Эхо наших дел

ЕС

Кто и почему ждет/не ждет Украину в ЕС и НАТО?  

Членство Украины в ЕС и НАТО объявлены стратегическими целями Украины на высшем государственном уровне, большинство украинцев поддерживают идею вступления нашей страны в Евросоюз и уже почти половина — в НАТО. Позитивная динамика в украинском общественном мнении, о которой еще несколько лет назад отечественные евроинтеграторы и атлантисты могли лишь мечтать, сегодня очевидна. Но хотят ли видеть Украину в этих организациях? Широко распространено мнение, что нет. От официальных представителей ЕС и НАТО мы часто слышим фразу: "вопрос членства Украины на сегодня в повестке дня не стоит". А давайте снова попробуем его поставить — если не в официальную повестку дня этих западных клубов, то хотя бы в социологические опросники. Впрочем, это уже сделано.

Ялтинская европейская стратегия (YES) неоднократно интересовалась мнением граждан ряда европейских государств (чья позиция весьма показательна) относительно европейского и евроатлантического будущего Украины. Последнее исследование, результаты которого презентованы 16 сентября на 14-й Ежегодной встрече YES в Киеве, было проведено по заказу YES и Фонда Виктора Пинчука в августе т.г. парижским отделением Kantar Public. Думается, эти, подчас неожиданные и ломающие стереотипы, результаты должны быть внимательно изучены и глубоко проанализированы не только профильными NGO, но также руководством страны и профильными государственными ведомствами. Если, конечно, мы все хотим найти "самый короткий маршрут, средства передвижения и оптимальную скорость" приближения к Евросоюзу и НАТО.

Итак, гражданам семи государств — Германии, Франции, Италии, Литвы, Великобритании, Польши и Нидерландов (в каждой стране опрошено чуть более 1 тыс. респондентов) были заданы вопросы об их отношении к гипотетическому вступлению в ЕС Турции, Марокко, России и Украины, а также присоединению Украины к НАТО.

Первая хорошая новость: Украина в указанной четверке — явный лидер симпатий европейцев, причем во всех без исключения странах, где проводилось исследование. Если взять обобщенный по всем государствам результат, то при ответе на вопрос "Представьте, что следующие страны подаются на вхождение в ЕС и выполнили все условия для вступления. Лично вы будете "за" или "против" присоединения этих стран?" предпочтения европейцев распределились следующим образом: за вступление Украины — 48% опрошенных, России — 33%, Марокко — 26%, Турции — 21%.

график
Вот с аутсайдера — Турции, пожалуй, и начнем. Первое, что бросается в глаза, — это обвальное падение количества европейцев, желающих видеть эту страну членом ЕС. Нынешнее социологическое исследование по заказу YES и Фонда Виктора Пинчука — уже четвертое (предыдущие проводились в марте и ноябре 2005 г., а также в январе 2007 г.), поэтому его авторы отследили еще и динамику настроений граждан стран Евросоюза.

Если результаты первых трех "волн" опросов — в 2005 и 2007 гг. — отличаются незначительно, то разница с 2017-м — огромная. Так, например, количество французов, не возражающих против членства Турции в ЕС, с 37% в марте 2005-го снизилось до 16%, итальянцев — с 49 до 26%, поляков — с 55 до 35%, британцев — с 50 до 29%. Новички исследования — Литва и Нидерланды — также проголосовали бы против членства Турции, правда, при этом литовцы из всех опрошенных оказались наиболее лояльными к туркам и дали им 42% "за", тогда как голландцы — всего лишь 13%.

график1
При этом обращает на себя внимание такая деталь: если в 2005 г. во всех охваченных опросом странах было достаточно много не определившихся со своим мнением респондентов, то в 2017-м таковых практически не осталось. Причем это касается ответов по всем четырем государствам — Турции, Украине, Марокко и России.

