Два отче. Одна миссия

ипВ Днепропетровске уже давно помощь нашим военным в зоне АТО и простым людям, жителям «серых зон» в Донбассе собирают и отвозят совместно Украинская Православная Церковь и Христианская Церковь «Благая Весть».
Наш корреспондент встретился с обоими священниками, чтобы узнать, как удалось преодолеть религиозные противоречия и объединиться для благого дела.

Владимир

С пастором Церкви «Благая Весть» Владимиром Ивановым удалось пообщаться в аккурат между его поездками с гуманитарной помощью в «серую зону».

- Владимир, как получилось, что представители двух разных религиозных направлений вдруг начали действовать сообща?

- Знаете, это как-то само собой получилось! В самом начале возникали ситуации, скажем, везу помощь в Донбасс, а машина загружена только наполовину. И у Отца Дмитрия Поворотнего – такая же ситуация. И он говорит: «Мы делаем одно дело. Давай делать его вместе! Соберешься ехать в следующий раз – позвони». В следующий раз я еду – везу уже не полмашины, а еду с полной, и не один, а со священником Дмитрием. Или он звонит: «Володя, тут военнопленных выпускают, срочно нужен транспорт!»
А у меня есть этот транспорт, который так нужен сейчас ему и нашим ребятам! Я бегом заправляю, летим.

- Когда и почему вы решили помогать?

- Вначале ехали наши прихожане, мы помогали им расселиться. Мы довозили людей до Днепропетровска, потом уже отправляли по Украине, к нашему Братству. Но потом…
Был такой момент, он мне врезался в память: когда МЧС вывезла людей из опасной зоны и высадила прямо в посадке, это было за поселком Счастье. Люди ночевали под клеенкой, делали шалаши из веток… начиная с этого момента мне было уже все равно, кто какой веры.
У меня дома с самого начала жили и по 18, и по 20 человек, люди абсолютно посторонние! Притом, что у меня 4 детей, делили и кровать, дети ложились на полу. Целый год у нас кто-то жил! Одни уезжали, за ними приезжали новые люди.
С самых первых дней оккупации Донбасса к нам в церковь постоянно приезжали беженцы. Как только пошел Славянск, приехали 60 беженцев, они прямо в здании Церкви жили. Мы тут их стригли, брили, мыли, психологов пригласили – светских, не христианских, помогали бедлоагам отойти от стресса. Увидев это ,местные жители начали нам помогать: приносили еду, одежду, матрасы и много чего еще.
Потом был детский дом из Мариуполя, а это 70 детей! Они тоже здесь жили: и ели, и спали.
А потом началась «вторая волна», когда мы, своими силами, на 8 автомобилях ежедневно вывозили из боевых действий людей. С вещами, с собачками…

- И сейчас продолжаете возить? Почему? Ведь пенсии, социальные выплаты туда, в основном, доходят, магазины функционируют…
- Вы, наверное, слышали, что есть такие «серые зоны». Мы сейчас помогаем только там. Там, где и украинской власти нет, и для «днровцев» они не представляют никакого значения. Там вроде бы и нет боевых действий, но «прилетает» туда регулярно. Это Красногоровка, Марьинка, ряд других поселков, сел.

- Официально – это украинская территория…
- А я вам еще раз повторю: там нет власти – ни украинской, ни днр. Никакой власти нет. Полная анархия. Там нет украинского телевидения, украинского радио. Я уже год бьюсь «головой о стену», пытаясь решить этот вопрос! Куда я только не писал: депутатам, министрам – никто не соизволил отреагировать.
Так вот, в «серых зонах» – нет никаких продуктов в магазинах. Т.е. магазины есть, но там говорят «мы не можем ничего завезти. К нам никто ехать не хочет. Какой поставщик простоит в очереди 12 часов?».

- А что это за очередь в 12 часов? Где это?

- Это на блок-пост Селидово. Чтобы его проехать, надо простоять в очереди 12 часов. Местные жители могут купить или получить в виде гуманитарной помощи от нас или от других волонтеров только то, что удается провезти легковым автомобилем. А купить…там хлеб, извините, продают по 20 грн, а картошку по 30 грн! И все потому, что доехать туда, минуя этот блок-пост, невозможно. Другого пути нет.
Сейчас удалось найти человека в Селидово, которому не лень простоять вот эти километровые очереди, он загружает машину, я даю сопроводительную бумажку, и он, уже сам, без нас, завезет продукты людям. Но это – единственное направление, где я нашел помощника. В Широкино, к примеру, пока найти не удалось. Туда надо ездить самим.

