«Хоббит: пустошь Смауга». Испытывая терпение

kinopoisk.ru

Люди ходят в кинотеатры по разным причинам. Кто-то, возможно, пытается таким образом понять, что делает человека человеком; кто-то – понять саму нашу жизнь. Кто-то хочет пережить приключения или драматические моменты, помогающие на какое-то время убежать от реальной жизни. И, на мой взгляд, фильм «Хоббит: пустошь Смауга» (вторая часть трилогии, снятой по мотивам «Хоббита» Дж.Р.Р.Толкиена) – мало что может предложить всем этим типам зрителей.

В первую очередь следует отметить, что Питер Джексон (продюсер, режиссер и один из авторов сценария) вынужден был столкнуться при съемках фильма с огромным монстром, которого он сам и породил. Трилогия «Хоббит» (даже в большей степени, чем предшествовавший ей «Властелин колец» 2001-2003) – это гигантский маркетинговый феномен, созданный на основе милой детской книжечки, от которой, собственно, зависят теперь уже целые киностудии, карьера многих людей и даже, как говорят, экономика целой страны – Новой Зеландии. Следовательно, здесь уже не может быть той свободы действий, которая позволяет экспериментировать. Никакой спонтанности и легкомыслия – ведь речь идет о серьезном многомиллиардном бизнесе!

За исключением коротеньких ретроспективных моментов в самом начале, «Хоббит: пустошь Смауга» просто продолжается с того места, на котором закончилась предыдущая часть - «Хоббит: неожиданное путешествие». Хоббит Бильбо Баггинс (Мартин Фримен) в компании гномов после всех пережитых ими опасностей продолжают свой путь к Одинокой горе. Гномы рассчитывают вернуть себе свою родину, захваченную алчным до золота драконом Смаугом, который продолжает пребывать в замке.

Группа путешественников должна добраться туда к тому времени, когда последний луч света в День Дарина (Новый Год гномов) осветит замочную скважину двери, ведущей вглубь горы. Гэндальф (Йен МакКеллен) покидает их, отправляясь на поиски Некроманта (Бенедикт Камбербетч), собирающего силы Зла. По пути гномы и хоббит попадают в плен к эльфам, откуда им удается бежать в бочках, сплавляясь по реке и отбиваясь от злобных орков, преследующих их еще с первой части фильма.

Гномам помогают два эльфа. Образ Тауриэль (Эванджелин Лилли) здесь специально придумали для того, чтобы компенсировать отсутствие значимых женских персонажей. Второй помогающий гномам эльф – популярный персонаж Леголас (Орландо Блум), хотя и является одним из героев Толкиена, но он не фигурирует в книге «Хоббит». Включение этих двух персонажей позволяет создать некий любовный треугольник, который в данном случае совершенно неуместен. В том, что путешествие это крайне опасное нас пытаются убедить неоднократно. В фильме «Хоббит: пустошь Смауга» присутствует масса сцен «счастливого спасения в последний момент», сцен различных битв, созданных при помощи компьютерной графики и еще более головокружительный сценарий, чем в предыдущей части.

В первой части трилогии Питера Джексона превалировали пейзажи с отвесными скалами, с которых периодически едва не срывались персонажи. Во второй же части мы в основном видим до нелепого крутые лестницы и проходы, ветви высоких деревьев и персонажей, качающихся на всяких веревках, цепях и тросах. Переходя от сцены погони к сцене битвы и снова к сцене погони, Джексон в своем очередном псевдо-эпическом фильме буквально тащит зрителя через ряд бурных сцен, что уже само по себе утомляет. Как раз из-за всего этого обилия экшена и чрезмерной активности фильм и не вызывает у зрителя подлинного волнения. Создатели фильма впустую растратили свои таланты и профессиональные навыки.

Актеры (а в фильме задействованы и очень хороши актеры) фактически потерялись под густым слоем грима, или их «затмили» компьютерные спецэффекты. Их диалоги крайне скупы. И возникает вопрос: зачем нужно было столько внимания уделять факту участия в фильме Бенедикта Камбербэтча, если голоса озвученных им персонажей (Некроманта и дракона Смауга) искажены до неузнаваемости? Все эмоции, которыми мог бы обогатить этот актер характер персонажей, по сути, затёрты режиссурой и спецэффектами. Диалог между Смаугом и Бильбо Баггинсом, вероятно, единственная часть фильма, соответствующая книге. Их реплики взяты непосредственно из книги Толкиена, где они придают один из наиболее драматичных эффектов всему повествованию. В фильме же использование в этой сцене звуковых эффектов фактически выхолащивает ее смысл.

Вместо того чтобы передавать ощущение надвигающейся угрозы (а именно такой эффект должен был по идее произвести понижающийся тембр голоса Камбербетча), в итоге получается нечто мультипликационное и отталкивающее. Здесь (как и в длинной сцене разговора между Бильбо Баггинсом и Голлумом [Энди Серкис] из предыдущей части) зрителю предоставляется возможность увидеть актерские способности Фримена – но лишь мельком. И, как и сцена с Голлумом, этот эпизод тоже как бы выбивается из фильма. Роль Гендальфа (Иена МакКейна) сведена по сути к коротким и разрозненным появлениям, а ту сцену весьма скудного диалога, которая ему все же отводится, в принципе, мог бы сыграть кто угодно. То, как Питер Джексон использует актеров, не позволяя им раскрыться, – это практически преступление. Почти 300-страничная (в зависимости от издания) книга «Хоббит» (1937-го года) – это ведь весьма увлекательное и захватывающее чтиво.

Мировоззрение Толкиена отражало некое стремление вернуться к до-индустриальной утопии. На его понимание добра и зла сильное воздействие оказал личный опыт участия в I-й мировой войне, и он смог выразить свой личный опыт в таком вот весьма увлекательном произведении, не потерявшем свою привлекательность и по сей день. Он писал с определенной долей юмора и замечательно передавал драматизм ситуации. В его произведении «Хоббит», действие которого происходит в том же придуманном мире, что и во «Властелине колец», ставится ряд интересных вопросов. Его персонажи замечательно прописаны и у них есть четкие и выраженные мотивы действий (хотя иногда и входящие в противоречия).

Короче говоря, в книге изначально была та основа, на которой можно было бы снять один не особо притязательный, но хороший фильм (ну, или два). Однако Питер Джексон в своем фильме постарался просто убрать всю ту утонченность и изящность, что изначально присутствовала в произведении Толкиена (по сути Джексон с самого начала этим и занимался). Питер Джексон – сценарист-режиссер-продюссер – несколько узко смотрит на вещи, когда ориентируется на то, что публика «желает видеть». Он игнорирует тот факт, что зритель способен оценить и нечто большее, чем обычный пафос.

То, что книгами Толкиена зачитывались целые поколения – ведь столько людей с жадностью читали и перечитывали их – по-видимому, ни о чем не говорит Питеру Джексону. И это, в частности, хорошо заметно по стремлению Джексона и его команды растянуть эту небольшую книгу (с цельным и связным повествованием) на блокбастер из трех частей, состоящий преимущественно из чередующихся сцен экшна и погони, которые сами по себе не развивают историю. Зритель ждет, чтобы, наконец, что-нибудь произошло, а в результате ему предлагают какие-то «огрызки» истории – например, раскрытие тайны личности Некроманта или разговор с драконом. Слишком уж много времени придется потратить пережидая бесчисленные сцены драк, битв, погони и нагнетания тревоги. Хотя единственное, что здесь реально подвергается опасности – так это терпение зрителя.

Кристин Шофельт, WSWS

Перевод Дмитрия Колесника, Ліва

Loading...
Loading...