Это можно объяснить, пожалуй, тем, что в 2005-м, лишь через год после "большого" расширения Евросоюза, многие европейцы еще не поняли, что оно им принесло, и хотят ли они дальнейшего расширения ЕС. К 2017-му, после вхождения в Союз еще нескольких стран и, главное, остро переживая миграционный кризис, большинство ранее не определившихся европейцев свое мнение по поводу возможного вхождения в ЕС той или иной страны уже сложили.

И в случае с Турцией — явно не в ее пользу. Рекордсмен же в неприятии нынешней Турции, конечно же, Германия: с 2005 г. количество немцев, одобряющих вступление Турции в ЕС, снизилось более чем в четыре раза — с 36 до 8%, а 92% выступают "против" (причем 70% — категорически). И дело тут не только в миграционном кризисе или "усталости от расширения". Отношения Берлина и Анкары, которые со времени подготовки и проведения Эрдоганом референдума и так были хуже некуда, продолжают обостряться, особенно после того, как в Турции были задержаны несколько граждан Германии. Говорить о возможном членстве Турции в ЕС в обозримом будущем в такой ситуации и при такой социологии — бессмысленно.

Что касается Марокко, то разговор о вступлении этого государства в ЕС тоже весьма и весьма гипотетический. Марокко в 1987 г. уже подавало заявку на членство в Евросоюзе, однако получило отказ, в т.ч. и потому, что даже географически является не европейским, а африканским государством. Тем не менее, в 2005 г. у Марокко, согласно социологии, было все же больше шансов, нежели сегодня. И хотя количество сторонников членства этого государства в некоторых странах (Британии, Польше, Германии) снизилось не так существенно, как в случае с Турцией, то количество противников значительно возросло. Так, против членства Марокко высказались 81% опрошенных немцев, 68% — итальянцев, 64% — поляков, 66% — британцев. Новички исследования Литва и Нидерланды также не видят Марокко в ЕС: "против" здесь 59 и 86% соответственно. Весьма показательны результаты Франции: количество сторонников членства Марокко в ЕС в бывшей метрополии упало с 2005 г. в два раза (с 39 до 19%), а количество противников выросло с 57 до 80% (причем тех, кто "определенно против", стало больше в два раза — 53% в отличие от 2005 г, когда их было всего 26%).

Россия. Она, как гордо заявляло ее руководство, не входит ни в какие альянсы. Она сама их создает. И тем не менее отношение европейцев к гипотетической возможности членства РФ в ЕС для украинцев весьма познавательно.

график2

Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что Россия в рейтинге предложенных на рассмотрение европейцев стран выбилась на второе место, обойдя и официального кандидата на членство в ЕС — Турцию, и находящееся в давних отношениях "налаживания ассоциации" с Евросоюзом Марокко; несмотря на продолжающуюся вооруженную агрессию против Украины и попрание множества международных договоров; несмотря на то, что методы гибридной войны применяются РФ уже и в Европе (или же как раз благодаря последнему?). 33% сторонников членства России в ЕС — это треть населения опрошенных стран…

Хотя, конечно, пророссийский пыл европейцев с 2005-го заметно поубавился. И лишь итальянцы (из попавших в исследование стран) почти не изменили своего отношения к гипотетическому членству России в ЕС: после 62% его сторонников в марте 2005-го сегодня их в Италии осталось 59%. Впрочем, итальянцы всегда были неравнодушны к России (подробнее читайте в статье "Италия. Добрый полицейский Старой Европы" проекта "Похищение Европы", ZN.UA, 4 сентября 2015 г.). Правда, ради справедливости отметим, что при этом количество противников членства РФ в ЕС в Италии значительно увеличилось — до 41% (26% — в марте 2005-го, 30% — в ноябре 2005-го).

график3
Удивила Франция. О ее давнем русофильстве известно всем. Но! Сегодня 75% опрошенных французов не желают видеть Россию в Евросоюзе. "За" ее членство — лишь 25%, а ведь в 2005-м таковых во Франции было 45%. При этом обращает на себя внимание тот факт, что значительно увеличилось количество тех французов, кто "определенно против" (с 19% в марте 2005-го — до 46% в августе 2017-го).

