Дым Донбасса. Окончание и выводы из истории с реинтеграцией

Рада

Президент Порошенко продавил через Раду нужные для Запада решения. Народный фронт показал свое значимость для Банковой

В последний раз дымовые шашки в Верховной Раде горели 27 апреля 2010 года, когда подконтрольное Партии регионов большинство пыталось ратифицировать Харьковские соглашения о продлении срока пребывания Черноморского флота России в Крыму. Тогда депутаты, причислявшие себя к патриотическому лагерю, единодушно назвали происходящее "изменой в пользу России" и попытались сорвать голосование, но безуспешно. Сейчас патриотически настроенные депутаты снова твердят о "зраде" в пользу России, которую они видят в Минских соглашениях и законах о Донбассе, и снова пытаются сорвать процесс, и снова безуспешно.

На том сходства заканчиваются. Если в 2010-м патриоты единодушно осудили "харьковский договорняк", то сейчас такого единства не было и близко – проукраинский лагерь расценивал инициативы по Донбассу очень по-разному. Если семь лет назад попытка тогдашней власти протащить нужное ей решение закончилась масштабной дракой в сессионном зале и под стенами ВР, то на этот раз все прошло гораздо спокойнее.

Как и требовал вечером четверга президент Порошенко, в пятницу была обеспечена беспрецедентная для этого дня недели явка депутатов. Проблему с блокированием трибуны решили привычным парламентским методом. Задолго до открытия заседания все подходы к президиуму были заняты крепкими нардепами из большинства. Оппозиция в лице "Самопомочи" и немногочисленных националистов просто физически не смогла бы выбить их с занятых позиций. Похоже, не особо и хотела.

Единственным, кто пытался сопротивляться принятию законов о реинтеграции и продлении особого статуса, был депутат-свободовец Юрий Левченко. Он яростно атаковал трибуну и президиум, бросался на оппонентов, обзывал спикера, был настолько активен, что единомышленникам даже пришлось его слегка успокаивать. Сомнений в том, что оба закона будут приняты почти ни у кого не было.

Так и случилось, хотя запас голосов оказался очень небольшим. 233 голоса (Блок Порошенко + Народный фронт + Радикальная партия + "Воля народа") отдали за принятие закона о реинтеграции в первом чтении и без самой спорной нормы – о Минских соглашениях. 229 "за" (БПП + НФ (большинство) + "Видродження" + часть Оппоблока + часть "Воли народа") было отдано за продление особого статуса для ОРДЛО еще на год.

голосоваание

Фото: Yurij Zubar/Facebook

Не сорвал голосование и инцидент с дымовой шашкой, которую, как оказалось позже, поджег все тот же Левченко. На появившееся в интернете видео видно, как Левченко вместе с Семеном Семенченко сперва "тестирует" дымовуху в мужском туалете, а потом поджигает шашку уже в сессионном зале. Но быстро сориентировавшийся депутат от НФ Андрей Тетерук оперативно вынес опасный предмет из зала, успев отвесить Семенченко хороший подзатыльник. Из-за этого инцидента даже не прерывали пленарное заседание – всем хотелось как можно скорее закончить "реинтеграционную" историю.

Представители "Национального корпуса", "Свободы" и "Правого сектора", снова собравшиеся под Радой, попыток прорваться к парламенту не предпринимали, да и было их в разы меньше, чем в четверг. Хотя без стычки не обошлось, у одного из членов Нацкорпуса нашли в сумке перцовый баллончик, завязалась потасовка, пятерых нацкоровцев и свободовцев ненадолго задержали. Но повлиять на события в зале парламента всё это не могло. Лидер Нацкорпуса Андрей Билецкий сказал Фокусу, что "14-го числа власть услышит нас по-другому", имея ввиду "Марш славы героев", которые правые организации традиционно проводят 14 октября.

А пока что спикер Андрей Парубий оперативно подписал законы, а Петр Порошенко в телеобращении рассказал украинцам о достигнутой "перемоге".

