Денис Соколов: России скоро будет нечем платить Чечне. В этом я вижу хорошую новость для Украины

Денис Соколов26 апреля российский суд запретил Меджлис крымскотатарского народа как экстремистскую организацию. Глава Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат ВРУ Рефат Чубаров во время брифинга в пресс-центре Главкома заявил о том, что Меджлис переходит в чрезвычайный режим своей работы.

В этот же день оппозиционный депутат Государственной Думы Илья Пономарев, единственный проголосовавший против аннексии Крыма, инициировал акцию поддержки крымскотатарского народа #ЯКрымскийТатарин Разобраться в ситуации, почему оккупационные власти в Крыму преследуют крымских татар, «Главком» попросил известного социального антрополога России, эксперта в вопросах Кавказа и мусульманского мира РФ, аналитика Free Russia Foundation (США) Дениса Соколова. Эксперт объяснил нападки на коренной народ Крыма тем, что раз Крым «вошел» в состав РФ, а там осуществляется прессинг на всех мусульман, то и крымские татары автоматом получили этот «пакет услуг».

Что же в самой России происходит с мусульманским миром? С этого мы и начали наш разговор.

На прошлой встрече в пресс-центре «Главкома»  Вы сказали, что Кавказ в виде Рамзана Кадырова внедрен в федеральную политику и там не все стабильно. Как изменилась ситуация за этот год?

За этот год Кадыров довольно сильно продвинулся в политическом пространстве Российской Федерации. В этом году наступает время переназначения или переизбрания, у нас это называют переназначение, и за прошедший год много чего произошло…

После убийства Немцова, которое до конца так и не расследовано (я имею ввиду заказчиков), Кадыров или чеченские власти практически выдавили правозащитные организации с территории Чечни. Было несколько крупных скандалов связанных с «Комитетом против пыток» Каляпина (16 марта 2016 года в Грозном у входа в отель «Грозный-Сити», совершено нападение на главу «Комитета по предотвращению пыток» Игоря Каляпина. 15 человек в масках забросали правозащитника яйцами, облили зеленкой, бросили в него торт и избили. Рядом с российским правозащитником находился украинский консул Александр Ковтун, который тоже пострадал во время нападения. Каляпин и Ковтун приехали на судебный процесс по делу украинцев Станислава Клыха и Николая Карпюка, которых российские власти незаконно удерживают и «обвиняют» в участии в националистической партии УНА-УНСО и вооруженных нападениях на российских военнослужащих в Чечне в 90-х гг. – «Главком»). Кроме этого были нападения на журналистов на территории Ингушетии, хотя это чисто чеченская история. Стоит вспомнить о нескольких громких заявлениях Кадырова по поводу врагов народа. Одним словом, Кадыров делает гораздо раньше все то, что позже делают федеральные власти России. По сути, Кадыров уже построил авторитарную, основанную на силовом контроле экономики, политики, идеологии, с попытками контроля мыслей людей на территории Чеченской Республики. Одна из последних инициатив – анкета духовно-нравственного воспитания чеченца. Каждый молодой чеченец должен ее заполнить, потом ее визируют представители правоохранительных органов, имам мечети населенного пункта, в котором этот человек проживает. В этом документе зафиксировано откуда человек, место жительства, нет ли у него проблем с правоохранительными органами и к какому вирду он относится с точки зрения религиозной принадлежности. Это полный контроль над гражданами. Между прочим, к такому сценарию движется и вся РФ.

То есть кадыровщина захватывает всю Россию?

Мне кажется, что Российская Федерация медленно и в силу разных причин как внутренних, так и внешних, движется в том направлении, которое возглавляет Кадыров. В ближайшее время страна будет идти в сторону ужесточения контроля над всеми сферами жизни людей, в сторону усиления борьбы не только с оппозицией, но и просто с инакомыслием. Наиболее остро это проявляется в исламских регионах, но постепенно и другие части РФ подтягиваются.

А почему именно исламские регионы?