Можно предположить, что такое существенное изменение настроений французов произошло во многом благодаря и участию их страны в рожденном как раз на французской земле "нормандском формате" по урегулированию российско-украинского конфликта. Вряд ли французская пресса уделяла бы столько внимания происходящему в Донбассе и роли России в его дестабилизации, не возьми Франция на себя часть ответственности за урегулирование на Востоке Украины.

график4
Схожие результаты опроса по России получены и в Германии. Правда, там сторонников членства РФ на 5% больше, чем во Франции, а противников на 5% меньше (30 и 70% соответственно). Как и во Франции, в ФРГ заметно увеличилось число тех, кто "определенно против" (с 23 до 41%), уменьшилось количество тех, кто "скорее за" (с 35 до 20%), и осталось практически неизменным пророссийское ядро тех, кто "определенно за" (10%).

Результаты еще трех исследуемых государств отличаются друг от друга лишь на величину статистической погрешности. Так, в Литве сторонников членства РФ оказалось 26%, а противников — 71%, в Польше — 28 и 71%, в Британии — 26 и 73% соответственно. Последовательный противник дальнейшего расширения Евросоюза Нидерланды, 193 гражданина которых погибли в результате катастрофы рейса МН17, сбитого российским ЗРК "Бук", дали России лишь 15% голосов "за" и 84% — "против".

И, наконец, самое интересное — об Украине.

Тут есть и чему порадоваться, и, как всегда, чему огорчаться.

Как уже отмечалось, позитив в том, что из четырех предложенных европейской аудитории в качестве гипотетических кандидатов на вступление в ЕС государств Украина оказалась на первом месте предпочтений граждан семи стран — членов Евросоюза.

Порадовала также Италия. Несмотря на ее явную слабость к России и постоянные по этому поводу обиды и недовольство со стороны Украины, итальянцы небольшое предпочтение отдали все же нашей стране. Так, за членство Украины в ЕС проголосовало бы на 2% больше (61%), чем за членство России (59%). Причем с постмайданного "оранжевого" марта 2005 г. позиция итальянцев практически не изменилась. После заметного падения поддержки нашего членства в период с марта по ноябрь 2005-го (с 62 до 54%), что, очевидно, было связано со скандалами и полным раздраем в "оранжевой" команде, проукраинский энтузиазм итальянцев восстановился почти до прежнего уровня (59%) уже к январю 2007-го.

Респондентам задавался следующий вопрос относительно европейской идентичности нашей страны: "По вашему мнению, является ли Украина частью Европы географически, исторически и культурно?". Итальянцы и здесь не подвели: в марте 2005-го положительно ответили 53% опрошенных, а в августе 2017-го — 62%!

Благодарить за столь значительную поддержку нашей страны итальянцами мы, видимо, должны украинских гастарбайтеров, массово продемонстрировавших в этой южноевропейской стране трудолюбие, миролюбие и европейскость украинской нации.

график5
Ожидаемо самый высокий результат в графе "за" (68%) и самый низкий в графе "против" (29%) дала Литва, где также самый высокий процент тех, кто "определенно за" членство Украины в ЕС — 29%. Европейскую идентичность признали 76% литовских респондентов.

Не разочаровала и даже немного удивила Германия. Длительное канцлерство Меркель пошло на пользу не только самим немцам, но и добавило немного позитива в их отношение к Украине. Так, если в марте 2005-го членство нашей страны в ЕС поддерживал 41% опрошенных немцев (40% — в ноябре 2005-го), то в августе нынешнего года таковых оказалось уже немного больше — 44%. Правда, также слегка увеличилось и число противников: с 53—52% — до 55%. Количество признающих европейскую идентичность Украины осталось неизменным — 54%.

