«Элитный клуб»: почему крупный бизнес в Украине на особом счету

БамбизовВ 2015 году Государственная фискальная служба Украины заявила о реформе офиса крупных плательщиков. Чиновники обещали таким образом совершить настоящий рывок во взаимоотношениях власти и бизнеса.

Чем крупный бизнес заслужил эксклюзивное отношение и помог ли проект продвинуться в целях, "Обозреватель" узнал у начальника Межрегионального управления Государственной фискальной службы центрального офиса по обслуживанию крупных плательщиков Евгения Бамбизова.

- Почему к крупному бизнесу такое внимание?

Сейчас в офисе крупных плательщиков обслуживаются 1727 крупных компаний, это менее 1% от общего количества зарегистрированных юридических лиц в стране. Но крупный бизнес, который обслуживается у нас в офисе, направляет в государственный бюджет 50–60% от всех налоговых и таможенных поступлений. Естественно, такие компании должны быть на особенном счету и иметь преференции. Это позволит им не отвлекаться от бизнес-процессов, а заниматься развитием. увеличением прибыли, в результате и бюджет будет получать больше.

В конце 2015 года мы презентовали бизнесу концепцию реформирования офиса крупных плательщиков. Данная концепция была полностью направлена на улучшение качества обслуживания. Основной целью было создание равных условий для крупных плательщиков, а также максимальное нивелирование вмешательства в производственные процессы компаний со стороны фискальной службы.

Мы начали со структурных изменений. Существующая структура включает в себя восемь отдельных юрлиц в виде налоговых инспекций в Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Львове, Северодонецке, Мариуполе, Одессе и Киеве. Теперь на базе офиса крупных плательщиков в столице будет создано единое юридическое лицо. Это будет консолидированный центр принятия решений. Что это даст? Повысится эффективность службы, при этом сократится штат, так как будут устранены все дублирующие функции.

Кроме того, мы планируем переход на электронный документооборот и электронные проверки плательщиков.

Все крупные плательщики уже подают отчетность в электронном виде. Но, к сожалению, мы все еще имеем достаточно обьемный бумажный документооборот. Наша цель – максимально, где это возможно, перейти на электронный формат общения. Технической проблемы мы не видим, но есть органы, которые все еще требуют от предприятий налоговые документы на бумаге. С такими органами мы уже ведем переговоры и планируем заключить соглашение о верификации электронных документов. Это существенно сэкономит время, наши клиенты смогут потратить его более эффективно.

Мы действительно кардинально меняем ГФС. Это нормально, когда государственный орган не только не мешает работать, но и помогает: упрощает, консультирует, защищает, в конце концов. Бизнес — основа экономики, поэтому мы должны ответственно себя с ним вести.

- В чем это проявляется? Крупный бизнес получит какие-то особые "плюшки"?

- Мы предусмотрели ряд приятных преференций, которые дадут бизнесу дополнительные аргументы для перехода на обслуживание в офис крупных плательщиков.

Например, уже со второго квартала 2016 года мы хотим отойти от общепринятого понятия плановых проверок. Сопоставлять определенные показатели, выявлять риски, предупреждать о них предприятия мы будем в электронном виде. На основе этих данных компании смогут увидеть и исправить ошибки, а фискальная служба, в случае серьезных и явно преднамеренных неправомерных действий компании, — принять оперативное решение.

- То есть проверок как бы нет, но они есть?

- Верно.

Налоги должны платить все. Есть честные плательщики, а есть те, кто уклоняется от уплаты налогов. Первых мы поощряем, со вторыми ведем работу. Все честно и логично. Те, кто платит налоги добросовестно и не допускает рисков, от фискальных проверок будут избавлены и получат только качественный сервис. "Рисковые" плательщики будут проверяться, в том числе с помощью аудита.

Еще один актуальный вопрос — таможня.

До конца года мы также разработаем положение, по которому таможенное оформление грузов крупных плательщиков будет проводиться по стоимости инвойса (цене контракта). Мы хотим уйти от таких процедур, как досмотр, взвешивание импортируемого товара и так далее. То есть наши клиенты будут как члены элитного клуба — ввозить продукцию на территорию Украины по заявленной в контракте сумме.

Кроме того, мы уходим от понятия налоговый инспектор и переходим к налоговым консультантам. То есть за двумя-тремя предприятиями будет закреплен сотрудник, который будет их консультировать. Он не будет проводить проверки, но будет заниматься мониторингом и устанавливать налоговые риски. В том числе предостерегать наших плательщиков от взаимоотношений с недобросовестными контрагентами – у нас есть базы и возможности это делать. Так что мы становимся полноценной сервисной службой, а не карательным органом. Да, функция сбора налогов остается, но выглядеть это будет как помощь.