Так сложилось, что практики правоохранительных органов в мусульманских регионах гораздо более жесткие. Если тюремные сроки за инакомыслие, за неправильное исповедование ислама на территории Северного Кавказа, Татарстана и других существуют уже давно, начиная с середины 2000-х годов, то в последние годы по статьям за экстремизм начали сажать людей, которые не мусульмане. Мусульмане изначально имеют свою точку зрения на все происходящее, это религиозная точка зрения. Они - прежде всего мусульмане, а потом они граждане, либералы или консерваторы. И это ограничивает идеологическое влияние на мусульман. Плюс последние действия России в Сирии, ссора с Турцией, фактор крымских татар. В любом случае российские власти понимают, что внутри страны есть естественные союзники внешних врагов. Например, все говорили, что будут проблемы с суннитским миром, они и появились, потому что Россия вошла в Сирию. Не все мусульмане РФ позитивно относятся к тому, что происходило в Сирии.

В чем сила Кадырова, почему Путин опирается на его плече?

За последние 10-15 лет в силу экономических и политических событий государственные институты в Российской Федерации при несомненном росте доходов населения (до 2012 года доходы населения росли) деградировали. По сути, любой регион РФ связан с центром через личные связи с окружением Путина и через финансы. Других связей больше нет. И в этом смысле Чечня является яркой иллюстрацией такой системы. У Кадырова по разным подсчетам около 30 тысяч вооруженных людей, которые ему беспрекословно подчиняются. И это все большие деньги. В принципе Кадыров зависит от Путина, потому что пока Путин у власти, Кадыров может себя тоже чувствовать более-менее спокойно. Путин и весь режим в этом смысле является заложником Чеченской республики. Чечня непрозрачна для российских государственных институтов. Если там начинать какие-то преобразования, все понимают, что это очень рискованно. Получается, что ничего изменить невозможно. Чечня получает огромное финансирование, она влияет на все в России, Кадыров на протяжении прошлого года был практически главным ньюзмейкером. Он затмил и Сирию, и Донбасс. Многие вещи Москве невозможно сделать, потому что существует Чечня. Невозможно реформировать Северный Кавказ, потому что невозможно реформировать Чечню. Невозможно реформировать Чечню, потому что невозможно реформировать Кадырова. А значит, невозможно реформировать РФ в целом. Кроме того, Россия является заложником той группы сегодняшней политической элиты, для которой разворот в сторону демократии, в сторону развития государственных институтов, в сторону развития судебной системы почти синоним потери власти, а вместе с тем они могут потерять гораздо больше, чем власть.

В остальных республиках Северного Кавказа тоже авторитарный режим, как в Чечне?

В других республиках Северного Кавказа такого подавления любых политических движений в пользу одного центра нет. Там все гораздо живее сейчас. И пойти по модели Чечни пока никому не удалось. И скорее всего не удастся. У Чечни специальная ситуация – она прошла две войны, в Чечню были вложены огромные деньги и Кадырову позволили создать доминирующую силовую структуру на территории своего региона. Практически ни у одного регионального руководителя таких полномочий нет. Мы часто слышим, что в Дагестане притесняют мусульман. Но это не означает, что в Дагестане притесняют больше, чем в Чечне. Просто в Дагестане про это еще можно говорить, а в Чечне - нет.

Вообще жизнь мусульман в РФ можно поделить на три периода. Первый – когда становилась элита после распада Союза в 90-е годы. Элита Северного Кавказа – это союз криминала и партийной номенклатуры. Она вернула себе власть к концу 90-х годов. До этого была политическая оппозиция. Но к концу 90-х в регионах корпорации власти сложились. После второй чеченской войны началась зачистка оппозиции. Ислам впервые вышел как инструмент борьбы с оппозицией и местной фрондой. Для того, чтобы вывести из игры политика или любого политического конкурента достаточно было его обвинить в исповедовании не того ислама. Сначала это ваххабизм, потом говорили про салафитов. И становление «Имарат Кавказ», у нас это называют лесом, то есть вооруженное подполье, происходило на фоне борьбы с фрондой. (Кавказкий эмират или Имарат Кавказ – самопровозглашенное государственно-территориальное образование на Северном Кавказе. В феврале 2010 года организация была признана террористической по решению Верховного Суда РФ. В мае 2011 года США официально включило Имарат Кавказ в список террористических организаций. Имарат Кавказ считается одной из ветвей «Аль-Каиды». На основании этого в июле 2011 года Комитет СБ ООН по санкциям в отношении «Аль-Каиды» и связанных с ней физических и юридических лиц принял решение о том, чтобы включить Кавказкий эмират в санкционный список – «Главком»).

