Дмитрий Тымчук: Отказ от мобилизации свидетельствует, что Порошенко абсолютно не верит в широкомасштабное наступление

ТымчукПосле трагедии двухлетней давности в Одессе майские праздники, наверное, еще долго будут ожидаться с тревогой. 2 и 9 мая – ключевые даты, когда можно ожидать различных провокаций в так называемом «юго-восточном поясе», который Владимир Путин еще в 2014-м году изначально зачислил в мифическую «Новороссию». Тем не менее, пасхальные дни прошли по стране относительно спокойно, несмотря на попытки раскачать ситуацию Одессе. Народный депутат от «Народного фронта», руководитель группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук, который традиционно мониторит обстановку в потенциально взрывоопасных регионах, позитивно оценивает подготовку украинских властей к майским праздникам и констатирует: пасхальное перемирие на Донбассе все-таки действует.

Как вы оцениваете прошедшие пасхальные дни? Ожидаемых провокаций, по большому счету, удалось избежать.

Мы видели самую обостренную обстановку в Одессе, но такие попытки раскачать ситуацию были прогнозируемы. Я бы отдал должное губернатору Саакашвили, который, владея информацией о подготовке различного рода провокаций, все-таки настоял, чтобы в город были введены достаточно мощные силы правоохранителей. И, как мы видели, они сыграли очень серьезную роль в стабилизации обстановки. Но у меня остаются вопросы к городским властям Одессы, которые разрешают заведомо провокационные митинги. Ответственность возлагается и на прокуратуру, которая проводит расследование по трагедии 2 мая: чем дольше мы не получаем четких результатов и конкретного судебного процесса, тем дальше оставляем повод для спекуляций на этой трагедии. Если это делается умышленно, то необходимо дополнительное расследование: почему идет такое затягивание? За два года можно было выяснить все детали этой трагедии.

Но такое затягивание объясняют, в том числе, отсутствием в стране ключевого фигуранта – тогдашнего руководителя местной милиции Дмитрия Фучеджи, который то ли в Приднестровье скрывается, то ли в России.

Сам маршрут Фучеджи, который сначала смотался в Приднестровье, а потом в Россию, говорит о том, кто был заинтересован в этой провокации – тот, кто укрывает главного виновника этих событий. Но давайте не сваливать на то, что из-за одного человека, которого нельзя привлечь к ответственности, все остальные участники тех событий от нее освобождаются – те же правоохранители, прикрывавшие пророссийских «титушек», развязавших эту бойню изначально. Есть же лица меньшего ранга, которые тоже несут прямую ответственность за эти события.

И почему, по-вашему, это дело тормозится?

В органах местной власти и среди местных правоохранителей достаточно много пророссийски настроенных элементов. Если бы там были представители исключительно проукраинских сил, думаю, расследование давно бы закончились и виновные были бы найдены. Но поскольку радикальной чистки рядов на уровне местной власти не произошло, имеем то, что имеем, – расследование в таких условиях может продолжаться бесконечно. Это просто саботаж.

Что касается других регионов, то те острые точки, которые еще год назад наблюдались, сейчас находятся под контролем спецслужб и правоохранителей. Как ни странно, в Харькове мы наблюдали меньший накал страстей, чем прогнозировалось. Я бы поставил это в заслугу губернатору Райнину, который изначально выстраивал политику взаимоотношений с правоохранителями, тесного сотрудничества со спецслужбами. В плане политики безопасности местные власти работают очень хорошо, учитывая, что пророссийски настроенных элементов в Харькове не намного меньше, чем в Одессе. Здесь ситуация контролируется жестче и ощущается большая стабильность, хотя близость зоны АТО является дополнительной угрозой.

В конце прошлого года мы проводили достаточно мощный мониторинг ситуации с переселенцами, и их количество в Харьковской области, по нашим данным, превышало официальные показатели. В такой среде благотворно могут развиваться пророссийские идеи. Учитывая авторитет некоторых наших олигархов, в частности, господина Ахметова, подконтрольные ему структуры пытались работать с переселенцами, оказывать им адресную помощь, и это вызывало тревогу. Даже несколько десятков тысяч человек в области, которых можно консолидировать и ставить им определенные задачи по дестабилизации, могут представлять очень серьезную силу. Но переселенцы все-таки – очень неоднородная масса, люди с разными взглядами о «русском мире», и их сейчас больше волнуют не пропагандистские лозунги, а бытовые проблемы финансово-экономического плана. И на данный момент мы не считаем, что они в основной своей массе могут использоваться в качестве какой-то «пятой колонны». Но если не решать проблемы переселенцев, в этой среде может развиться социальное напряжение. Хотя сейчас и создано дополнительное министерство по вопросам АТО и проблемам переселенцев, это, скорее, увеличит размеры футбольного поля для бюрократического футбола и только усложнит решение проблем.