- Это какой-то безмерный уровень доверия, в обоснованность которого в стране, погрязшей в коррупции и теневой экономике, верится, уж простите, слабо. Как можно гарантировать, что в контейнере, например, с бананами из Колумбии не будет партии героина?

- Да, мы хотим доверять бизнесу. Но чтобы достигнуть такого уровня доверия, нужно работать, не переставая. И самой службе, и компаниям. Чтобы добиться результатов, нужно честное партнерство.

Схемами, о которых вы говорите, пользуются фирмы с признаками фиктивности или фирмы-однодневки. Да, они могут каким-то образом ввезти товар в Украину, обойдя проверку на таможне, но мы активно с этим боремся, они могут даже попытаться реализовать этот товар, но мы это все увидим. Дело в том, что мы ведем учет всех транзакций, которые облагаются НДС: они фиксируются в нашей электронной системе, и мы четко видим, куда и что идет. Обмануть не получится — риск фиксирует система. А люди подключаются уже потом — с проверками, розыскными действиями и так далее.

Крупные же плательщики никуда деться не могут: у них есть офисы, филиалы, большие штаты сотрудников, активы и банковские счета. Чем они хороши? Они стабильны. Более того, они сами очень заботятся о своей репутации. Иначе как они будут работать со своими партнерами?

- То есть вы хотите сказать, что крупные плательщики просто не могут участвовать в таких схемах?

- Я не могу сказать, что все чисты и белы, но преимущественное большинство наших плательщиков уплачивают налоги честно.

- Вы сказали, что крупных плательщиков — более 1700. Фискальная служба заинтересована в расширении списка или такого количества, по вашему мнению, достаточно или даже много?

- Государство априори заинтересовано в крупном бизнесе: чем больше, тем лучше, ведь это налоги и поступления в бюджет.

- Потенциально в офис крупных плательщиков может попасть любой бизнес. Что делается для того, чтобы они смогли все-таки дорасти?

- На самом деле для среднего и мелкого бизнеса существуют такие преференции, которых нет даже у крупных компаний.

Во-первых, в части обслуживания. Во всех территориальных управлениях на местах есть Центры обслуживания плательщиков. Они действительно работают.

Во-вторых, предприятия с оборотом до 20 млн гривен не проверяются. Есть мораторий.

В-третьих, есть упрощенная система налогообложения.

- Один из главных вопросов к фискальной службе – возврат НДС. Как так получилось, что по итогам 2015 года ГФС удалось поставить рекорд?

- Мы вышли на реальную задолженность, отбросив те суммы, по которым сейчас идут судебные разбирательства, и по тем компаниям, которые находятся в зоне проведения антитеррористической операции. В итоге получилось сумма в 12 млрд гривен, а начинали с цифры, превышающей 30 млрд гривен.

Погашение долгов по возврату НДС стало возможным за счет перевыполнения показателя по сбору этого налога. Хочу отметить, что со старыми долгами мы полностью расплатились, есть текущие, сроки погашения по которым мы не нарушаем.

- Есть какой-то топ отличников по уплате налогов?

- В первую десятку входят энергетические государственные компании, четыре табачных компании и один частный банк. Самым крупным плательщиком по итогам 2015 года стал НАК "Нафтогаз Украины", заплативший 17,6 млрд гривен.

- А топ неплательщиков?

- Здесь тоже превалирует энергетика. Но тут особая ситуация: половина компаний из этого списка, в основном угольные предприятия, находятся в зоне проведения антитеррористической операции, и мы физически не имеем к ним доступа, не знаем, что с ними, работают они или нет.

Самый большой должник — ПАО "Укрнафта", которое должно государству 10,1 млрд гривен. Фискальная служба продолжает судиться с компанией, но, как вы знаете, они блокируют судебные разбирательства. Однако, мы достаточно успешно отстаиваем интересы государства в суде, о чем свидетельствует последнее дело, по которому Высший административный суд 16 февраля 2016 года принял решение в пользу ГФС по взысканию налогового долга ПАО "Укрнафта" в размере 1,43 млрд гривен. Поэтому  я настроен оптимистично. С остальными должниками, которые осуществляют деятельность на подконтрольной Украине территории, мы ведем эффективную  работу, и, например, "Энергоатом" свои долги погашает. Так что, думаю, постепенно вопрос будет решаться.

 

Метки: бизнес, власть, налоги
Loading...
Loading...