Подводя итоги двухдневной парламентской борьбы вокруг законов о Донбассе, можно отметить, что:

1. Основной смысл всей этой истории – продлить закон о специальном статусе для ОРДЛО. Вернее, закон, согласно которому этот особый статус может быть получен при выполнении ряда условий (демилитаризация, выборы и т. д.). Этого решения от Украины требовал Запад, у которого теперь есть все основания и дальше поддерживать Украину, сохранять антироссийские санкции и т. д. С формальной точки зрения, официальный Киев выполняет взятые на себя в Минске обязательства, потому дело за Москвой. Кремль наверняка начнет политически давить на Украину, требуя немедленно начинать выполнение пунктов закона об особом статусе (амнистия, народная милиция и т. д.). Но позиция украинской власти неизменна – без решения базовых вопросов безопасности никакое продвижение вперед по минским соглашениям невозможно.

Hа Банковой должны уделять больше времени соблюдению демократических процедур, a не пытаться ломать депутатов через колено

2. Закон о реинтеграции Донбасса, предусматривающий признание России агрессором, факт оккупации ОРДЛО и т. д. – в первую очередь рассчитан на внутреннего потребителя. Признать факт российской агрессии, при этом не объявляя РФ формальную войну, заменить устаревший термин "АТО", объединить всех силовиков в единый оперативный штаб и т. д. – это пусть и запоздалые, но, безусловно, правильные шаги, которые должны понравится патриотическому электорату. При этом данный закон изначально предполагался как предмет для торга, чтобы обеспечить главное - продление особого статуса. Потому под давлением Народного фронта оттуда сперва исчезла ссылка на минские соглашения, потом – ссылка на проект резолюции Совбеза ООН, Банковая сигнализировала о готовности к дальнейшим уступкам, что означает, что эти пункты были для нее не столь уж принципиальны. Даже публичные оппоненты закона неофициально признавались, что после изъятия из текста минских соглашений и в случае пары других правок законопроект вполне даже можно поддерживать.

3. Блок Порошенко не может принять ни одного решения без согласия Народного фронта, а коалиция в целом – без привлечения радикалов Ляшко и бывших регионалов. Таким образом, фронтовики вполне могут "качать права" в переговорах с Банковой, что они успешно и сделали. Особенно показательно это в свете перманентного конфликта между Петром Порошенко и Арсеном Аваковым, который, как говорят в кулуарах, жестче всех выступал против продления особого статуса. У лидеров НФ свой интерес в этой истории – подать сигнал Западу, что Петр Порошенко не владеет всей полнотой власти в стране, и договариваться стоит не только с ним, но и с фронтовиками. Кроме того, парламент в целом показал, что не готов быть послушной машиной для утверждения инициатив Администрации президента. А на Банковой должны уделять больше времени соблюдению демократических процедур, открытости и не пытаться ломать депутатов через колено.

4. Политики считают тему Донбасса крайне важной в свете будущих выборов, потому пытаются выжать из нее максимум пиара в рамках избранной стратегии. Согласно соцопросам, тема войны действительно в приоритете у украинцев, но, как показали последние события, она вообще не в состоянии мобилизовать обычных граждан выйти на акции протеста. Политсилы, которые ориентируются на патриотический электорат, очень боятся любых обвинений в потакании агрессору, но активно обвиняют в том же самом оппонентов. При этом все хотят по возможности перестраховаться. Появление в законе по продлению особого статуса дополнительного абзаца, в котором говорится о том, что особый статус ОРДЛО получат не раньше, чем с их территории уйдут все войска, наемники, техника и т. д., - тому доказательство. Все эти нормы уже были прописаны в законе, но депутатам, в первую очередь от НФ, надо было лишний раз доказать, что никакой "зрады" в их действиях нет. При этом общий уровень парламентской дискуссии традиционно находится на очень низком уровне. Стороны не слушают друг друга и даже не пытаются прийти к компромиссу, в абсолютном приоритете – "работа на картинку".
 Фокус

Метки: реинтеграция Донбасса
Loading...
Loading...