- А на оккупированную территорию вы тоже возите гуманитарную помощь?
- У нас нет такой возможности, увы. Хотя там есть люди, которые реально голодают. И голодают не пенсионеры. Большинство нуждающихся в еде и другой помощи – это средняя прослойка, люди, которые способны заработать, но негде!
И мы хотели привозить этим людям хоть какую-то помощь от нас, от Украины! В так называемой днре нельзя заниматься гуманитарной помощью, не получив аккредитацию. Мы смогли ее получить. У нас официальные документы. Но!!! Получить аккредитацию в днре, оказывается, было не самым сложным. Знаете, что наши, украинские власти, говорят? «Мы не сможем аккредитовать вас, потому что вы аккредитовались в днре. А мы не сотрудничаем с днром». Вот такой вот бред.
И мы вынуждены сворачивать свою деятельность. И нашим меценатам, и людям, которые нам помогают, мы говорим: на данный момент работать на той территории невозможно.

- Может быть, есть необходимость, пусть не заставлять, но уговаривать людей покидать те территории, особенно вот этих, трудоспособных.
- С удовольствием! Только скажите, куда? Люди – и в прифронтовых городах, и на оккупированных территориях задают этот вопрос. Большая часть из них – это те, которые пожили уже в модульных городках. Они возвратились.

- Почему?
- Работы нет, вопросы с жильем для переселенцев не решены и даже не обсуждаются в правительстве. У многих там – родня, вот у меня есть друг, у него там – мама больная, после инфаркта. Он говорит: «Я не наезжусь. Мне даже продукты, даже медицинские препараты надо ей приносить».

- Какой вы видите выход из всей этой ситуации?

- Необходимо влиять на реформацию мышления, повсеместно проводить разъяснительные работы.

Дмитрий

Со священником УПЦ КП Дмитрием (Поворотним) пообщаться можно только «на бегу» – отче очень занят.

- Отец Дмитрий, а как получилось, что вы объединились с пастором церкви «Благая Весть» Владимиром Ивановым?

- А что вас удивляет? Церкви у нас разные, а цель – одна. Мы с Владимиром Ивановым часто общаемся, и наша совместная работа – не только помогать украинским военным и жителям прифронтовых городов. У нас много общих проектов. Вот вы же знаете о нашей совместной молитве о мире в Украине – когда представители разных конфессий (кстати, там был и представитель УПЦ МП) все вместе молились? – так вот, это была идея пастора Владимира (Иванова). Или вот сейчас – мы готовим совместный видеопроект «Молитва за Украину».

- Но все-таки у вас совсем разные направления…
- Знаете, нас все время раздирают! А наше дело – упираться и делать свое дело. У меня такая позиция. Беда в том, что нас раздирают, а мы особо-то не упираемся. Если бы мы упирались – тогда другое дело! А так – нам легко рассориться.
У нас есть общее дело. А то, что есть различия – так это здорово! Сейчас, когда цель – восстановить мир в стране, остановить войну, мы должны помогать друг другу и искать точки соприкосновения, а не наоборот.

- Есть мнение, что «люди из Донбасса сами позвали войну, пусть теперь и расхлебывают»…

- В корне не согласен. Это опять – навязанное нам яблоко раздора. В Донбассе большое количество людей, которые никогда не хотели единения с «эрефией», людей, которые хотели и хотят жить в своей стране – Украине. И это при том, что у них уже больше года нет никаких телеканалов, кроме «киселевщины»! И новости об Украине узнают или из новостей раша-тв, или от волонтеров…
Я уверен, что людям, оставшимся в Донбассе, конечно же, нужно помогать. Но помогать не добрыми делишками, а Делами. Так, чтобы люди делали для себя какие-то выводы. Мало просто возить гуманитарку – это развращает. У людей появляется потребительское отношение. Но это не значит, что надо бросать все. Спаситель не говорит – помогай тем, а тем - не помогай. Он говорит – накорми голодного!
Приведу пример: вот мы возили все вместе гуманитарную помощь в Красногоровку. А потом Леночка Лучко начала возить детей сюда, в Днепр, стала знакомить их с нормальной жизнью в нашей стране. Чтобы дети, приезжая отсюда, могли вместе изменять жизнь в своем поселке.

Вот так надо помогать!
Татьяна МРИЛЬ.

 

Метки: АТО, помощь, религия, церковь
Loading...
Loading...