Эмиграционные трагедии: опыт Польши, Латвии и Румынии

эмиграция

Как соседние страны борются с трендом: «рабочие выезжают, пенсионеры остаются»

Разгоревшиеся в Украине дебаты об экономических и моральных аспектах эмиграции выявили множество сторонников этого тренда. Между тем в соседних странах массовая утечка за рубеж молодых людей считается проблемой наивысшего приоритета, и власти отчаянно пытаются ее решить.

«Каждый год города и села исчезают с нашей карты. Возник огромный региональный дисбаланс, и мы стали одной из самых быстроисчезающих наций с крайне низкой рождаемостью и самой высокой смертностью в Европе. Молодые люди эмигрируют, потому что здесь они не видят перспектив… Это необходимо остановить», – описывает ситуацию в Болгарии заместитель главы парламента этой страны Красимир Каракачанов.

В той или иной степени эмиграционный кризис ощущают на себе Португалия, Италия, Испания, Греция, Венгрия, Хорватия, Польша, Румыния. В странах Балтии озабоченность выездом молодежи за рубеж настолько высока, что эксплуатирующие эту тему популисты превращаются из аутсайдеров в политических тяжеловесов. Подобный сенсационный прорыв недавно произошел в Литве, где «антиэмиграционная» партия «Союз крестьян и зеленых» (ЛСКЗ) миллионера Рамунаса Карбаускиса победила на состоявшихся в октябре выборах и увеличила свое присутствие в 141-местном парламенте страны с одного места (в 2012 году) до 54.

«Эмиграция – это наша огромная проблема, это крупнейшая проблема Литвы. С 1990 года мы лишились около 800 000 человек, и для маленькой (3-миллионной) страны это гигантская потеря. Мы теряем наших самых юных и ярких. Эта тенденция ведет к тому, что в будущем здесь останутся только старые люди, которые будут здесь умирать. Мы получим умирающее общество», – цитирует британская The Telegraph литовского депутата из партии ЛСКЗ Виргиса Синкевисиуса.

Во многих странах Восточной Европы запущены правительственные кампании по убеждению молодых людей вернуться из Британии и Германии. Так, Латвия, чтобы обернуть вспять эмиграционный поток, пытается давить на чувство долга и любви к родине. Слоганом латвийской кампании стала строка из сентиментальной песни Майкла Джексона: «Я был слеп, раз позволил тебе уйти, дай мне еще один шанс».

В свою очередь Польша для возврата соотечественников внедрила программу Powroty («Возвращайтесь»), предоставляющую консалтинговую помощь в нахождении жилья, работы и медицинского обеспечения. А Румыния создала специальное объединение бизнесов и университетов, предлагающее обратным мигрантам бесплатное обучение и привилегии при трудоустройстве.

Эмиграция нередко превращается в самоусиливающийся процесс. Исход рабочих из страны утяжеляет груз здравоохранительной и пенсионной систем. «Утечка мозгов» приводит к нехватке квалифицированных кадров и снижает продуктивность производств. Выезд за рубеж талантливых и предприимчивых молодых людей размывает долгосрочные экономические перспективы страны. Все эти факторы усиливают «эмиграционную атмосферу» и увеличивают число желающих искать теплое место за пределами страны.

Forbes предлагает оценить масштабы эмиграционных проблем в трех странах Восточной Европы и ознакомиться с их методами возврата населения.

Польша

Польша

Фото Alexey Topolyanskiy

Атмосфера эмиграции в Польше сохраняется вопреки стабильному экономическому росту и притоку иностранных инвестиций. По официальной статистике, население Польши сейчас превышает 38 млн человек. Однако на самом деле это не так – несколько миллионов поляков выехали за пределы страны после ее вступления в Евросоюз в 2004 году. Почти 800 000 поляков постоянно проживают в Британии, около 300 000 – в Ирландии, и еще не менее миллиона – в Германии, Норвегии, Нидерландах и других развитых европейских странах.