По остальным же странам результаты не столь оптимистичны. Ну, с Нидерландами, допустим, все понятно: как уже говорилось выше, большинство граждан этой небольшой страны — основателя ЕС в принципе не желают дальнейшего расширения Евросоюза. Их скупые 27% в графе "за" вполне ожидаемы, и можно утешиться лишь тем, что это почти вдвое больше, чем у России, которая, правда, ни в какой ЕС не собирается. Против украинского членства в ЕС выступили 72% опрошенных голландцев. Опять же, подсластить горькую пилюлю можно тем, что подданных Королевства Нидерланды, высказавшихся "определенно против" вступления Украины в ЕС, — лишь 38% (значит, с остальными еще можно и нужно работать!), притом что выступающих "определенно против" российского членства — 56%. Считают же Украину частью Европы 43% голландских респондентов. Как для скептичных и придирчивых Нидерландов, то результат неплох.

Британцы не то чтобы удивили, но несколько огорчили. С одной стороны, уровень их поддержки изменился незначительно: снизившись с 49% в марте до 44% в ноябре 2005-го, он к августу 2017-го опустился еще лишь на 1% — до 43%. А вот количество голосов "против" возросло заметно — с 27—31% в 2005-м до 56% в 2017-м. Причем, если 12 лет назад четверть опрошенных британцев (25%) не могли определиться с ответом, то на сегодня таковых — 0%. Конечно, можно успокаивать себя тем, что британцы, проголосовавшие за Brexit, нынче и к евроинтеграционным устремлениям других стран относятся с гораздо большим скепсисом; что к моменту подачи Украиной заявки в ЕС (если таковое событие когда-нибудь состоится) Британия уже не будет иметь права голоса в этой организации, но рост на берегах Туманного Альбиона на 25% числа противников членства Украины в Евросоюзе все равно печалит — ведь Британия по-прежнему остается одним из влиятельнейших европейских государств и стратегически важным партнером Украины, чья поддержка для нее чрезвычайно важна. Оптимизм, однако, вселяет тот факт, что уже более половины опрошенных британцев (51%) признают европейскую идентичность нашей страны (в марте 2005-го таковых было 44%).

график6
Не все нынче гладко у нас и с Польшей. Этот секрет Полишинеля в очередной раз был раскрыт и в результате описываемого здесь социологического исследования. Нет, конечно, 87% признавших Украину частью Европы (на 9% больше, чем в Литве) и 67% голосов "за" членство Украины в ЕС (на 1% меньше, чем в Литве) — это хорошо. И высказавшихся "против" лишь на 4% больше, чем в Литве — 33%. Но давайте посмотрим на динамику. В марте 2005-го восхищенная Оранжевой революцией Польша дала 77% голосов "за", отрезвление же в результате вскоре последовавших в Украине событий быстро опустило этот показатель к ноябрю 2005-го на 13% — до 64%. За 12 последовавших лет мы смогли наверстать лишь 3%. Но еще большую тревогу вызывает значительный рост в Польше противников вхождения Украины в Евросоюз: в марте 2005-го их было всего 12%, в ноябре 2005-го — 18%, а в августе 2017-го — 33%! Для страны, так долго называвшей себя "адвокатом Украины в Европе", это, увы, слишком много. Да и нынешние проблематичные отношения Варшавы с Берлином и Брюсселем делают это "адвокатство" на сегодняшний день весьма сомнительным.

Наибольшие же изменения в отношении к Украине произошли за последние 12 лет во Франции. Так, европейскую идентичность Украины нынче признают лишь 48% французов, а ведь в марте 2005-го этот показатель был 63%. И если в марте 2005-го "за" возможное членство Украины в ЕС высказались 58% тамошних респондентов, а в ноябре того же года — 54%, то в августе 2017-го — всего 37%! При этом значительно увеличилось количество противников вхождения нашей страны в Евросоюз: с 37—38% в 2005-м до 63% — в 2017-м (а число тех, кто "определенно против", выросло с 12—13% до 35% соответственно).

