Давос: день третий

Керри

Банковское спокойствие, рост нестабильности и сантименты Джона Керри

Если второй день Давоса-2016 прошел крайне эмоционально и заполитизировано, то третий день Форума обещал пройти под знаком профессиональной экономической дискуссии. Без политического подтекста не обошлось, но обозначенные темы были раскрыты более чем с лихвой. Сегодня в фокусе были перспективы еврозоны, судьба Ближнего Востока и Северной Африки, а также резонансный спич госсекретаря США Джона Керри.

Классика от супер-Марио

Утренний давосский сет, посвященный проблемам еврозоны, вел глава Европейского центрального банка Марио Драги. На фоне проблем европейской экономики выступление Драги должно было дать хоть какое-то видение мировому истеблишменту относительно стратегии ЕС по борьбе с кризисом, поэтому супер-Марио (как его называют в банковских кругах) не стал оттягивать момент истины, и начал с главного – проблемы беженцев.

В духе либеральной европейской традиции Драги назвал беженцев вовсе не угрозой, а возможностью. «Наше общество изменится, и мы пока даже не можем предположить, каким образом», – футуристически обозначил проблему банкир. Но подчеркнул, что справиться с этим внешним вызовом можно, только инвестировав деньги в решение этой проблемы – тогда перед Европой откроются новые возможности. Было приятно слышать, что Драги лишен иллюзий.

Он подчеркнул, что  европейцы не должны излучать лишний оптимизм ни по поводу уровня образования беженцев, ни по поводу их готовности к интеграции. Но именно в решении этих проблем и заключается миссия европейских институций. Рецепт супер-Марио – инвестировать, инвестировать, и еще раз инвестировать. Только после этого мигранты смогут стать если не двигателем, то, по крайней мере, продуктивной частью европейской экономики.

Выступлению Драги предшествовал рост европейских фондовых индексов (+1,7%), поэтому настроение у банкира было приподнятым. Он объяснил это эффективной политикой ЕЦБ и выразил готовность и в дальнейшем стимулировать рост. В том числе и через диалог с банкирами, расширенная встреча с которыми планируется в марте этого года. В целом состояние европейской экономики Драги оценивает гораздо лучше, чем в июне 2015 года.

Четкие месседжи были адресованы и главному якорю европейской финансовой системы – Греции. Они не новы, но весьма конкретны. Фиксация четкой налоговой политики на 2018-2019 годы, проведение пенсионной реформы и продолжение борьбы с проблемными кредитами. Очевидно, «веселые времена» для Греции продолжаются. И, как и прежде, лежат они в плоскости сокращения расходов на социальную сферу и ужесточения налогового бремени.

В общем, классика европейской банковской дискуссии от Драги: вызовы = возможности, кризис = плавный рост и кредиты = реформы.

Точки нестабильности

Параллельно с выступлением Драги диагнозы мировой финансовой системе ставил и профессор Гарвардского университета Кен Рогофф. Учитывая то, что крен дискуссии в Давосе дал перекос в сторону обсуждения проблем европейских стран, выступление Рогоффа было весьма интересным. Он сразу дал понять – источники финансовой нестабильности в мире сконцентрированы в переживающем «кризис роста» Китае, обложенной санкциями России и в страдающей от рецессии Бразилии.

Бразильская делегация не на шутку напряглась от фразы, что рецессия в их стране может стать «худшей за 100 лет», а российский центробанк получил пощечину в виде фразы «была проделана «замечательная работа» для обвала рубля».

Справедливости ради стоит сказать, что при этом Рогофф не упомянул о солидарной мировой поддержке китайской экономики, смягчении санкций для России и кредитной помощи Бразилии.

В то же время министр финансов Наталия Яресько, абстрагировавшись от политической составляющей, подчеркнула, что обвал рубля может привести к падению и других валют, и даже связала с этим обстоятельством последнее падение гривны.

А меж тем Кристин Лагард подтвердила свое намерение остаться главой МВФ и на второй срок…

Ближний Восток: игра в догонялки

Тема судьбы Ближнего Востока и Северной Африки – главных очагов мировой нестабильности – не могла пройти мимо Давоса. И дело, опять же, не столько в геополитике, сколько в объективных экономических издержках, которые уже стали головной болью мирового сообщества.

Проблему обозначил глава Международного комитета спасения Дэвид Милибэнд. «Европа играет в догонялки. Война в Сирии началась в 2011 году», – попытался он перевести присутствующих от вопроса «кто виноват?» к вопросу «что делать?». По его мнению, задача Европы не только в переселении всех без исключения мигрантов – те, кто не соответствуют критериям для получения статуса беженца, не должны иметь возможности пересечения границ ЕС.

Стоит отдать должное главе Международного комитета спасения, он не скрывает, что главная мотивация для многих мигрантов из Ближнего Востока и Северной Африки перебираться в Европу – экономическая. «Если бы мы с вами были в Сирии или Ливане, где беженцам платят $13, мы бы тоже захотели в Европу», – обратился он к присутствующим, отметив при этом, что чем выше стены будет строить ЕС, тем больше возле них будет собираться контрабандистов и нелегалов. Но тут же стал полностью соответствовать своей морализаторской должности: «Они бегут из-за полного отчаяния, потому что если бомбы Асада их не достанут, если ИГИЛ их не достанет, их достанут русские».

План Джона Керри

Главное событие дня – выступление госсекретаря США Джона Керри. К своему выступлению опытный американский политик готовился очень тщательно. Это было видно и по жестикуляции, и по тщательно продуманным аналогиям. Растрогать зал ему удалось, напомнив присутствующим о самых страшных событиях 2015 года. Керри привел пример утонувшего на пляже турецкого мальчика и сожженного ИГИЛ живьем иорданского пилота. «Не могу вспомнить такого времени в моей жизни, когда я еще видел так много злодеяний», – продолжил свой эмоциональный спич американский госсекретарь.

Такое сантиментальное начало не могло не быть подводкой к месседжу о том, что ни один политик не сможет в одиночку решить эти проблемы, и миссия Давоса – не просто обсуждать вызовы, но и давать на них адекватный ответ.

Ответ этот, по мнению Керри, должен выглядеть в общих действиях мирового сообщества, но… конечно же, под американским началом. В качестве примера была приведена успешная заморозка иранской ядерной программы (тезис, воспринимаемый в мире весьма неоднозначно).

В отличие от других выступающих, у Керри есть рецепты решения конкретных проблем. Шефство, естественно, на себя предполагает взять уходящая администрация Обамы. Американская повестка дня выглядит следующим образом:

Увеличение на 30% гуманитарной помощи.
Расширение числа гуманитарных доноров. По плану Керри, нужно удвоить количество переселенных беженцев из «горячих точек».
10 стран должны принять миллион детей в школы, и еще миллион – обеспечить рабочими местами.
Кооперация усилий частного сектора, гражданского общества и религиозных групп для интеграции беженцев.

Решение этих задач должно стать приоритетом – первый срез Обама сделает на осеннем саммите ООН.

Вопрос теперь только в том, смогут ли американцы объединить вокруг себя других доноров для реализации этой программы. И дело, опять же, не в политической лояльности – денег становится все меньше и меньше.

forbes

Метки: Ближний Восток, Давос, Джон Керри, Китай, Кристин Лагард, Наталия Яресько
Loading...
Loading...