Губернатор Львовщины: «Мы должны отстоять Восток, потому что это Украина»

сех

В ближайшие дни 500 женщин и детей из Славянска приедут во Львов. Губернатор Львовщины Ирина Сех уже обратилась к руководителям районов с просьбой найти возможности, чтобы принять донетчан, переживших потрясения этих дней. Уже сейчас на гостеприимной земле Львовщины проживают более 2 тысяч крымчан и 550 жителей Донецкой и Луганской областей. Корреспондент «ОстроВа» беседует с председателем львовской облгосадминистрации Ириной Сех.

- Поток беженцев с Крыма и Востока не застал Львовщину врасплох?

- Я очень хорошо помню начало марта, когда началась оккупация Крыма, вышел указ о моем назначении главой области и Львовский облсовет принял решение, что мы готовы принять беженцев. Это было взвешенное государственное, экономическое решение и одновременно — эмоциональное решение львовской громады, потому что это была человеческая беда. Мы тогда даже не понимали, что это будет — один день, два или три, но были уверены, что поможем крымчанам, потому что у них горе, беда. С 3 марта я начала работу с того, чтобы принять людей, обогреть, найти им жилье. Санатории, пансионаты, предприниматели и просто люди с пониманием отнеслись к этой ситуации. Пришлось решать массу вопросов, в том числе по выплатам социальной помощи, пенсий и т. п.

Преимущественное число беженцев из Крыма составили семьи татар — мужчины оставались, женщины с детьми приезжали. У них свои традиции, возникали специфические вопросы, у кого-то начинались роды, просили, чтобы не было рядом мужчин, и надо было так сработать, найти нужные слова, чтобы их услышали и медики, и социальные службы, и бизнесмены, и собственники санаториев и пансионатов, чтобы они отнеслись к людям с пониманием. И мы это сделали.

У нас не было учебника, как все это делать, мы делали, как умеем. Есть «гуманитарка», кому даем? Крымчанам! Нужно их накормить? Кто это сделает? Вот эти и эти. Нужно поселить? Поселим! Нужна материальная помощь? Найдем! Создали специальный штаб, и в результате каждую семью беженцев закрепили за определенным департаментом. На тот момент половину крымских беженцев приняла Львовщина...

- Почему все-таки именно Львовщина?

- Мы просто пригласили и приняли. Наверное, сработала еще своеобразная «цыганская» почта — одной семье понравилось, как ее приняли, и пошла информация по цепочке. Не сказать, что у нас здесь была роскошь, что сразу были созданы все условия, но было какое-то человеческое общение, контакты. Мы в администрации как-то собрали людей, предпринимателей, которые уже предоставили беженцам жилье, питание. Мы просто их поблагодарили - дали грамоты, сказали доброе слово, и даже это было важно. Так мы пережили первый этап, а потом пошла вторая волна беженцев — из Одесской, Донецкой и Луганской областей.

Львовщина имеет серьезные проблемы с безработицей, но в этой ситуации найти работу мы помогали в первую очередь беженцам. У нас был случай, когда мы приняли семью врачей с двумя детьми, и нашли работу для главы семьи, несмотря на то, что сейчас врачи во Львове все на 0,25 ставки. Спасибо, что все относятся к этому с пониманием. Напомню телефон «горячей линии» для беженцев — 050-887-03-47.

- Другая сторона трагедии — всех всколыхнуло жестокое убийство сепаратистами в Славянске нескольких украинских патриотов, в числе которых был горловский депутат Владимир Рыбак и молодой парень со Львовщины Юрий Дяковский...

- Да, он из города Стрый, из замечательной семьи. Он закончил гимназию с золотой медалью, был на Майдане, и в Славянск поехал по зову сердца - защищать Украину. Но его жестоко убили. Более того, его тело террористы не хотели отдавать родителям, и это было еще одной трагедией, потому что мать не могла похоронить сына. Брат Юрия обратился к нам, мы стали через своих однопартийцев выходить на Донецк, на губернатора Таруту, около суток с сепаратистами были серьезные переговоры, и нам отдали тело Юрия в обмен на тело какого-то сепаратиста. На тело Юрия было страшно смотреть — палачи вырвали ему все зубы, сняли скальп, разрезали живот... На похороны Юрия в Стрыю вышли все, кто мог ходить. Школьники плакали со словами «Герои не умирают!»...