Соцопросы показывают, что примерно половина польских студентов после получения образования намерены покинуть страну. Объясняя причину «чемоданных настроений» молодежи, поляки любят приводить скандальную фразу еврокомиссара от Польши Эльжбеты Беньковской: «Только вор или дурак может согласиться работать за зарплату в 6000 злотых» (1500 евро в месяц).

Пользуясь свободой передвижения по Евросоюзу, жители экономически депрессивных населенных пунктов предпочитают выезжать на работу не в благополучные польские города, а в Лондон или Дублин, где уровень зарплат в 2-3 раза выше. Попав в развитую страну, молодые люди, как правило, оседают там, зачастую заводят детей и берут ипотечные кредиты. Опрос социологического института IBRIS показал, что меньше 6% работающих в Британии поляков имеют намерение вернуться назад в Польшу.

Чтобы разжечь у эмигрантов желание жить и работать у себя на родине, Польша изготавливает и распространяет промо-ролики, подобные этому:

В рамках общественной кампании Powroty поляки рассылают родственникам и друзьям в соцсетях призыв «Возвращайтесь», прикрепив к нему ностальгический видеоклип, фотосессию: «27 причин никогда не посещать Польшу», или новость о том, что правительство в очередной раз что-то сделало для улучшения жизни граждан страны. Например, в конце прошлого года парламент страны принял закон о выделении $1000 социальной помощи семьям, воспитывающим ребенка-инвалида. Также вопреки советам Международного валютного фонда и рискуя усугубить проблему стареющего населения, Польша решила снизить пенсионный возраст с 67 лет для всех до 60 лет для женщин и до 65 лет для мужчин.

Пока эмигрировавшие в Британию поляки думают над тем, возвращаться на родину или нет, страна восполняет нехватку низкоквалифицированных рабочих путем упрощения трудоустройства и получения вида на жительство для молодых украинцев. Около миллиона украинцев работают в Польше преимущественно фермерами, строителями или прислугой

Латвия

Латвия

Фото IVAN63/ flickr

В трех балтийских государствах наблюдается один и тот же феномен. Из Литвы, после ее вступления в Евросоюз в 2004-м, в более благополучные европейские страны выехало около 370 000 рабочих, вследствие чего население сократилось примерно на 10% – с 3 млн до менее 2,6 млн человек. В 1991 году, перед распадом СССР, население Латвии составляло 2,7 млн, сегодня – около 1,9 млн. В 1,3-миллионной Эстонии число жителей также со времен падения Берлинской стены сократилось примерно на 20%.

Едва научившиеся водить машину латвийцы едут на строительные работы в Ирландию, освоившие компьютерное программирование – перебираются в Лондон, а не брезгующие разделывать рыбу женщины – на предприятия в Норвегии и Швеции. После мирового финансового кризиса, обрушившего ВВП Латвии на 18% в 2009 году, из страны выехали хорошо образованные люди, перешедшие на работу в скандинавские банки.

«Когда инвесторы приходят в Латвию, они спрашивают, есть ли у нас люди? И мы вынуждены разводить руками и говорить, что у нас их нет, – описывает проблему владелец консервного завода в 8-тысячном латвийском городке Салацгрива Арнольд Бабрис. – В ноябре мы искали 20 рабочих, но их было почти невозможно найти. Хороший рабочий может заработать здесь 500 евро в месяц. Если у вас есть дом на окраине городка, несколько свиней, овощи в саду, то на эти деньги можно выжить. Но в сравнении с другими странами Европы это очень и очень мало».

Несмотря на острую нехватку рабочих, этнические латыши, в отличие от поляков, воспринимают в штыки идею впустить в свою страну иммигрантов. Принятие Евросоюзом квоты для Латвии на поселение 776 сирийцев и иракцев спровоцировало массовые уличные протесты в Риге.

Не последнюю роль в неприязни к иммигрантам играет витающая в воздухе угроза агрессии Москвы. Сравнивая количество детей у латышских и русскоговорящих матерей, националисты пугают население прогнозами о расширении потенциальной «пятой колонны» и уменьшении числа потенциальных защитников страны в случае российского вторжения.