график7

Конечно, можно предположить, что столь заметное изменение позиции французов относительно членства Украины в ЕС в худшую сторону вызвано, прежде всего, российско-украинским вооруженным конфликтом, опасением за собственную безопасность и нежеланием еще больше разъярить Россию.

Но это предположение неверное. Поскольку большинство французских респондентов (52%), высказавшихся против вступления Украины в ЕС, выбирая из предложенного перечня аргументов для обоснования своей позиции (не больше двух), назвали следующий: "Украина — бедная страна, ее вступление ляжет тяжелым бременем на плечи ЕС". Обратим ваше внимание, что в марте 2005-го этот аргумент был для французов лишь третьим по значимости (31%), большинство из них тогда считали, что "Украине следует сильнее стремиться к демократии" (37%), а еще 35% выбрали ответ "Я против расширения ЕС и включения в его состав новых государств". Сегодня противников расширения Евросоюза во Франции среди респондентов данного исследования лишь 17%. Так что основная причина нежелания французов видеть Украину в ЕС — не евроскептизицзм, не война и не страх перед Россией (кстати, желающих умиротворить РФ оказалось всего 6%). Причина в нас самих — в неспособности провести за истекшие с 2005-го 12 лет реальные, а не витринные, эффективные реформы; повысить уровень жизни не только власть имущих, но и большинства населения страны; побороть, наконец, коррупцию, ведь на втором месте среди аргументов "против" у французов оказалось опасение что "украинская проблема коррупции распространится и на ЕС".

график8
И французы не одиноки в своем мнении. Если обобщить ответы респондентов всех семи стран, охваченных исследованием, то нежелание взвалить на плечи Евросоюза бремя украинской бедности, занимает первое место (31%), правда, деля его с нежеланием дальнейшего расширения ЕС (31%). Евроскептицизм был основным мотивом сказать Украине "нет" для немцев (35%), британцев (36%) и, неожиданно, — литовцев (34%). Украинская бедность, помимо французов, больше всего пугает поляков. Разгул коррупции в нашей стране ни для одного из семи европейских государств не стал основным аргументом для отрицательного ответа, однако в общем зачете занял "почетное" третье место (24%) после сомнений в достаточности украинских демократических преобразований (27%). Аргумент "Украина должна сильнее стремиться к демократии" был главным для традиционно весьма принципиальных в этом вопросе голландцев (42%), опередив даже их нежелание дальнейшего расширения ЕС (35%). Вопрос демократии оказался главным и для итальянских украиноскептиков.

А вот желание "умиротворить Россию, враждебно относящуюся к присоединению Украины к ЕС", заняло среди предложенных аргументов последнее место почти во всех странах — кроме Литвы (26%) и Польши (10%).

Основным же аргументом для голосовавших "за" членство нашей страны в ЕС, если обобщить ответы всех респондентов в семи странах, стала их убежденность в том, что "Украина — это часть Европы". Главным это было для большинства респондентов в Италии (41%), Литве (39%), Польше (46%) и Великобритании (42%).

график9
Для 42% немцев самым важным показалось, что "вступление в ЕС укрепит демократию в Украине", эта же причина стала главной для 38% голландцев, сказавших "да" нашему членству в Евросоюзе.

Большинство же французов (35%), поддержавших украинские евроинтеграционные устремления, решили поощрить украинцев за то, что те, учитывая российский фактор, рискуют, глядя в сторону ЕС.

Аргумент "Включение Украины в ЕС поможет Европе противостоять российской агрессии" в общем рейтинге по семи странам занял предпоследнее место (19%). Однако обращает на себя внимание тот факт, что для поляков он оказался вторым по значимости (34%); значительно выше, чем граждане остальных стран, оценили этот фактор литовцы (27%) и британцы (26%).