Юрий стал 21-м героем Майдана с Львовщины, которого мы похоронили (показывает фотоальбом, который уже издан на Львощине в память о погибших героях Майдана). И Львовская область первой приняла программу поддержки семей погибших героев. Депутаты проголосовали, чтобы каждой семье было выделено по сто тысяч гривен помощи. И такую же помощь получат семьи погибших летчиков из Бродов. Конечно, деньги не вернут погибших, но мы будем их всегда помнить и заботиться об их семьях.

27 мая мы простились еще с одним погибшим — 24-летним Любомиром Кузьминым, который погиб с другими бойцами Нацгвардии под Волновахой. Любомир был водителем санитарной машины...

- По Вашему мнению, как за такой короткий промежуток времени Украина оказалась втянута в такой трагичный внутренний и внешний конфликт?

- Нет, это был не короткий промежуток. Информационную войну мы проиграли уже очень давно. Партия «Свобода» постоянно говорила, что стране нужна современная армия, что есть огромная разница в финансировании милиции и армии, что все руководящие кадры в милиции и СБУ — кадры России, Кремля. Говорили, что телеканалы не украинские, а политика — негосударственная, неукраинская, и это продолжалось более 20 лет. Я, как депутат, член комитета по экологии, была в 2011 году в Кривом Роге, Днепропетровске, Луганске, Донецке. И, несмотря на то, что я занималась тогда не политическими, а экологическими вопросами, я увидела, что украинская государственная политика на Восток страны просто «не зашла». Извините, меня некоторые просто хотели «потрогать», спрашивали: «Ты та самая, что советовала губернатору застрелиться?»...

- Почему?

- Была у нас в 2011 году история, когда на 9 мая во Львове организовали провокации с красными флагами при содействии власти, и я тогдашнему губернатору Цымбалюку посоветовала застрелиться, раз он такое допустил. На меня сразу завели уголовное дело, хотели арестовать, но каким-то чудом прокуратура не решилась этого сделать...

- Страна выбрала нового президента. Как Вам победитель?

- Как говорит мэр Львова Андрей Садовый, страна выбрала не президента, а менеджера. Но я хочу подчеркнуть, что мы выбрали не только менеджера, причем большинством голосов и в первом туре, такое впервые в Украине, а мы выбрали главнокомандующего! Значительная часть людей пришли на выборы голосовать, потому что хотят, «чтобы не было войны»....

- У Вас есть надежда, что с новым президентом...

- У меня нет надежды. Я не верю. Я не верю человеку, который был в СДПУ(о), в «регионах», в СНБО, я его не видела на Майдане, я его видела только на 5-м канале. Я анализирую...

- Но Львовщина поддержала именно его...

- Конечно. А Львовщина будет поддерживать. Она, знаете, такая, она верит, и она будет поддерживать, чтобы было спокойствие, злагода. И я этого хочу, и буду поддерживать самые правильные, самые конкретные, самые четкие действия нового президента. Но проблемы прятать не буду.

- Как Вы расцениваете действия украинских олигархов во время нынешнего кризиса, в частности, господина Ахметова?

- Он выжидал. Ждал, ждал до последнего, а теперь, когда оказался в безвыходном положении, стал делать заявления. У нас его «Западэнерго» не подпустило пикетчиков - молодежь, студентов - к своей территории во время львовского Майдана в январе 2013 года. Мирного Майдана! Ахметов стал в позу, мол, он тут папа, на «Западэнерго» стали говорить, что все закроют, что люди останутся без рабочих мест, мол, «не надо нам диктовать условия, не надо нам рассказывать». Не нужно рассказывать, какие у нас экологические проблемы из-за ТЭС? В январе на львовском Майдане я обратилась к людям с призывом бойкотировать российские товары, российские фирмы, тех, кто поддерживает режим, и в их числе назвала «Западэнерго». Вскоре на меня завели еще одно уголовное дело... И теперь нужно было погибнуть стольким людям, чтобы господин Ахметов «раскаялся»?

- Сейчас на Львовщине можно слышать нотки недовольства простых людей, которые, конечно, обостряются во время похорон погибших солдат со Львовщины, Ривненщины, Волыни. Они даже говорят о бунте, потому что не хотят, чтобы на Востоке страны сейчас ехали погибать хлопцы с Западной Украины. Мол, где же сами донетчане, которых тоже убивают, почему они не защищаются?..

