Как «национализация» боевиков развалила экономику в ОРДЛО

На отобранных у ДТЭК шахтах смогут добыть всего 2 млн т угля в год вместо 8 млн т - руководитель антикризисного штаба компании Денис Диденко

На отобранных у ДТЭК шахтах смогут добыть всего 2 млн т угля в год вместо 8 млн т - руководитель антикризисного штаба компании Денис Диденко

Всего за несколько месяцев после “национализации” украинских предприятий так называемыми властями непризнанных “ЛНР” и “ДНР” экономика региона скатилась к краю пропасти, пишет журнал Новое Время.

Избежать социального взрыва “республикам” помогают лишь миллиардные финансовые вливания из России.

Тотальное сокращение производства

Экономика “ЛНР” и “ДНР” и раньше дышала на ладан. А когда пять месяцев назад “республики” захватили контроль над расположенными на подконтрольной им территории активами ахметовских компаний ДТЭК и Метинвест (это более 80 предприятий - как правило, шахт и метзаводов), она и вовсе покатилась в финансовую пропасть.

Для “отжатых” предприятий закрылись легальные рынки, а вслед за этим замерли десятки шахт, остановлены или работают не в полную мощность несколько крупных металлургических заводов. Например, на территории “ДНР” из 40 шахт, приспособленных для добычи угля, функционирует лишь половина.

И для ряда остановленных предприятий последствия окажутся фатальными - их уже нельзя будет вновь запустить.

На Донецком металлургическом заводе
На Донецком металлургическом заводе рабочие выходят на смену всего два раза в неделю / Фото: Andrew Butko / uk.wikipedia.org

По данным Госстата, в 2012 году металлургия и угольная отрасль занимали 49,6% в структуре экономики Донбасса, а местные предприятия давали шестую часть украинского ВВП. Теперь, когда эти заводы и шахты остановились либо сильно сократили производство, их доля в экономике, по оценкам экспертов, снизилась впятеро. И негативные последствия подобного “сжатия” ощутили на себе все - от местных “властей” до рядовых жителей оккупированных районов. “Республики” замерли на грани социального взрыва, удерживаемые от катастрофы лишь российскими вливаниями.

Денис Диденко, руководитель антикризисного штаба компании ДТЭК, прогнозирует: на отобранных шахтах смогут добыть всего 2 млн т угля в год вместо 8 млн т годом ранее. А Александр Каленков, президент объединения предприятий Укрметаллургпром, оценив объем ввоза железной руды из России, подсчитал: сейчас металлурги “ЛДНР” работают на 20% своих возможностей.

Схлопывается вся экономика региона. Например, на горловском концерне Стирол, ранее выпускавшем удобрения, из 4‑тысячного коллектива трудятся фактически около 50 человек, которые изготавливают пластиковые стаканчики.

Серые схемы сбыта

Полезные ископаемые, добытые в местах, фигурирующих в официальных сводках как "отдельные районы Донецкой и Луганской областей" (ОРДЛО), через железнодорожные переезды на границе с РФ - в районе луганского Красная Могила-Гуково и донецкого Квашино-Успенская - попадают в Россию. Провозят его туда российские посредники, скупающие донбасский уголь примерно по $ 22-24 за тонну при рыночной цене в $ 75-85.

Далее его отправляют на ростовскую станцию Кизитеринка и разделяют: часть под видом российского сырья посредники пытаются продать на экспорт через порт Ростова-на-Дону. Остальное отправляется на внутренний рынок РФ.

Весь этот путь кажется коротким, но из‑за нелегального происхождения угля он стал малопродуктивным. За четыре последних месяца с оккупированных территорий сепаратисты вывезли примерно 1 млн т черного золота, что в год составит около 3 млн т. При этом в 2016‑м с Донбасса в Украину легально ввезли 11,8 млн т всех марок угля. Еще примерно 1 млн т, по оценкам экспертов, попал из ОРДЛО в РФ. То есть теперь из региона вывозят уголь темпами, в четыре раза меньшими. Значит, резко сокращается и добыча, и прибыли шахт.

уголь
За последние четыре месяца с оккупированных территорий вывезли только 1 млн тонн угля / Фото: EPA

“Национализированные” предприятия в “республиках” курирует Внешнеторгсервис, который зарегистрирован в Южной Осетии.

Евгений Головатюк, журналист издания Лига.net, проводил расследование по торговым отношениям “ЛДНР” и России. Он уверен: Внешнеторгсервис связан с бывшим украинским бизнесменом Сергеем Курченко.

К слову, шахтерам “национализированных” предприятий в ОРДЛО выдали в качестве зарплатных банковские карточки южноосетинского Международного расчетного банка.

Каленков из Укрметаллургпрома говорит, что три основных метзавода региона также постигла тяжелая судьба: Алчевский меткомбинат остановлен, на Енакиевском (ЕМЗ) и Донецком (ДМЗ) метзаводах работает по одной домне. Основная причина - проблема с рудой и сбытом готовой продукции.

На том же ДМЗ рабочие выходят на смену всего два раза в неделю, а часть цехов законсервирована.