Параллельно вытеснялась организованная преступность исламскими группами из силового рынка.

Второй период начался после 2005 года, когда в республиках Северного Кавказа так называемой блатной преступности не осталось, и рэкетом стали заниматься джихадистские группы. То есть «Имарат Кавказ» играл несколько ролей: с одной стороны – это исламское вооруженное подполье, с другой - это «силовые предприниматели», которые заменили организованную преступность, а с третьей стороны – они были партнерами власти. Можно говорить, что практически во многих республиках политическая власть была связана с подпольем. Подполье использовалось и для борьбы с политической оппозицией, и для ведения совместного рэкета, и для ведения совместных полутеневых бизнес-проектов. Например, Тырныаузский горно-обогатительный комбинат был вывезен на металлолом, а это миллион тонн метала.

Третий период начался как раз к олимпиаде в Сочи. Тогда началась зачистка подполья и представителей региональных элит, которые были так или иначе с ним связаны. Начались громкие аресты, начались массовые контртеррористические операции. Надо учесть, что часть подполья – это агентура спецслужб. Под олимпиаду спецслужбы уничтожили не только подполье, но и свою агентуру. И как раз начались события в Украине. Часть силовиков были переключены на эти события. Начался активный процесс в Сирии, как раз был призыв в исламское государство, очень многие боевики Северного Кавказа уехали туда. И как говорится, лес опустел. С 2014 года началась борьба с любым инакомыслием. То есть любой мусульманин, который, по мнению правоохранительных органов или официального духовенства, исповедует «неправильный» ислам, он становится мишенью для спецслужб. Таким людям подбрасывают наркотики, патроны, гранаты, и дальше следуют аресты. И в связи с этим огромное количество мусульман было вытеснено с территории РФ.

Как вы считаете, с чем связаны недавние взрывы в Дагестане? Подполье возрождается?

Подполье потихоньку возрождается. Но напрямую с ИГИЛ это не связано. Это связано с людьми, которые оказались за бортом. Идет война российских спецслужб с мусульманами на Северном Кавказе. Эта войну можно называть как угодно - неоколониальной, или гражданской, или контртеррористической операцией, но она будет продолжаться, пока не закончится чьей-то победой.

Симпатиков ИГИЛа в России много?

Это меняется со временем. Есть сочувствие среди мусульман, которые дискриминированы, постоянно подвергаются атакам спецслужб и так далее. Среди радикальной молодежи, в силу их возраста, поддержка ИГИЛ тоже есть. Но для Кавказа поддержка вооруженного протеста это нормально.

Что значит «неправильный» ислам в понимании, например, Кадырова? И что такое «убийство чести», которое официально подают как возродившуюся традицию ислама?

«Убийство чести» - это не ислам, это не адат. Это обычай, который существовал в очень жестком патриархальном обществе, в котором честь рода и его безопасность непосредственно связано друг с другом. В таком обществе женщина занимает позицию жестко подчиненную, особенно женщина молодая, которая не стала матерью взрослых сыновей. На любое оскорбление мужчины отвечают жестко. Эта «традиция» соблюдается в очень статусных криминальных семьях на Северном Кавказе, особенно в Чечне и Дагестане. То есть это те семьи, в которых жестокость является одним из факторов выживания.

В чем и как выражается «убийство чести»?