Вы утверждаете, что ситуация под контролем, но праздники еще не окончены. Впереди 9 мая, потенциально опасный футбольный матч «Черноморец»–«Металлист» все в той же Одессе…

Одесса не снимается с повестки дня, хотя пока праздники проходили хорошо. Не исключаются, в том числе, диверсии и теракты, чтобы раскачать ситуацию, но каких-то массовых выступлений, не контролируемых нашими правоохранительными органами, думаю, не будет. Все-таки пророссийские силы работают эффективно и убедительно, только когда ощущают слабость наших правоохранителей. Сегодня мы этой слабости не видим, и поле маневра для сепаратистов и пророссийских групп резко сужается.

В «ДНР» традиционно обещают парад провести на 9 мая. Вы утверждаете, что под прикрытием этого там идет перемещение техники. Чем это может грозить?

Как ни странно, при всех нарушениях со стороны российско-террористических войск, пасхальное перемирие все-таки действует – количество обстрелов и вооруженных провокаций резко снизилось. В то же время тот формат провокаций, который мы наблюдали, свидетельствует о том, что главная задача, которая была поставлена перед первым и вторым армейскими корпусами террористов – это как можно больше спровоцировать силы АТО на открытие огня. Также в бандформированиях начинают списывать свои небоевые потери из-за злоупотребления алкоголем в праздники на нарушение перемирия нашей армией. Может, это и выглядело бы убедительно, но когда представители «народной милиции» уточняют, что их ополченца убили наемники из стран Балтии, это сразу же вскрывает пропагандистский трюк.

Что касается остальных моментов, то мы видим усиление разведывательной деятельности боевиков. Она идет волнами – в начале года, потом был всплеск где-то в середине марта и к майским праздникам опять началось. То есть либо боевики готовятся к наступлению, либо опасаются его. Вообще, по информации, которая курсирует на тех территориях как официально, так и на уровне слухов, в головах вмещается несовместимое: с одной стороны, они рассказывают, что в начале мая руководство российско-террористических войск будет проводить масштабные наступательные действия на горловском, донецком, мариупольском направлениях, а с другой стороны, идет раздувание истерики, что это силы АТО готовятся к наступлению. Товарищам надо как-то определиться. Правда, одна из циркулирующих версий, как это совместить – мы готовы наступать, чтобы сорвать планы наступления «укропов». Версия не нова, но в отличие от того, что мы наблюдали в прошлом году, на сегодня на протяжении где-то трех месяцев там были созданы целые районы обороны – в частности, в Новоазовском районе. То есть командование боевиков действительно боится наступления и того, что силы российско-террористических войск будут выкинуты на территорию России.

Но это оборона, а для атакующих действий у них есть ресурсы?

Буквально пару дней назад я вернулся из Мариуполя, где достаточно плотно общался с местными представителями спецслужб и сил АТО. Они подтверждают нашу информацию, что идет довольно активная замена местных боевиков и наемников подразделениями регулярных вооруженных сил, которые пребывают с территории РФ. На этом фоне становится особо интересной информация от руководства «1-го армейского корпуса «ДНР» о том, что они переходят от корпусной системы к созданию «оперативного командования «Донецк». По нашим данным, россияне просто перекинули к местным боевикам столько своих наемников и регулярных вооруженных сил, что весь этот комплект никак не влезает в рамки армейского корпуса. Соответственно, для их управления нужны более разветвленные масштабные структуры. То есть, мы видим, что Россия не готова к какому-то прекращению сепаратистских проектов и говорить о выполнении ею Минских договоренностей и готовности к мирному диалогу я бы не стал.

На этом фоне появляются сообщения о массовом бегстве боевиков и чуть ли не загранотрядах, которые их останавливают на границе. Насколько массовы такие случаи и с чем они связаны, в основном?

Руководство «ДНР» приняло решение создать дактилоскопическую базу всех владельцев огнестрельного оружия, начиная с формирований боевиков и российских наемников. Это вызвало среди них, мягко говоря, неудовольствие, фактически панику – они прекрасно понимают, что российское военное руководство сейчас пытается идентифицировать все, что оно позабрасывало на Донбасс и предотвратить возвращение откровенных маргиналов и уголовников в Россию. На этом фоне можно ожидать, что из числа российских наемников будет определенный процент дезертиров, которые ринутся домой.

Нужно понимать, что с российской стороны граница плотно контролируется и достаточно давно. Местные жители не первый месяц жалуются на то, что ужесточаются правила пересечения границы при выезде и заезде в Россию. Для россиян не составляет труда взять границу под замок, чтобы этот анклав был открыт только на «вход» для забрасывания туда вооружений и военной техники. И для многих боевиков выезд назад может быть закрыт.