Примечательно, что аргумент "вступление Украины в ЕС уменьшит коррупцию в этой стране" выбрало наименьшее число респондентов во всех семи странах (суммарно 9%). То ли европейцы, отвечая "за" они или "против" присоединения нашей страны к ЕС, внимательно прочитали этот вопрос, в постановке которого предполагалось, что к моменту подачи заявки Украина выполнила все условия членства, и поэтому решили, что коррупции тогда уже не будет. То ли просто мало кто из них верит, что это зло в Украине искоренит даже членство в ЕС.

Как же оценивают европейцы перспективы членства нашей страны в ЕС? На вопрос "Думаете ли вы, что Украина станет членом Европейского Союза…?" (можно было выбрать один ответ) большинство респондентов (56%, если рассматривать суммарный результат по всем странам) ответили, что это произойдет в течение 10 лет или ранее. Если прибавить к ним тех, кто считает, что Украина сможет присоединиться к ЕС не ранее, чем через 15—20 лет, а это еще 23%, то получается, что подавляющее большинство (79%) граждан указанных семи стран считают, что будущее Украины — в Европейском Союзе (независимо от того, выступают они "за" это или "против").

график10
Хочется громко крикнуть "ура!"? Не стоит торопиться. Давайте сначала посмотрим на результаты подобного опроса 12-летней давности. Например, даже в наиболее скептичной сегодня относительно украинских евроинтеграционных перспектив Франции, где нынче только 44% граждан считают, что Украина вольется в ЕС в течение ближайших 10 лет, в ноябре 2005-го так же думал 51%. И что? Где мы спустя 12 лет? Уж точно не в ЕС…

Какие же шаги должен сегодня предпринять Евросоюз, учитывая возможное присоединение Украины?

Если брать средний показатель по всем странам, то чаще других респонденты (36%) выбирали ответ "ЕС должен признать, что будущее Украины — в Евросоюзе". Другими словами, дать нашей стране европейскую перспективу, которой она безуспешно добивается уже долгие годы. За такое предложение выступило 53% литовцев, 46% поляков и 44% итальянцев.

Любопытно, что этот пункт в Нидерландах и Британии выбрало столько же респондентов (36 и 34% соответственно), сколько и вариант "ЕС не должен еще подавать Украине никаких сигналов относительно ее возможности присоединиться к Евросоюзу в будущем". Последнюю опцию выбрало, увы, и большинство немцев (36%), и большинство французов (43%).

В среднем по семи странам каждый пятый европейский респондент (21%) согласен, что "ЕС должен обсудить различные формы ассоциации (Шенгенская зона? Таможенный союз?), но не должен допускать никакого рассмотрения возможности полного членства в будущем".

Минимальную поддержку (11% по всем странам) получило предложение начать переговоры о вступлении Украины в ЕС прямо сейчас. Больше всех этот вариант приглянулся полякам (17%).

Поскольку же речь о вступлении сегодня не идет, то каким образом Евросоюз должен поддерживать Украину?

"Вообще не должен" — так считают 15% всех респондентов.

Чаще всего (44%) выбирали вариант "дипломатически, но не финансово или в военной сфере". Этот ответ стал победителем в Италии (51%), Германии (47%), Нидерландах (45%), Франции (44%), Британии (42%) и даже Литве (28%). И лишь поляки чаще выбирали ответ, предполагающий не только дипломатическую, но также и финансовую поддержку, но не военную.

Дипломатически, финансово и с предоставлением оружия, но не войск, в среднем готовы помогать Украине лишь 6% респондентов. Все выше перечисленное плюс войска готовы предоставить еще 5%. Не густо, однако. Впрочем, это не новость.

На этом европейском "нашахатаскрайнем" фоне заметно выделяются литовцы: 21% опрошенных готовы предоставлять Украине не только дипломатическую и финансовую помощь, но и военную, включая и оружие, и живую силу. Еще 15% — за военную помощь, но без предоставления войск. Итого, 36%. Мы это ценим. Готовы выделять военную помощь Украине и 21% поляков (12% — оружие, еще 9% — оружие плюс войска), на общеевропейской прямой это бугорок.

