Дикий Восток: право «ствола» и размера калибра. Как живется в Луганске, где власти нет

дикий восток

Жителям Луганска нет дела до громких заявлений Авакова об АТО, выборов президента и референдума. Они хотят, чтобы перестали стрелять, убивать, грабить, чтобы в городе, наконец, появилась милиция, и чтобы хоть кто-нибудь взял на себя ответственность за наведение порядка в регионе. А пока порядка нет, закон не действует, в городе боевики — Луганск не Украина.

Несколько дней назад в Луганской области сепаратисты расстреляли семью с десятилетним ребенком. Родители погибли, девочка в тяжелом состоянии в больнице. Это были предприниматели, они продали все и бежали из города на Луганщине. За ними гнались, о них сообщили блок-постам, мол, едет «Правый сектор».

Когда боевики открыли двери расстрелянного автомобиля и услышали плач ребенка, они убежали. Эта страшная история может стать обыденностью в городах, контролируемых террористами.

За 10 дней Луганск превратился в пустошь из постапокалиптического фильма «Безумный Макс». Разрушенные остатки заводов, бывших промышленных гигантов, терриконы, дополнились людьми с автоматами в спортивных костюмах, шлемах и бронежилетах.

Они ездят по улицам города, крушат ювелирные магазины, грабят автозаправки, выкорчевывают банкоматы. Заглядывают к фермерам, требуют продукцию на «благо республики». Похищают активистов и торгуются за выкуп, бьют прохожих и неутомимо повторяют: «Это во благо восставшего народа».

Еще две недели назад Луганск жил привычной жизнью: милиция штрафовала за курение на улицах в центре города; возле памятника Шевченко проводили украинские митинги за единство страны, во многих автобусах были украинские флажки.

Прошла неделя. Улицы пустынны, на въездах и выездах стоят блок-посты, на которых дежурят люди с автоматическим оружием, банковская система парализована, уровень преступности зашкаливает, милиции нет, как и власти.

Куда делась мирная жизнь?

1

Запомните эту дату и это время: 29 апреля, 14:00. Трехтысячная толпа двинулась к областной госадминистрации. Депутаты сбежали еще утром. Луганчане захватили пустующее здание, выпотрошили шкафы, столы и сейфы, а также весьма удивились, почему это нет золота и денег. Из окон здания радостной толпе выбрасывали сосиски, конфеты, кофе, шампанское — все, что смогли найти в ОГА.

В 18:00 толпа требовала продолжения банкета. Люди двинулись на «штурм» суда, прокуратуры, местного телеканала и МВД. В первых рядах женщины, за ними мужчины, дальше боевики в камуфляже и с автоматами. Горячее всего было у МВД — в помещение полетели коктейли Молотова, начали стрелять.

В город ехали таксисты с набитыми оружием багажниками. Милиция, поджав хвост, развела руками и перешла на сторону «протестующих».

Самопровозглашённый губернатор Болотов взял власть в свои руки и объявил «вольную Луганскую Республику».

Сегодня в городе есть мифический облсовет, который заседает в потаенных местах и выдает эпические циркуляры. Есть виртуальные представители правоохранителей, которые в фейсбуке пишут об изъятии незарегистрированного оружия у охотников.

Есть мэр города Сергей Кравченко, который, сидя в захваченном исполкоме, на вопрос, как ему работается рядом с сепаратистами, отвечает: «немножко напрягает, но в целом не мешают». И есть луганчане, которые совсем не понимают, что случилось и куда делась мирная жизнь.

Главный в этих делах, конечно, самопровозглашенный губернатор Болотов. Вроде Сомалиленда он ведет Луганскую Свободную Республику к состоятельности. Первого мая, в День солидарности трудящихся, до этого никому не известный Валерий Болотов впервые предстал перед народом. Как настоящий народный губернатор — в кругу из десяти автоматчиков. Мол, народный губернатор — хорошо, но о «калашах» не забывай. У здания захваченной ОГА Болотов обещал российскую поддержку, согласие и мир всем луганчанам, которые на референдуме поддержат независимость Луганщины.

2

Несколько сотен радостных трудящихся весело кричали «Ура!». А уже второго мая стало ясно, что это только начало. Пока все внимание было приковано к Одессе, руководство самозванцев Луганска выдало гору кучу указов. Среди радостей «свободной республики» появилась мобилизация всех мужчин, запрет любых организаций и партий, экспроприация имущества от имени республики и многое другое.

Все эти приятные вещи подавались под соусом «За Одессу не простим!». Отдельный пункт — комендантский час с 23.0 до 6.00. Взяв в плен простых людей, их отказались отпустить — мол, «комендантский час». Куча изданий, которые верстают ночью, не смогли выйти вовремя. Андрей Дехтяренко, главный редактор одной из газет, написал: «Из-за так называемого „комендантского часа“ завтра свежий номер газеты не получится. Планируем выйти послезавтра».

Люди, которые пренебрегали указами Болотова, стали исчезать на улицах. Комендантский час работал. Но не для того, чтобы уменьшить жертвы, а для того, чтобы во время, когда никто не выходит, грабить магазины. Представьте: пустой город полон магазинов и банков — и ни одного милиционера.

С мобилизацией проще — к ее пунктам никто не идет. Силой пока еще не приводят.

