Die Welt. Борис Филатов: «Мы не будем колебаться, мы будем сразу стрелять!»

Интервью заместителя главы Днепропетровской ОГА Бориса Филатова влиятельному германскому изданию Die Welt

филатов

Вице-губернатор Днепропетровщины Борис Филатов, намерен всеми средствами защищать область от пророссийских боевиков и считает, что влияние Путина не безгранично

Позиция Бориса Филатов однозначна. 42-летний вице-губернатор Днепропетровщины, одной из важнейших областей Восточной Украины, уверен: сепаратистам не удастся сделать из Днепропетровской области «народную республику».

- Мы не будем колебаться, мы будем сразу стрелять, - говорит он в интервью. - Мы готовы на все, чтобы не допустить российского вторжения.

Борис Филатов, один из самых влиятельных бизнесменов в регионе, и его деловой партнёром Геннадий Корбан составили оперативный "костяк" администрации губернатора Игоря Коломойского. Филатов, помимо юриспруденции, также изучал историю и общественные науки и работал в течение пяти лет в качестве журналиста. Поэтому с энтузиазмом публикует отчёты о своей работе в социальной сети Facebook, где у него уже более 41 000 подписчиков.

Свое состояние он заработал не столько благодаря адвокатской практике, сколько за счет торгово-развлекательных центров. Филатова говорит, что хочет что-нибудь сделать для своей страны.

Корреспондент: Донецк и Луганск находятся под жестким контролем сепаратистов. Но "Новроссия", новая "русская республика" между Россией и Украиной, не имеет смысла без Днепропетровска. Будет ли здесь решающее сражение?

Филатов: Битвы за Днепропетровск не будет. Мы понимаем, что именно у нас могли бы быть провокации, саботаж и вооруженные нападения. Но мы не позволили и не позволим, устроить на Днепропетровщине "народную республику". Кроме того, я не разделяю мнение, что Донецк и Луганск являются стабильными в сепаратистских руках.

Корреспондент: Но по расположению сил картина выглядит иначе.

Филатов: Украинская армия не стоит на границе Днепропетровской области, но уже контролирует четыре района Донецкой. Это наша буферная зона. Антитеррористическая операция продолжается. И Луганск лишь частично находится в руках сепаратистов. В северных областях уже избавились от них, там вы уже не найдете ни одного сепаратиста.

Корреспондент: Тем не менее, все выглядит так, будто армия действует очень нерешительно.

Филатов: Следите за событиями в динамике и не давайте поспешные оценки. Еще месяц назад наших солдат разоружали, забирали у них бронежилеты. Этого больше не происходит. После того как погибли первые бойцы, наша армия стала действовать очень решительно. Вы могли убедиться в этом на примере операции в Мариуполе, где террористы заняли райотдел милиции, но украинские силы очень быстро его отбили.

Корреспондент: Говорят, это были ваши войска, то есть батальоны, сформированные в Днепропетровской области. Речь идет о батальоне Днепр.

Филатов: Те, кто так говорит, слишком много смотрят российское телевидение. Мы, то есть областная администрация, не имеем собственных войск. Эти подразделения лишь дислоцированы на нашей территории. А находятся под командованием Министерства обороны и Министерства внутренних дел, сюда же входит и батальон Днепр. Мы поддерживаем армию, мы помогаем ей, но мы не командуем ею. В начале марта мы были первыми, кто мобилизовал 7000 резервистов - в том числе бывших солдат, которые воевали в Ираке и Афганистане.

Корреспондент: Какова вероятность, что здесь, в Днепропетровске, могут захватить здание горсовета или, возможно даже, здание облгосадминистрации?

Филатов: Мы готовы к этому. Конечно, будут попытки дестабилизировать нашу область. Но мы готовимся к сопротивлению, мы укрепили границу между Донецкой и Днепропетровской областями. А если завтра сепаратисты попытаются захватить наши административные здания, то наши граждане помогут нам прогнать террористов.

Корреспондент: Почему вы так в этом уверены?

Филатов: Мы в настоящее время пользуемся большой поддержкой населени. Губернатора Игоря Коломойского, согласно опросам общественного мнения, поддерживает 77 процентов граждан. Когда мы только приступили к работе два с половиной месяца назад, к нам относились с недоверием и скептицизмом. Но теперь люди видят: мы не воруем, мы делаем что-то для них, мы боремся с коррупцией, мы делаем что-то для экономики.

Сейчас мы мобилизовали общество, например, мы получаем информацию от людей - продавцов, заправщиков АЗС, водителей - о том, где собираются и что делают радикалы. Я абсолютно уверен, что у нас ничего не может произойти – если, конечно, не будет прямой агрессии со стороны России с танками, самолетами и бомбами.