Выглядит это так. Женщина может подозреваться в каком-то неправильном поведении. Акцентирую, только подозреваться! Чтобы сохранить «честь» семьи ее убивает либо ее брат, либо отец, то есть тот мужчина, который за нее отвечает. Но не муж, потому что муж – это уже другая семья. Чаще всего брат убивает. И получается двойная трагедия. В большинстве случаев эти подозрения не подтверждаются, они не обоснованы. В таких семьях женщины вообще не имеют возможности оправдать свои подозрения, они все время под контролем. Например, женщина не может в публичном месте показаться одна, только в сопровождении мужчины. И если она будет одна в такой ситуации, то это может стать поводом для убийства чести. Или она пользуется социальными сетями – тоже может быть поводом для скандала вплоть до убийства чести. Вот это такой уровень проступков, которые вменяются. Конечно, этих убийств не так много, но они случаются и это запредельные случаи.

Как долго Путин сможет покупать лояльность Кадырова?

Сейчас там идет торговля. Идет борьба за нефтеперерабатывающий завод «Чеченнефтехимпром». Кадыров хочет получить этот актив себе. А «Роснефть» соответственно не хочет отдавать. Кроме этого идет борьба за финансирование. И финансирование Чечни сохранено на достаточно высоком уровне. Если будет существенное сокращение финансов, будет потеря стабильности. Республика построена на огромных деньгах. И эту армию нужно кормить. 30 000 бойцов, которые привыкли к достаточно хорошей жизни. Экономика в республике не работает. Есть просто бюджет, который расходуется. Налоги, которые рисуются. То есть вам заплатили зарплату, а вы заплатили налоги. Да, там есть мелкая торговля, но никакого отношения к здоровой экономике не имеет.

А если ассигнования закончатся?

Это очень опасно. Есть два варианта развития событий. Первый вариант, на Москву, конечно, Кадыров не пойдет, а вот на соседние республики двинет. Он уже сейчас предъявляет права на свое политическое влияние. То есть ему нужно будет воевать. И Чечня из образца «стабильности» превратится в горячую точку на Северном Кавказе. Второй вариант – потеря власти и бегство. Без денег удержать такую систему невозможно.

Из Донбасса кадыровцы уже вышли? «Новороссии» нет, пошли строить «Новосирию»?

Нет-нет. В Сирию ушла другая сторона. Те, кто был в «Новороссии» вернулись в Чечню, а на Донбассе чеченцы выполняли полицейскую функцию. На территории донецкой области их было меньше, потому что там были другие люди, а вот в Луганске разоружением казаков, бандитов занимались чеченцы. Они перестали играть роль фронтовой силы достаточно быстро. Какие-то подразделения были, они даже участвовали, например, в Дебальцево, но это были разовые акции. Чеченские вооруженные силы – это спецназ, диверсионные силы. Вести войну, похожую на Вторую мировую, они не могут. А в Сирию уехали люди из сельской местности, городские ребята, те люди, которые воевали в «Имарат Кавказ», те, которые воевали с правоохранительными органами в РФ, те, которые составляли вооруженное подполье. Очень много кавказцев ехало из северо-западной Сибири. Эти люди воевали против Ашара Басада на стороне разных подразделений, в том числе создавая свои кавказские подразделения на территории Сирии.

Какая мотивация у тех, кто воевал на стороне «лнр-днр» и у тех, кто сейчас воюет в Сирии?

И обеих групп мотивация одна и та же – самореализация. Причины этого – разрушенное сельское хозяйство, отсутствие работы, ты никому там не нужен, у власти находится криминал, место бандитов уже занято, а новые бандиты не нужны. Но для любой горячей точки характерна смена поколений. Люди не могут там воевать вечно, молодость проходит. И если в 20 лет парень «горит» от адреналина, то в 25 лет у него уже мозги немного иначе работают. Поэтому они либо погибают, либо превращаются в преступников, либо умнеют и пытаются найти способ вырваться в мирную жизнь.

С чем связано, что политических заключенных украинцев Станислава Клыха и Николая Карпюка судят именно в Грозном?