- Я лично ощущаю ответственность за каждую жизнь. Когда наши хлопцы уезжали на Майдан, возвращались, и снова уезжали, я их просила: «Не нарывайтесь, остерегайтесь, берегите себя!». Такую же ответственность я ощущую и сейчас — за этих хлопцев, за этих детей. У погибшего 24-летнего солдата Кузьмина, с которым мы простились 27 мая, осталась жена и 3-летний сын. И не вернешь ребенку отца, матери — сына, жене — мужа. Нужно как-то делать все по-правильному... Я скажу не как государственный человек, а так, по-женски: человеческая жизнь — самое дорогое. Ее нужно беречь. Дезертиров, предателей жалеть нельзя, но наших хлопцев, которые еще необстрелянные, не вышколенные, неподготовленные, без касок, без бронежилетов, - их нельзя бросать такими в бой.

- Восток страны по-прежнему пугают «бандеровцами». Какой должна быть государственная политика, чтобы изжить это навсегда?

- Меня нельзя об этом спрашивать, я буду очень радикальна... Наверное, мы должны это пережить, чтобы наступил другой этап. Да, должна быть реальная государственная политика — образовательная, культурная, информационная. Сколько можно смотреть телеканалы, пропагандирующие «величие российской державы»? Слава богу, за этот год наши военные сильно изменились. Я сужу по моим подшефным вертолетчикам в Бродах. Они служат в миротворческих контингентах, я помню их два года назад, и вижу сейчас — большая разница. Я слышу: «Слава Украине!». Война их изменила, появился патриотический дух. Это радует. И государству это надо поддерживать!

- Это правда, что Вы подаете в отставку?

- Да, сразу после инаугурации нового президента.

- Продолжите работу в Верховной Раде?

- Да. За меня проголосовали 70 тысяч жителей моего округа. Это очень высокое доверие. По мажоритарному округу во всей Украине выше была поддержка только у Петра Порошенко.

- А что пожелаете тому, кто придет вместо вас?

- Твердости, принципиальности. Не предавать идеалов, быть критичным. Я не допустила очень многих одиозных назначений. Были разные силы, течения, звонки, инспекции, структуры. Возможно, что-то я сделала не так, но среди моих назначений не было запятнанных, коррумпированных, с негативным прошлым. Когда я пришла в администрацию, увидела много работавших «интересных» схем. Мы их обрубили. Львовская облгосадминистрация — это очень серьезно. Это потоки, это разрешительные вопросы, это таможня, поэтому от принципиальности главы облгосадминистрации зависит очень многое. Я в политике с 1998 года, и на посту губернатора Львовщины не заработала политических дивидендов. Наоборот, мой имидж политика пострадал. Потому что те, которые были коммунистами, «регионалами», теперь стали «общественностью», и с их помощью различные силы, которые хотят дестабилизации здесь, на Западе страны, хотели дискредитировать в том числе и меня. Но мне не стыдно за каждый мой шаг. Я зарплату на этом посту не получала, я не нажилась и ничем не воспользовалась. Но и многого не допустила. В какой бы департамент не вникала, везде находила злоупотребления — здравоохранение, транспорт, дороги — почти везде схемы. К сожалению, и на Львовщине это есть... Но мы должны исправить это, пережить, и идти вперед. Я очень хочу, чтобы многовековое стремление украинского народа иметь свое государство — единое, независимое, свободное — наконец, реализовалось. В 1991 году нам дали гимн, флаг, тризуб, но забрали заводы, фабрики, стратегические предприятия. И сейчас люди отдают жизни за то, чтобы наши идеалы не были снова обесценены. Чтобы коррупционеры не остались при власти...

- Что бы Вы пожелали донетчанам?

- Пожелаю понимания того, что они граждане великой страны. И несмотря на то, что власть сейчас не оказывает той поддержки, которую они ждут, люди во Львове, в Киеве, в Тернополе о них думают, о них переживают, их поддерживают. Мы все — большая семья. Львовщина всегда стремилась к объединению всей Украины. Мы должны отстоять Восток, Донбасс, потому что это Украина...

Ярослав Колгушев, «ОстроВ»

Метки: война, Донецк, Львов
Loading...
Loading...