Таксисты

Отдельная каста — это таксисты. В вольном городе Луганске такси — это самоубийство. Поэтому таксисты возят оружие, дрова, пищу, знают, где что и как, таксисты — это пролетариат сепаратизма. Не все, но многие из них.

Именно на такси ездили люди, которые нападали на гражданских активистов, именно в такси сидели ребята с битами и травматами, которые пытали людей с украинской символикой. Даже когда евромайдановцы звонили в милицию и называли номера автомобилей и где они припаркованы, в милиции отвечали: «Спасибо за то, что исполнили гражданский долг».

Сами таксисты валят вину на Майдан: «Галичинам можно автомайданить, а мне? Вон кент в России живет, таксует, так с одних проституток по десять „тонн“ имеет. А здесь что? Как собака за такие деньги. В России лучше», — такая вот простая логика.

По законам республики, все, кто не хочет в Россию — бандеровцы, фашисты, враги и подлежат мгновенной депортации или ликвидации. Это сразу почувствовали все, кто выступает за единство страны.

Особая охота началась на журналистов. Две недели назад прессу просто изгоняли с митингов и портили аппаратуру, теперь журналистов бьют, и они исчезают.

Украсть человека для боевиков — это как в киоск за пивом сходить: похитили руководителя отряда самообороны Темура Мулдашева, похитили активистов Алексея Беду и Анну Мокроусову, и многих других. Несколько прямо из кафе.

Всех заложников свозят в здание СБУ, там с ними проводят «воспитательную работу», то есть бьют, после чего некоторых выпускают, а остальные остаются там «жить».

Простые бандиты

Луганчане не знают, что делать. Кто-то едет из города, бросая все. Некоторые продолжают называть Болотова защитником города и прав русскоязычного населения. А кто-то впадает в депрессию, потому что Луганск уже не Украина.

Политический термин «сепаратисты» не совсем подходит для определения людей, которые контролируют Луганск. С одной стороны, они действительно сепаратисты, а с другой простые бандиты.

При этом они верят в свою миссию «защищать», они боятся «правого сектора», они срывают президентские выборы, захватывая председателей комиссий, и «провели» референдум. И у них есть сторонники, которые обожают Царева, ходили на референдум и надеются, что хаос в городе — это и есть борьба с фашизмом, «хунтой» и беззаконием.

Их активность может показаться комической, но у них оружие. И это не смешно.

Несколько примеров:

«Народный губернатор» Болотов плотно занялся поиском «правосеков». Под это определение попал областной военкомат, в котором, по мнению Болтова, дежурили нацисты, вот-вот готовые захватить город. Военкомат расстреляли и едва не сожгли. Солдат вывезли на машинах в неизвестном направлении, чем спасли их от обезумевшей толпы.

После военкомата люди с оружием отправились в общежитие Национального университета им. Тараса Шевченко искать нацистов и сторонников «хунты» на чердаках. Карательные отряды стали ловить неугодных людей прямо посреди улицы и среди бела дня.

После захвата военкомата в город ввезли еще оружие.

Раскол

Протестующие стали объединяться в группировки и отказались подчиняться Болотову. Губернатор признался, что ситуация вышла из-под контроля: грабь кого хочешь. Милиция приезжает по вызову на место преступления, видит дуло автомата и делает разворот на 180 градусов.

Некоторые особо сообразительные отбирают новенькие автомобили у сотрудников ГАИ и катаются на них по городу, выдвинув дула ствола АК-100 в окна.

Болотова признают не все боевики. Так Алексей Мозговой, один из тех, кто осуществлял первые захваты в Луганске, пошел в партизаны и обещает взорвать динамитный завод в области вместе с соседним городом. Некоторые представители армии Юго-Востока заявляют, что настоящие губернаторы — именно они, и выкладывают мегабайты видеороликов на ютуб.

Но Болотову безразлично, он провел «референдум» и ожидает поддержки из России.

А жителям Луганска нет дела до громких праздничных заявлений Авакова об АТО, нет дела до выборов президента, нет им дела и до референдума. Они хотят, чтобы перестали стрелять, убивать, грабить, чтобы в городе, наконец, появилась милиция, в эфир вместо Киселева вернулись украинские каналы, и чтобы хоть кто-нибудь взял на себя ответственность за наведение порядка в регионе. А пока порядка нет, закон не действует, в городе боевики — Луганск не Украина, а дикий Восток, на котором вопрос решает наличие «ствола» и размер калибра.

Референдум

Вчера работали четыре избирательных участка. Это на весь город с полумиллионным населением. С утра на участки потянулись бабушки пенсионного возраста, хватая за руки прохожих и призывая голосовать «за Путина», потому что он «Луганск не оставит в беде». По факту, на отксеренных агитках, которые назвали гордым словом «бюллетени», был только один вопрос.

Все, кто голосовал — делал это не для того, что быть независимым от Украины, а для того, чтобы досадить действующей власти. «Мы против Яценюков и Турчиновых» — говорили бабушки. И хотя явка не превысила 20 процентов, многие из луганчан, устав от напряжения в городе, симпатизировали действу, надеясь, что эта бутафория остановит хаос.

К тому же луганчане восприняли это как возможность выразить свое мнение.

Евгений Спирин, Тексти.UA

Перевод: Аргумент

 

Метки: война, Донбасс
Loading...
Loading...