По данным российской таможенной службы, в марте-июне 2017 года южноосетинская Внешнеторгсервис поставила на оккупированные территории 430 тыс. т руды и концентрата, которые используют металлурги. Каленков поясняет: подобный объем поставок говорит о мизерной - в районе одной пятой от прежних мощностей - загрузке предприятий.

Он уточняет, что сепаратистские СМИ неоднократно сообщали о полном запуске метзаводов. Но речь, как правило, шла о выпуске дешевого полуфабриката - чугунных заготовок.

Если взять сталь, то ее происхождение можно отследить по химическому составу. С чугуном таких проблем нет, говорит эксперт.

Падение зарплат

Денег шахтерам, которые все еще работают, перепадает немного. По словам Михаила Волынца, председателя Независимого профсоюза горняков Украины, в Луганской области два принадлежавших ДТЭК объединения - Ровенькиантрацит и Свердловантрацит - до захвата добывали по 28 тыс. т угля в сутки. Сейчас добыча рухнула до 2 тыс. т. Соответственно, уменьшилась и зарплата шахтеров: вместо 10-12 тыс. грн они получают около 6 тыс. руб. (2,6 тыс. грн) в месяц.

Михаил Волынец
На Ровенькиантрацит и Свердловантрацит зарплата шахтеров упала с 10-12 тыс. грн до 2,6 тыс. грн в месяц - Михаил Волынец / Фото: Конфедерація Вільних Профспілок via Facebook

Павел Лисянский, директор общественной организации Восточная правозащитная группа, имеющий обширные контакты в ОРДЛО, рассказывает: зарплаты горняков сократились даже на копанках - самопальных шахтах. Сейчас в среднем там получают около 5 тыс. грн, хотя ранее эта сумма была в два-три раза больше.

Из этого пике угольная промышленность оккупированных районов вряд ли выберется, уверены в ДТЭК. Шахты, отобранные у компании, работают вполовину своей мощности, часть шахтеров в бесплатном отпуске, приема на работу нет.

Еще хуже обстоят дела на добывающих предприятиях, относящихся к “министерствам республик” и отобранных у Украины ранее. Так, на прекратившем добычу угля донецком Шахтоуправлении Донбасс зарплата не выплачивается с весны. На шахтах меньше 10% от общей штатной численности: из 4,1 тыс. официально трудоустроенных человек на работу ходят несколько дней в неделю около 500 шахтеров. Причина проста - сбывать добытый уголь некуда.

Юрий Грицук, бывший житель Горловки, покинувший малую родину после начала войны, иногда все же посещает город. И видит, как тот умирает.

Самая доходная работа здесь, по словам Грицука, - идти в ополчение: рядовым платят 15 тыс. руб. (6,5 тыс. грн) в месяц. Либо же трудоустроиться ремонтником или спасателем в аналог МЧС - зарплаты там составляют 20 тыс. руб. (8,7 тыс. грн). Только эти две сферы “республиканские власти” и накачивают деньгами: чтобы было кому воевать и чтобы не допустить техногенных катастроф.

По данным того же “центра занятости”, средняя зарплата в “ДНР” составляет 6,2 тыс. руб. (2,6 тыс. грн). В Украине, как показывает Госстат, аналогичный показатель равен 7,3 тыс. грн.

32‑летний Владимир из Ровеньков говорит о том, что из-за нищеты многие его земляки уезжают в Россию работать на тамошние предприятия. Он с каждым днем все больше убеждается, что вскоре в городке останутся лишь редкие шахтеры да пенсионеры с бюджетниками.

У мизерных зарплат в “ЛДНР” есть и оборотная сторона - высокая стоимость жизни. “Все в 1,5–2 раза дороже, чем в Украине, - поясняет Владимир. - Мы постоянно сравниваем цены - на вещи, продукты, лекарства. И по всем статьям здесь все стоит больше”.

Сырьевой придаток Москвы

Налаженные экономические связи у “ЛДНР” имеются лишь с официальной Москвой, рассказывает Головатюк.

На основе данных российских таможни и железной дороги эксперты подсчитали, что в 2016‑м РФ поставила в ОРДЛО товаров на $ 935 млн. Их основная доля пришлась на сельхозпродукцию и продовольствие - 36% в общем объеме.

Отдельной строкой в экономике “республик” стоит природный газ, который достается сепаратистам фактически бесплатно: за два года россияне поставили 4,1 млрд куб. м газа на общую сумму в $800 млн. Но сепаратисты Газпрому ничего не платили.

И это не единственные дотации из Москвы. Журналисты немецкой газеты Bild расследовали тему выплаты пенсий в “ЛДНР” и убедились: финансы на них выделяет РФ, бюджет которой ежегодно тратит на такие цели более $ 1 млрд.

Анатолий Амелин, венчурный инвестор, основатель аналитического центра Amelin Strategy, говорит: уже сейчас экономику “ЛДНР” нужно рассматривать как часть российской. “Причем именно как ее сырьевой придаток”, - считает он.

Эксперт уверяет: пока будет осуществляться финансовая поддержка такого уровня, как идет из России, оккупированные районы могут существовать сравнительно долго. Но их экономическое состояние останется плачевным.

Метки: национализация, ОРДЛО, производство
Loading...
Loading...