Четыре схемы действий Украины в Минском процессе

Минскмй процесс

Ситуация вокруг Минского процесса начинается ускоряться, поскольку обстоятельства подгоняют Россию, Германию, Францию и США к достижению компромисса, исходя их внутренних мотиваций. Эта ставит Украину в крайне затруднительное положение, поскольку жертвовать будут, прежде всего, ее интересами.

Две новости и обе касаются Украины. Вначале пришла информация о том, что контактная группа в Минске изменила даты выполнения соглашения о разведении сил и средств на части линии соприкосновения ВСУ с террористическими группировками на Донбассе. Это при том, что именно боевики ДНР в процессе «разведения» погуляли и вернулись на свои позиции. А еще обустраивают новые блок-посты в Станице Луганской.

Далее портал Лига-Новости поделился инсайдом о возможном давлении на Киев с целью добиться уступок в «мирном процессе». По информации «Лиги», предлагать односторонние действия будут именно американцы. Точнее, они это уже делают в дополнение к мирным предложениям из Берлина и Парижа.

Одновременно с указанными событиями Россия пошла на очередной виток эскалации отношений с развитыми странами. Демарш с договорами о переработке оружейного плутония и совместным исследованиям в области мирного атома – лишь часть мозаики. Не стоит обходить вниманием увеличение оборонного бюджета России (закрытой его части) за счёт урезания социальных статей. В конце концов, предостережения сотрудника МИД РФ по поводу вступления в НАТО в адрес Черногории и Боснии. И, естественно, активизация на «украинском направлении».

Здесь можно вспомнить арест журналиста Романа Сущенко. Или сегодняшнее заявление, что РФ борется с геноцидом русскоязычных в Украине, но странным образом — желая интегрировать ДНР и ЛНР в Украину.

Три различных новостных блока, которые вместе складываются в неприятную и тревожную картину. Можно утверждать, что позиции Киева в «минском процессе» ослабли до критичного уровня. Основных причин такого поворота событий несколько:

Выборы президента США. В этой стране не принято оставлять проблемы новому президенту. То есть кризисы, которые можно завершить или законсервировать, сняв остроту «дорабатывает» старая администрация. В первую очередь это касается проблем, которые не входят в ТОП-10 интересов США. Украина, увы, в ТОП не входит: дебаты Клинтон и Трампа это прекрасно продемонстрировали.
Во Франции и в Германии в 2017 электоральный год: немцы будут избирать парламент, французы президента. Это означает, что и А. Меркель и Ф. Олланд озадачены теми же проблемами передачи кризиса в следующую каденцию. Но, в отличие от США, европейцам желательно продемонстрировать успех своей дипломатии. «Мирный процесс» в Украине вполне укладывается в эти рамки независимо от того, кто идёт на уступки и что будет с участниками этого процесса через 5-10 лет.
В Кремле понимают, что в условиях санкций, низких цен на энергоносители, запас ресурсов российского государства тает колоссальными темпами. Поэтому Путин играет «на повышение ставок» — активизируется, ведёт шантаж.
Наконец, слабость позиции самой Украины, что до сих пор не решила в каком виде нужны ей оккупированные территории и не обозначила границу компромисса на который может пойти ради возвращения Крыма и Донбасса.

Последняя проблема ключевая, поскольку, если Киев не предлагает своей повестки — ему другие игроки навяжут свою. Кстати, даже Леонид Кучма увидел это: его последнее заявление про нежелание играть в поддавки тому свидетельство.

Признание проблемы — это уже хорошо. Плохо то, что тезисы озвучил переговорщик с неясным статусом (хоть он и президент Украины 1994-2005 гг), а не украинский МИД или действующий президент. Занимательно, но помощник Госсекретаря США Виктория Нуланд летит в Кремль договариваться по «украинскому вопросу». Российские СМИ вышли с бравурными заголовками «Сурков и Нуланд договорились усилить давление на Киев». Понятно, что тут значительной мерой присутствует пропаганда, но после обсуждения «украинского вопроса» в Москве, представительница США в Киев так и не залетела.

Чего ожидать

Очевидно, что от Киева будут требовать уступок. Вопрос лишь в том, каких именно. Вот на этом позиции Франции, Германии, США и РФ несколько отличаются:

Для Франции и Германии достаточным будет начало политического процесса (например, выборы в ДНР и ЛНР, очередные законодательные инициативы Киева) в срок до весны 2017 года. Именно тогда в полную силу начнётся предвыборная гонка.
Для Соединённых Штатов Америки необходимый минимум несколько иной – явные сигналы начала урегулирования конфликта с обоих сторон. То есть Киев должен пойти на определённые уступки (например, разведение сторон), а Москва продемонстрировать готовность выполнять договорённости. При этом политическая составляющая в виде отказа Киева от предварительных условий по организации выборов и началу политического диалога с оккупированными территориями может быть не обязательной.
России нужно добиться политического кризиса в Украине любым способом. Будет ли это введение в политическое поле «лидеров Донбасса», протесты в связи с излишними уступками Киева в переговорах либо огромные жертвы в результате очередного возобновления широкомасштабных боевых действий – не так важно. Главное способствовать досрочным выборам в Раду в ближайшие 6-7 месяцев: пока есть благоприятная конъюнктура и велики шансы, что новая Рада будет ещё менее дееспособной, чем нынешняя.

