К чему приведет атака на Мариуполь

МариупольИ почему украинские власти упорно называют войну перемирием

Изначально сомнительный режим перемирия на востоке Украины переходит в статус полномасштабной войны. На минувшей неделе ситуация беспрецедентно ухудшилась за все время с начала конфликта.

24 января около 9 утра район «Восточный» в Мариуполе был обстрелян из артиллерийской техники. По данным МВД, погибло 30 человек, а 95 ранены. Разрушено 79 объектов – преимущественно, частные и многоквартирные дома.

Сумму убытков губернатор Донецкой области генерал Александр Кихтенко оценивает в более чем 100 млн гривен. Как рассказал Forbes очевидец событий, из-за обстрела население микрорайона начало спешно покидать дома; в частности, транспорт предоставил ММК им. Ильича – несколько домов в «Восточном» заселены сотрудниками комбината.

Всю минувшую неделю ситуация на Донбассе накалялась буквально на глазах. 20 января силы «ДНР» и «ЛНР» отбили у украинских военных территорию бывшего Донецкого аэропорта, что украинская сторона признала только к концу недели.

22 января в Донецке в результате минометного обстрела остановки общественного транспорта погибло 13 человек. По предварительной информации штаба АТО, обстрел производился из так называемого «кочующего» миномета, установленного в микроавтобусе.

Также штаб АТО сообщает о значительно увеличившейся на прошлой неделе интенсивности атак по украинским позициям в Донецкой и Луганской областях. Всего за сутки производилось более 100 обстрелов.

Накануне, 25 января, Петр Порошенко созвал экстренное заседание СНБО, в ходе которого назвал ответственных за атаку на Мариуполь, сославшись на данные СБУ и перехваченные силовиками телефонные разговоры боевиков. «Перехват радио- и телефонных разговоров, которые были переданы мне от СБУ, неопровержимо свидетельствует о том, что эта атака была предпринята террористами, которые, к сожалению, поддерживаются Российской Федерацией», – сказал он.

Что стало причиной обострения после нескольких месяцев относительного затишья?

Дмитрий Ярош, замглавы комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, в комментарии Forbes заявил, что активизация боевых действий на востоке была ожидаемой для высшего военного руководства страны. «Ничего неожиданного там не происходит – и Генштабу вооруженных сил Украины, и Главному управлению разведки постоянно поступала информация о возможном наступлении. Это связано, в первую очередь, с геополитическими раскладами и желанием легитимизировать в границах Донецкой и Луганской области «ДНР» и «ЛНР», – поясняет он. – Для нас это террористические организации, а для него [Владимира Путина] – союзники».

Ярош констатирует, что Минские договоренности, которые должны были привести к миру, так и не были реализованы, добавляя, что лично он никогда не был «сторонником переговоров с террористами».

Политолог Кость Бондаренко считает, что обострение связано с застопорившимися переговорами по мирному урегулированию конфликта: «Стороны не могут найти выход из ситуации. Соответственно, когда его нет, на местах начинается поиск выхода как со стороны Украины, так и со стороны «ЛНР» и «ДНР».

Свою версию озвучили и представители России, настаивая на своем статусе обеспокоенного стороннего наблюдателя. Глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе телефонного разговора с госсекретарем США Джоном Керри отметил, что «обострение ситуации в Украине стало следствием постоянных обстрелов населенных пунктов со стороны украинских войск, грубо нарушавших Минские договоренности».

«Лавров призвал США употребить свое влияние на украинское руководство, чтобы добиться отказа от ставки на военный сценарий», – сказано в сообщении МИДа.

Принуждение к миру

Количество жертв, которое за последнюю неделю только среди мирного населения и только по официальной информации приближается к полусотне, а раненых – свыше 100 человек, не поставило крест на надежде урегулирования конфликта путем переговоров. Петр Порошенко в ходе совещания СНБО заявил, что для Украины Минские договоренности остаются приоритетом. «Альтернативы Минску мы не видим», – подчеркнул он.

Для прекращения активной военной фазы нужно ехать не только в Минск, но и в Берлин, считает Кость Бондаренко. «Должно быть принято решение, рекомендация, что необходимо отвести войска на 15 км в одну и другую строну», – добавляет он. Украинская сторона с этим не соглашается, аргументируя, что потеряет позиции, и вообще «это план Путина».

Но ранее этот план был признан международными посредниками – с ним согласились и Франк-Вальтер Штайнмайер, глава МИДа Германии, и министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. «Я думаю, что все-таки нужно договариваться. Я приверженец того, что лучше плохой мир, чем хорошая война», – отмечает Бондаренко.

Параллельно возможно усиление международного давления. Как сообщила представитель ЕС по вопросам внешней и охранной политики Федерика Могерини, 29 января ЕС проведет внеочередное заседание в связи с эскалацией конфликта на востоке.

Украина будет настаивать на признании «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями. Это позволит применить к ним весь арсенал международной борьбы с терроризмом. 26 января назначено экстренное заседание комиссии Украина – НАТО для обсуждения обстрела Мариуполя и дальнейших действий.

Декларируя готовность к переговорам, Украина в то же время усиливает оборону. ВСУ начали максимально наращивать концентрацию военной техники и контингента в зоне АТО. «С целью адекватного реагирования на действия террористических группировок мы продолжаем наращивать резервы практически по всем секторам, где у нас ведутся военные действия. Кроме того, в пунктах постоянной дислокации мы продолжаем восстановление воинских частей, которые прибыли из зоны АТО, наращиваем группировки, поставляем вооружение и технику», – заявил министр обороны Украины Степан Полторак.

Дмитрий Ярош исход прямого военного противостояния, несмотря на дисбаланс сил противников, не считает предрешенным: «При умелом руководстве и соответствующей подготовке личного состава [ВСУ] могут дать отпор и победить их. Главное, чтобы управление войсками было на должном уровне. На мой взгляд, сейчас это не так».

Понимание выбранной стратегии – мирные переговоры или прямое противостояние – усложняется спецификой украинских государственных коммуникаций. Это проблема, которую сделали очевидной события последней недели – невозможность безусловно доверять патриотичным, но не всегда достоверным официальным месседжам относительно военных действий. Донецкий аэропорт, который был оставлен украинскими военными еще в начале недели, несколько дней в заявлениях политиков продолжал «героически удерживаться». Признать очевидное пришлось только после появления военнопленных на улицах Донецка.

«Украинская система пропаганды построила легенду относительно аэропорта. Сегодня признать сдачу аэропорта – разрушить легенду и признать свое поражение», – объясняет Кость Бондаренко. При этом украинские власти, не признавая эти события, сами себе вредили, поскольку это поражение не стратегического, а тактического уровня, считает эксперт. «Кутузов отдал Москву, но выиграл войну. У нас так цепляются за какие-то знаки, символы, объекты, что иногда ставят под удар всю систему информации и пропаганды, которая существует», – резюмирует он.

forbes

Метки: Донбасс, Мариуполь, Петр Порошенко
Loading...
Loading...