Это своеобразное чувство юмора. А чего не в Грозном посудить? Место-то такое хорошее. Там Грозный-Сити есть, есть проспект В.В. Путина (иронично улыбается). Кроме медийных целей я другой причины не вижу.

Как вы считаете, нужно ли Украине урегулирование конфликта, инспирированного Россией, на Донбассе по сценарию Чечни? Нужно ли Киеву перекупать местную «элиту»?

Чечня не является образцом хорошего решения урегулирования конфликта. Это вообще не решение. Поэтому я изначально не ставил бы вопрос о том, чтобы на Донбассе делать то же, что и в Чечне. Дилемма в том встраивать ли Донецк и Луганск в институциональную систему Украины, как унитарного государства с децентрализацией, либо это будет какой-то анклав, который живет по своим законам. Не надо ни от кого откупаться и перекупать никого не надо. В этом нет никакого смысла. Это ловушка! Вы все время будете «лнр-днр» платить, а вам платить нечем. Но и России уже скоро будет нечем платить Чечне. В этом я вижу только хорошую для вас новость.

За 25 лет независимости Украины крымские татары никогда не подвергались гонениям и прессингу, а теперь после аннексии мы наблюдаем давление на крымских татар, задержания, судилища за якобы экстремизм и участие в организации Хизб ут-Тахрир, которая в Украине не запрещена …

А что вас удивляет? Прессинг крымских татар в Крыму связан с тем, что Крым вошел в состав РФ. В России осуществляется прессинг всех мусульман. Точка. В Татарстане, на северо-западной Сибири, в Чечне, в Дагестане, в Москве. Крым «присоединили»: на полуострове тоже начался прессинг мусульман. По началу крымских татар вообще демонизировали в СМИ: говорили о том, что они не только мусульмане, но и сепаратисты, будут террористические акты устраивать. В России Хизб ут-Тахрир запрещен. Насколько я слышал, то те же люди, которые занимались зачисткой Хизб ут-Тахрир в Татарстане и Башкортостане, те же поехали в Крым по своей компетенции. Прессинг мусульман – это стиль российской власти. Российская политическая система достаточно закрытая. Власть корпоративная. Есть религиозные деятели, которые входят в эту корпорацию. Это считается официальный ислам. И проблема официального ислама в том, что им не верит паства. В православии все просто: люди просто не ходят в церковь и остаются в секулярном поле. А в исламе нет секулярного пространства. Если ты не принадлежишь официальному духовенству и не лоялен к нему, то ты автоматически становишься его противником. Во всяком случае, тебя таким начинают считать представители духовенства. Поскольку официальное духовенство на протяжении последних лет постоянно теряет позиции и авторитет (они участвуют в финансовых схемах, связаны с властью, а исламе это не приветствуется), они используют правоохранительные органы для защиты своих религиозных интересов. Это все и вызывает отторжение. Кроме того официальное духовенство значительно менее грамотно в исламе. Они мало где учились, заканчивали когда-то бухарское медресе. Это территория Советского Союза. А молодежь, которая реисламизировалась во время возрождения ислама в 90-х в 2000-х годах, училась и Саудовской Аравии, Египте, Сирии, получили приличное исламское образование, знают арабский, умеют читать Коран. Старые мусульмане не читают Коран в оригинале. Вот и возникает противостояние между официальным духовенством, которое не имеет авторитета, и так сказать «инакомыслящими» мусульманами, которые что-то знают и с ними невозможно спорить. Официальное духовенство заинтересовано в том, чтобы остальные были купированы, чтобы они не могли влиять на людей. Единственный инструмент – административный и силовой. Это примерное объяснение, почему в России есть разделение на правильный и неправильный ислам, и «неправильный» ислам все время прессуется. А дальше все логно: Крым «вошел» в состав России, мусульмане Крыма получили полный пакет услуг от российских правоохранительных органов.

Наталія Малиновська

Главком

Метки: Меджлис, Россия, Чечня
Loading...
Loading...