Корреспондент: Значит, если не будет вторжения России, Днепропетровск останется украинским?

Филатов: Конечно! Мы не будем колебаться, мы будем сразу стрелять. Но вы задаете мне гипотетические вопросы. Если следовать вашей логике, то получается, что 100 сепаратистов могут войти в Берлин с автоматами и гранатометами и захватить ваш парламент. Но с вами этого не произойдет и с нами тоже.

Корреспондент: В Донецке и Луганске именно так и произошло.

Филатов: Было несколько ключевых факторов, которые привели к такому развитию событий: предательство коррумпированных органов безопасности, саботаж местной элиты и поддержка населения.

Корреспондент:  Донецкую область контролирует Ренат Ахметов, тоже влиятельный бизнесмен. Почему же там получилась такая ситуация?

Филатов: Об этом нужно спросить Ахметова. Я просто знаю, что человеку с таким влиянием и состоянием? rfr e F[vtnjdf? следить там за порядком было бы под силу.

Корреспондент: И у вас нет объяснения, почему он этого не делал?

Филатов: Я думаю, Ахметов упустил время. Когда он еще действительно мог повлиять на ход событий, он сделал неправильные выводы. Но я уверен, такой хитрец, как Ахметов не захочет, чтобы все его заводы и другие активы размещались в неблагополучном регионе типа Южной Осетии или Приднестровья. Потому что тогда все его имущество просто обесценится.

Корреспондент: Как вам удалось добиться того, что ваши политические оппоненты затихли и не пытаются устраивать беспорядки?

Филатов: Первое, что мы сделали, это собрали все группы за одним столом. И все они подписали меморандум.

Корреспондент: Что он собой представлял?

Филатов: Там было четыре пункта. Речь шла о таких основополагающих вопросах, как отказ от насилия и признание единства Украины. На основе этих четырех фундаментальных пунктов мы установили политический диалог. Мы не обсуждали ни вопрос русского языка, ни возможность федерализации, ни экономические вопросы.

Корреспондент: И что - все подписали?

Филатов: Все, за исключением коммунистов. Но для нас это партия сомнительной значимости.

Корреспондент: Подписали и проукраинский Правый сектор, и лидеры пророссийского движения?

Филатов: Вот смотрите - это один и тот же текст в двух экземплярах. Один на русском языке, другой - на украинском. На каждом экземпляре место только для одной подписи, поскольку некоторые радикально настроенные подписанты меморандума отказывались ставить подписи на одной странице с оппонентами. Но на разных листах они это сделали.

Корреспондент: И все придерживаются его?

Филатов: Да, мы же его подписали. Мы даже предоставили левым активистам помещение в областной администрации, что вызвало немало критики в наш адрес. Но я считаю, гораздо лучше, когда эти, извините за выражение, идиоты находятся здесь, у нас на виду, чем если бы они слонялись по улицам или захватывали какие-нибудь здания.

Корреспондент: Это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Так или иначе, вы все же используете свой, так сказать, авторитет. Говорят, что вы особо не церемонитесь.

Филатов: Я знаю, о чем вы говорите. Конечно, мы использовали наш авторитет. Мы использовали все методы, которые были нам доступны. А по-другому и нельзя, если вы имеете дело с таким противником.

Корреспондент: Что конкретно Вы имеете ввиду?

Филатов: Я имею ввиду, что днепропетровский криминал, или можете называть это как-угодно, имеет проукраинскую позицию. Это не наши союзники, но в данном случае интересы совпадают. Здесь никто, даже мафия, не хочет жить под русским сапогом. В Донецкой и Луганской областях эти структуры, однако, полностью на стороне сепаратистов.

Корреспондент: Вы говорите о совместном диалоге. Но в то же время вы обещаете 10,000 $ за каждого сепаратиста. Этим вы накалили обстановку.

Филатов: Для нас речь прежде всего шла не о поимке сепаратистов, а о возможности получать оружие. На данный момент много оружия находится в свободном обращении. Так мы платим за мир, а не за войну. Вы неправильно растолковываете наши мотивы.

Корреспондент: Допустим, вам удалось отстоять Днепропетровск. Что станет с Донецком и Луганском: эти два региона потеряны для Украины?

Филатов: Нет, мы не вправе считать прошедший там "референдум" законным. То, что мы видим в Донецке - это бедность, беззаконие, преступность и ненависть к любым чиновникам. Тем не менее, эти два региона России не удастся присоединить, и они также не потеряны для Украины.

Корреспондент: Почему вы так уверены?

