Что будет с экономикой Украины

Политический кризис обострил экономические проблемы Украины. Но инвесторы не верят в дефолт: правительство страны умеет тянуть время и лавировать между невыгодными решениями

Премьер Украины Николай Азаров назвал цену евроинтеграции — 20 млрд евро. Речь не о невозвратной помощи от Евросоюза, подчеркнул Азаров: “Мы реалисты” (цитаты по “Прайму”). Украина предложит Евросоюзу взаимовыгодные инвестиционные проекты, объяснил он: например, модернизацию и расширение европейских транспортных коридоров, строительство моста через Керченский пролив. Европейские инвестиции должны помочь минимизировать потери украинской экономики, надеется Азаров.

Соглашение об ассоциации с ЕС не предполагает никаких компенсаций, подчеркнул представитель Еврокомиссии Оливье Байи (по ИТАР-ТАСС): ЕС готов поддерживать стремление Украины к интеграции “имеющимися инструментами: политический диалог и экономическое сближение”.

Украина уже остро нуждается в помощи извне. По расчетам Moody’s, к концу следующего года стране предстоит выплатить около $10 млрд по внешнему долгу. В ноябре валютные резервы сократились до $18,8 млрд с $20,6 млрд месяцем ранее — нацбанк истратил на поддержку гривны около $800 млн и еще $950 млн на выплаты по долгу перед МВФ. Курс гривны во вторник составил 8,27 за доллар, в среду было уже 8,2475 — это рекордно низкий показатель за четыре года.

В январе 2014 г. — марте 2015 г. Украине потребуется найти не менее $18 млрд, чтобы поддерживать сокращающиеся резервы, указывают аналитики Morgan Stanley.

Помочь могли бы МВФ и Россия, но условия вряд ли устроят Киев. МВФ ведет сложные переговоры с Украиной, напомнила на этой неделе директор-распорядитель фонда Кристин Лагард: фонд готов помочь, если Украина проведет реформы — поднимет тарифы на газ и отопление для населения, сократит расходы бюджета, либерализует курс гривны. Украина надеялась, что Евросоюз поможет договориться с МВФ, но к саммиту в Вильнюсе в конце ноября (там планировалось подписать соглашение с ЕС) поддержку так и не получила.

Россия могла бы предоставить Украине кредит или, например, скидку на газ, но условием предоставления помощи, скорее всего, будет присоединение к Таможенному союзу, указывает Morgan Stanley. Такую возможность пока отрицают обе стороны. На заседании межгосударственной комиссии на следующей неделе никаких разговоров о Таможенном союзе не будет, заверил вчера Азаров. Вероятность вступления Украины есть, но это долгий путь, объяснял министр экономического развития Алексей Улюкаев: в первую очередь необходимо “выраженное желание” Украины, а его нет. Но в ситуации массовых протестов политическая цена такой сделки была бы слишком высока — протесты могут только усилиться, указывает Citi (см. статью на стр. 02). Украина пока надеется наладить взаимную торговлю с Россией: уже подготовлена “дорожная карта” восстановления сотрудничества, рассказывал Азаров.

Украина сильно зависит от России, пишет Morgan Stanley: на Россию приходится 32% внешнеторгового оборота, это важный рынок для украинского машиностроения, металлургии и пищевой промышленности, дефицит в торговле с Россией благодаря поставкам газа достигает 7,8% ВВП. По оценкам нацбанка, в 2012 г. денежные переводы физлиц из России на Украину составили $3,4 млрд — это 2% украинского ВВП. Формально на Россию приходится лишь 6,8% прямых иностранных инвестиций в экономику Украины, но крупнейший иностранный инвестор — Кипр (38%), а за кипрскими структурами могут стоять и российские компании, указывает Morgan Stanley. Прекращение всех этих связей в случае подписания соглашения с ЕС было бы очень болезненным для экономики, указывают аналитики.

Скорее всего, Украина в ближайшие полгода продолжит придерживаться стратегии “поживем — увидим”, пишет Citi. К марту валютные резервы страны сократятся до объема двухмесячного импорта — тогда настанет время активных действий, а до этого времени Украина продолжит вести переговоры и с МВФ, и с ЕС, и с Россией, пытаясь выторговать максимальные выгоды. Если получить помощь ни от одной из сторон не удастся (а политический кризис лишь повышает этот риск), гривна обесценится еще сильнее, а спрос на валюту продолжит расти.

Инвесторы пока не верят в дефолт страны по внешним обязательствам, успокаивает Citi. “Одно дело — если у вас нет перспектив привлечь финансирование. Однако в данном случае перспективы, кажется, есть, — говорит Билл Перри, управляющий фондом Stone Harbor Investment Partners. — Вопрос в том, что ни одна из них не подходит Януковичу в данный момент”.

Доходность украинских 10-летних облигаций с погашением в апреле 2023 г. составляет 10,35%; месяц назад, когда власти еще говорили о готовности пойти на сближение с ЕС, она была 9,8%. По данным Markit, средняя доходность украинских корпоративных облигаций на закрытие торгов в понедельник составила 15,25% — почти на 2 процентных пункта выше, чем в конце ноября; это рекордный показатель за два года. В марте доходность составляла 7,5%.

Как сокращались резервы Украины

Но держатели корпоративных облигаций не намерены от них избавляться. “Зачем мне продавать что-то в момент, когда существует высокая вероятность оказания финансовой помощи со стороны России и предоставления скидок на газ, — говорит Перри. — Как только такая договоренность будет заключена, доходность по государственным облигациям Украины, скорее всего, упадет, а цены на корпоративные бонды быстро восстановятся”.

Маргарита ЛЮТОВА, Наталья ТИХОНОВА, Ведомости

Loading...
Loading...