прекратить беспорядки на Грушевского и вернуть Евромайдан в мирное русло. Так вот казус был в том, что оппозиция не могла этого сделать, потому что «Правый Сектор» ей не подчинялся. Его активисты в гробу видали и партийных вождей, и «народное вече», и «народное правительство». И что самое ужасное для оппозиции, симпатии народа стали переходить к этим хулиганящим радикалам, потому что они хоть что-то делали, а не мололи языками со сцены.

Власть же, словно в насмешку, продолжала требовать от оппозиции прекратить беспорядки. Мол, раз вы два месяца выступаете от имени Евромайдана, раз вы уже записали себя его лидерами, то с вас и спрос за действия протестующих! Но в том-то и дело, что ни Кличко, ни Тягныбок, ни тем более Яценюк быть ответственными не желают. Поэтому он сразу открестились от «провокаций» и осудили их. Лишь один Кличко отважился приехать на место столкновений, чтобы с позиции «старшего товарища» призвать молодых угомониться, но в ответ его окатили из огнетушителя. После чего Тягныбок куда-то пропал (пока не воцарилось перемирие), а Яценюк стал усердно создавать видимость того, что контролирует ситуацию и что-то требует от президента.

На самом деле Евромайдан уже выходил из-под контроля оппозиции. Бесконечный политический митинг постепенно перерастал в серию столкновений, на которых Яценюку и Тягныбоку не было места, а Виталий Кличко так и не решился возглавить молодых радикалов, хотя имел для этого хорошие шансы. Власть тоже устранилась от политического решения конфликта, свалив проблему на голову специального штаба МВД, круглосуточно координирующего «наведение порядка». О том, что ситуация серьезная, красноречиво говорила внешность «бойцов» из оцепления: туда согнали даже пухлых кабинетных полковников, с тоской взиравших на «революцию» через щитки защитных шлемов.

Однако, опять же, оппозицию постоянно гложет жадность к политическому рейтингу. Увидев, что значительная часть общественности не осуждает, а поддерживает «повстанцев», у вождей оппозиции тут же возникло желание примазаться к их славе. Но только так, чтобы одновременно и не нести ответственности за их поступки. Трудно сказать, как именно они это сделают, но уж точно постараются! Юрий Луценко уже нашелся, заявив, что «я не поддерживаю, но и не осуждаю этих парней, которых вы довели до отчаяния!».

Что же касается власти, то ей, понятное дело, Евромайдан никогда не нравился, но и разгонять его выходит себе дороже, поскольку Запад грозит в этом случае применить против правящей украинской элиты адресные санкции. Так как вариант «сами разойдутся» не состоялся, власти теперь придется либо дождаться крайнего обострения ситуации, дабы раздавить всех одним махом и на законных основаниях, либо поручить решение проблемы оппозиции, которая уже сама не рада, что связалась с этим Евромайданом…
Виктор Дяченко, From-UA
Loading...
Loading...