Латвийская кампания по возврату эмигрантов включает предоставление вернувшимся латышам рабочих мест в госсекторе, организацию летних лагерей, школ по изучению латышского языка, и народных фестивалей по всему миру для поддержания национальной культуры. Чтобы удерживать связь с соплеменниками, Латвия разрешила эмигрантам иметь двойное гражданство.

Румыния

Румыния
Фото Dennis Jarvis / flickr

Самые бедные члены Евросоюза – 7-миллионная Румыния и 19-миллионная Болгария – вступили в ЕС в числе последних в 2007 году. Спустя десять лет разочарование европейским либерализмом в опустевших румынских и болгарских городах усилилось настолько, что обе страны сделали резкий разворот назад к социализму. В прошлом месяце на президентских выборах в Болгарии уверенную победу одержал пророссийский левый националист Румен Радев. А в Румынии доминирующей политсилой стала соцпартия, набравшая в декабре 46% голосов на парламентских выборах.

«В Румынии, где банковский сектор и почти все работающие на экспорт предприятия принадлежат иностранцам, экономические трудности вынудили около трети рабочих эмигрировать. Среди политиков, госслужащих и бизнес-элиты зашкаливает коррупция, а местные миллионеры финансируют телеканалы и партии, которые кормят население правым популизмом. Румыния должна была стать идеальной площадкой для правых популистских партий, но на последних выборах она досталась социал-демократам, которые повергли все эти партии в прах», – описывает ситуацию эксперт по Восточной Европе доктор Бостонского университета Корнел Бан.

После мирового кризиса 2008-2009 годов Румыния договорилась о получении 20 млрд евро кредита от МВФ и ЕС в обмен на снижение зарплат в госсекторе на 25%, пенсий – на 15% и сворачивание ряда социальных программ. Политика «затягивания поясов» подстегнула румынскую экономику – в прошлом году ВВП страны увеличился на 4,8%. Однако она усугубила проблему «утечки мозгов» до такой степени, что возник кризис в здравоохранительной сфере.

«У нас серьезная нехватка врачей. В 2011 году в румынских больницах работало 21 400 докторов. К ноябрю 2013-го их осталось лишь 14 400. И сейчас Румыния теряет дважды, оплачивая обучение тысяч докторов для других государств. Наша страна расходует 3,5 млрд евро на обучение докторов. Эти деньги преимущественно идут на решение проблем Британии, Германии и Франции. В этих странах врачи зарабатывают по 4000 евро в месяц, по сравнению с 400 евро в Румынии. А такие специалисты, как анестезиологи и кардиохирурги, там могут заработать и в 30 раз больше», – рассказывает президент румынского Колледжа врачей Васил Астарастои.

Остановить эмиграцию, повысить минимальную зарплату и создать новую инфраструктуру – три ключевых обещания нового премьер-министра Румынии Сорина Гриндяну. Его тезис: «нужно сделать страну нормальной» стал популярным. Чтобы румыны не искали работу за рубежом, новое правительство пообещало сменить экономические приоритеты, увеличив бюджетные расходы на пенсии, оплату труда и медицину.

«В нормальной стране правительство ищет способы повысить зарплаты для своих граждан, а не понизить зарплаты в надежде, что это привлечет иностранных инвесторов. Мы хотим привлечь инвестиции из-за рубежа, но только те, которые создадут хорошо оплачиваемые рабочие места для румын», – цитирует Сорина Гриндяну информагентство Deutsche Welle.

С февраля румынские пенсии ниже 2000 лей (443 евро) в месяц будут освобождены от налогов, и все пенсии будут освобождены от 5,5%-ного медицинского сбора. Правительство Сорина Гриндяну сообщило о намерении в ближайшее время повысить минимальный размер пенсий на 30% до 115 евро, отменить ряд налогов и поднять минимальную зарплату на 16% до 321 евро в месяц.

.

Метки: демографический кризис, Латвия, миграционный кризис в ЕС, Польша, Румыния, эмигрант, эмиграция
Loading...
Loading...