Так, а кто эти дезертиры – кадровые российские военные? Но у них же тогда могут быть неприятности дома.

Наемники – это понятие растяжимое. Первые наемники, которые появились еще весной 2014-го, были представителями сил российского спецназа – сначала «ГРУшного», потом они подключали спецназ других силовых структур. То есть это ветераны с боевым опытом, которых вызывали в военкомат и предлагали контракт, чтобы поехать на Донбасс воевать. Когда стало требоваться все больше человеческих ресурсов, где-то в начале 2015-го начали набирать даже людей, которые вообще в армии не служили. Это был сигнал того, что в России не так много подготовленных кадров, которых можно в виде наемников перекидывать на Донбасс. Затем мы наблюдали, когда перекидывали уже и уголовников, и амнистированных, то есть набирали уже просто всех подряд.

Но при этом в среде российских фанатов «Новороссии» в последнее время пошли разговоры, что российских добровольцев наоборот выдавливают из «республик».

Я вижу этому только одно объяснение этому: для российского военного командования этот небольшой процент действительно идейных, которые идут воевать с «киевской хунтой» и так далее, является наименее управляемым. Они свои задачи выполнили на первом этапе, когда России нужна была максимальная дестабилизация при минимуме ресурсов. Сейчас же идейные первыми начинают кричать, что Путин «сливает «Новороссию» и идут в конфликт с собственно российским военным руководством. А для него более выгодно управлять тем ресурсом, который приехал просто зарабатывать деньги.

Кстати, наша разведка регулярно рапортует об огромных потерях российских военных, фамилии конкретные называет. Насколько это точная информация? И почему потери с той стороны настолько непропорционально велики?

Я не могу комментировать то, что сообщает военная разведка. Могу только в общем сказать – был достаточно долгий период, когда мы им предоставляли свою информацию из закрытой части сводки и корректировали свои и их данные, чтобы не было разнобоя. Но последние полгода мы работаем в свободном полете – с другими силовыми структурами, но не с военной разведкой. Если сравнивать нашу и их информацию, то выходит 50 на 50 – когда идет совпадение и когда они дают данные, в достоверности которых у нас есть сомнения.

Отмену седьмой волны мобилизации некоторые эксперты трактовали как уверенность Порошенко в окончании войны и выполнении Минска либо же наоборот – имеющихся сейчас там сил и так достаточно, чтобы сделать марш-бросок до российской границы. Как вы трактуете этот ход?

Отказ от мобилизации свидетельствует только о том, что украинская власть жестко настроена на мирный диалог – и сама не готовится к силовому варианту, и в то же время не ожидает подобного варианта со стороны российско-террористических войск. На данный момент соблюдается некоторый паритет сил в зоне АТО – имеющихся сил и средств ВСУ вполне хватает, чтобы противостоять тому комплекту российско-террористических войск, который сейчас есть на Донбассе. Но активная переброска Россией своих батальонных, ротных тактических групп, которые уже давно сосредоточены на границе с Украиной в Ростовской области, может изменить этот баланс буквально за пару недель. Отказ от мобилизации может означать, что Порошенко абсолютно не верит в широкомасштабное наступление на Донбассе. Думаю, эта уверенность базируется в давлении Запада на Россию и попытках Путина добиться отмены санкции. К тому же, сыграло роль увеличения числа контрактников – количество желающих подписать контракт с Минобороны увеличилось в разы.

В среду главарь «ДНР» Захарченко проводил онлайн-конференцию с жителями Одесской области, где призвал их к восстанию. До этого похожая «прямая линия» была с харьковчанами. Какой смысл в проведении таких мероприятий и стоит ли СБУ пытаться их срывать?

Главная задача – по возможности легализовать «руководство» «ДНР–ЛНР» и повысить их статус хотя бы в масштабе Украины. Что касается реакции, то СБУ надо собирать свидетельства участия людей в террористических организациях и возбуждать как можно больше уголовных дел против новоявленных «чиновников» «ДНР-ЛНР». Чтобы эти люди знали, что находятся на очень большом крючке, и при всех их попытках самопиара, как это делает Захарченко, рано или поздно наступит неизбежный конец.

Когда следует ожидать смены московскими кураторами откровенно нерукопожатных Захарченко и Плотницкого, о чем давно говорят?

Думаю, Кремль пойдет на такие шаги, когда он, как надеется, выжмет из Украины согласие на проведение местных выборов. Мол, как раз проведение местных выборов позволит показать реальный рейтинг народного доверия на этих территориях и выбрать тех, кого хочет народ в ходе демократического волеизъявления. Сейчас такая смена вряд ли будет.

Главком

Метки: война, Донбасс, Тымчук
Loading...
Loading...