Филатов: России не нужны эти регионы - ни сегодня, ни через 300 лет. Действующие там сепаратисты – это бандиты, которые направляются Россией из Ростова и Таганрога. Я встречался с депутатами Государственной Думы РФ, они с ужасом наблюдают за происходящим. Они говорили мне: "Эти русские фашисты отрабатывают на вашей стране свои методы, чтобы потом когда-нибудь создать "народную республику" в Якутии или где-то еще ". Постепенно они могут начать действовать даже в Москве. В Украине сейчас находятся тысячи русских фашистов, которых Путин ненавидит не меньше чем украинцы.

Корреспондент: Тогда почему Путин раньше не остановил это движение?

Филатов: Не стоит верить, что Путин может полностью контролировать это движение. Путин плохой человек, он хочет дестабилизировать Украину. Но я не думаю, что он испытывает большой энтузиазм, наблюдая за Донецкой Народной Республикой, где грабят мебельные и ювелирные магазины, нападают на банки, а и даже российских журналистов держат в подвалах.

Корреспондент: Но Путин мог бы предотвратить референдум.

Филатов: Еще раз, Путин не контролирует сепаратистов. Он не может сказать им: "Товарищи с пулеметами, сложите ваше оружие". Он является президентом одной из крупнейших стран в мире, он не может проявлять солидарность с этими войсками. Но он создал им хорошие условия. Самая большая ошибка Путина в том, что он прячет нашего предыдущего президента. Если бы Виктора Януковича и его окружение заставили вернуться в Украину, все быстро бы закончилось. Путин скрывает все отбросы из бывшего СССР, и не только.

Корреспондент: Теперь по поводу круглого стола. Должны ли на нём присутствовать лидеры сепаратистов?

Филатов: Важно вести диалог со всеми, кто не совершал преступлений, никого не убивал и не похищал. Тогда круглый стол может стать первым шагом для стабилизации ситуации в Украине. Как говорится в поговорке, большой путь начинается с первого шага. Этот первый шаг сделан, за ним последуют другие.

Корреспондент: Состоятся ли президентские выборы? И насколько они важны?

Филатов: Конечно. И нужны они, прежде всего для того, чтобы справиться с пророссийскими силами. Здесь, в Днепропетровске, у нас вообще не будет проблем с выборами. А что касается соседних областей, парламент недавно проголосовал за то, чтобы обеспечить проведение выборов в воинских частях, если избирательные участки будут захвачены террористами.

Корреспондент: Говорят, вы поддерживаете Юлию Тимошенко, которая не пользуется в гражданском движении, например, в Киеве особым доверием. Почему вы поддерживаете именно её?

Филатов: Это предположение основано на бессмысленных слухах. Мы не поддерживаем ни одного кандидата в президенты. Наша задача скорее создать условия для справедливых и прозрачных выборов для всех кандидатов. Лично я могу лишь сказать, что не разделяю позицию Тимошенко, особенно в отношении борьбы с богатыми людьми. Она все еще живет в прошлом, и не понимает, что страна изменилась. Ее популизм больше никому не интересен.

Корреспондент: Вы, собственно говоря, бизнесмен. Как долго вы планируете оставаться на государственной службе?

Филатов: Я мечтаю о том, что когда все закончится, я смогу освободить это кресло. Я богатый человек, у меня много дел. Я хочу, например, путешествовать со своей семьей.

Корреспондент: Почему тогда вы вообще этим занимаетесь?

Филатов:  Есть моменты, когда мы все должны быть со своей страной.

Корреспондент: Но вы на самом деле россиянин. И ваша жена из Владимира соседнего с Москвой города.

Филатов: Да, но сейчас я все больше и больше считаю себя украинцем, и дети мои - украинцы. И моя жена тоже стала украинкой. Поверьте, все мы, кто живет здесь, полны гордости за нашу страну: армяне, евреи, русские. Столько лет Россия хочет поглотить нас, но мы не сдаёмся. Украинцы имеют другой менталитет. Это менталитет свободного человека, а не того, кто одурманен имперской химерой.

Корреспондент: Вы тоже испытываете эту гордость? Или у вас бизнес-интересы?

Филатов: Если мы потеряем эту страну, то мы также потеряем бизнес. Но, что более важно, это моя земля, а не земля Путина, мои родители похоронены здесь. Мы также хотим показать, что разумное управление областью вполне возможно. Мы технократы. И, наконец, откровенно говоря, мы хотим войти в историю. И я думаю, что уже вошли.

Корреспондент: Это звучит так, как если бы вы хотели вернуть долг своей стране?

Филатов: Да, может быть. Но я бы сказал, что уже смыл часть моих грехов перед этой страной.

Die Welt, перевод - Елизавета Филоненко

Метки: Днепропетровск
Loading...
Loading...