И на закуску — НАТО.

Внимание, вопрос: "Предположим, что Украина отвечает всем условиям членства в НАТО, будете ли вы лично "за" или "против" ее присоединения к НАТО?"

Внимание, ответ: несмотря на скепсис тех, кто считает, что воюющей с Россией стране и думать нечего о членстве в НАТО, 58% респондентов семи европейских государств Североатлантического альянса сказали "да" украинскому членству.

В это сложно поверить, но даже голландцы дали 49% голосов "за". Столько же мы получили и от французов, 50% — от немцев. Готовы принять Украину в НАТО (при соответствии всем критериям) 60% британцев, 67% итальянцев и 76% поляков.

график11
Основные аргументы "за" (можно было выбрать из списка не более двух) таковы. На первом месте (44% всех респондентов) — "Принять Украину — это стратегический интерес НАТО". Так считают 44% опрошенных британцев, 47% голландцев, по 50% итальянцев и немцев.

график12
На втором месте по популярности (40% в общем зачете) следующий ответ: "Украинцы, с учетом отношения России, рискуют, глядя в сторону НАТО, их стоит поощрить". В то же время этот аргумент был основным для литовцев (52%) и французов (50%).

Поляки же в в основном (49%) предпочли третий вариант — "Включение Украины в НАТО поможет нам противостоять российской агрессии". Немало сторонников подобной точки зрения и в Литве — 39%. В общем рейтинге этот вариант ответа получил 28%.

Наименее популярным (его выбрали лишь 20% респондентов из всех стран) оказался ответ "Присоединение Украины поможет защитить нашу страну".

У противников же вступления Украины в Североатлантический блок наиболее популярным (39%) ожидаемо был аргумент "Включение Украины в НАТО может привести к войне с Россией". Среди нежелающих видеть нашу страну в альянсе этот ответ выбрали 53% литовцев, 48% немцев, 47% поляков, 42% голландцев и 36% британцев.

график13
У французских же и итальянских противников евроатлантической интеграции Украины основным был аргумент "я против присоединения к НАТО любой новой страны", его выбрали 47 и 37% соответственно.

Ответы "Присоединение Украины к НАТО сделает нашу страну более уязвимой" и "Присоединение Украины ослабит НАТО" набрали в общем рейтинге семи стран 22 и 20% соответственно.

график14***

Если кратко подвести итог, то следует признать, что не все так печально в отношении европейцев к нашим устремлениям в ЕС и, особенно, в НАТО, учитывая нынешнюю ситуацию как в растерявшейся Европе, так и в воюющей и барахтающейся в квази-реформах Украине.

Однако до реального успеха еще весьма далеко. Ведь совершенно очевидно, что сегодня наша страна не соответствует критериям ни членства в ЕС, ни членства в НАТО. Это понимаем не только мы, но и жители семи стран ЕС, 48% которых ждут нас в Евросоюзе. Но 48% — это все еще даже не 50%. Также очевидно, что не готовы к приему Украины в свои ряды и эти организации, где решения принимаются консенсусом. Поэтому, радуясь оптимистической поддержке нашей страны, например, со стороны Италии, Польши и Литвы, не следует также забывать о позиции разочарованной в отсутствии экономического прогресса в Украине Франции или крайне принципиальных в вопросах демократии Нидерландах.

Наш путь к ЕС и НАТО по короткому или не очень (как свидетельствует весь наш предыдущий опыт) маршруту должен сопровождаться не громкими заявлениями и обещаниями, а потогонной работой, прежде всего — в экономике, социальной сфере, реформе системы правосудия и борьбе с коррупцией. И чем больше у нас будет мозолей от этой работы, тем короче окажется наш маршрут в Европейский Союз и НАТО.

ЗН

Метки: ЕС, НАТО, Членство Украины
Loading...
Loading...