Что может сделать Украина

Исходя из сказанного выше, у Украины есть две текущие задачи:

Не идти на политические уступки в диалоге по Донбассу
Не допустить, чтобы фактор ДНР и ЛНР стал причиной досрочных выборов в Раду

Кроме того, остаётся главная задача: проведение реформ. С тем же дедлайном — весна-лето 2017 года. Если в деле реформирования страны за ближайшие месяцы не будет показан существенный прогресс, то новые руководители Франции, Германии и, возможно США вполне резонно могут посчитать нецелесообразным дальше возиться с Украиной. Зачем помогать в реформах тем, кто реформироваться не хочет? Это затратно, неприятно, и губительно для репутации.

Вернёмся к теме «урегулирования на Донбассе». Давление на Киев будет возрастать с каждой неделей на протяжении как минимум ближайших шести месяцев. За это время Украина должна как минимум:

Выработать своё видение по деоккупации территорий. То есть не просто вернуть контроль над границей и провести выборы, а в каком качестве сегодня стране нужны территории, гордо именуемые ДНР, ЛНР и, возможно, Крым.
Тянуть время пока не будет ясности по п.1. Потом настойчиво предлагать свой вариант. Всё это придётся делать в условиях критично настроенных партнёров по переговорам.
Задача правительства и парламентариев – просто работать, не обращая внимание на Минск-2,3,4 и так далее. Ведь главная задача стоит в реальном реформировании страны.

На первый взгляд, три указанные задачи при теперешнем качестве украинской власти кажутся трудноразрешимыми. Однако, всё возможно, если играть на противоречиях партнёров в переговорах по Донбассу.

США и ЕС имеют разное видение глубины компромисса. Приэтом США де-факто участвуют в консультациях по Донбассу. Значит, необходимо пытаться изменить формат переговоров, число участников, темы. Справедливо предлагая включить в процесс тех, кто и так фактически в него завязан. При этом предлагать повестки, которые, например, вполне удовлетворят Белый Дом, но слишком малы для России.

Второе направление — сама Российская Федерация. Шантаж плутонием, выводы расследования по МН-17, кризис в переговорах по Сирии дают дополнительные аргументы Киеву.

Например:

Как можно доверять предложениям РФ, если Кремль в аналогичном процессе по Сирии доказал свою недоговороспособность. Причём в такой форме, что сами США (которые настойчиво рекомендуют нам разговаривать и договариваться) приостановили переговоры.
Полицейская миссия и дополнительное участие международных структур. Аргументация проста — неконтролируемые поставки оружия террористам. БУК, сбивший МН-17 приехал из РФ и туда же вернулся. Значит, либо Кремль способствовал в совершении теракта, либо он не в состоянии контролировать передвижение военной техники по своей территории и через свои границы. В таком случае как может Россия выступать гарантом безопасности, не гарантируя безопасность и порядок на собственной территории?
Исторические параллели по мягкости и односторонним уступкам. Тут идеальным примером является конец 30-х годов. С одной стороны Чехия и Австрия в «диалоге» с нацистской Германией. С другой стороны страны Балтии, Румыния, Финляндия в «диалоге» с Советской Россией. С этим кейсом стоит выходить на правительства упомянутых государств. Цель — получение поддержки на уровне структур Евросоюза и создание лоббистских групп. Со стейкхолдерами необходимо работать не только в тактических информационных операциях – гораздо выгодней формировать настроения, отношение к вам и вашим проблемам. Это делает Россия, но это пока не делала Украина.
Навести наконец порядок с сотрудниками МИД в Европе. Назначить послов в государствах где их пока нет, либо там где они не выполняют свои функции должным образом. Ситуация с внешней поддержкой критична и поэтому, хотя бы из страха перед крахом всего, необходимо пожертвовать просто лояльными кадрами в пользу эффективных дипломатов.

Четыре простых схемы, алгоритм которых лежит на поверхности. Сделать это вполне реально. А вот если не делать, проблемы имеют свойство накапливаться как снежный ком и могут превратиться в лавину уже весной 2017.

Игорь Тышкевич, аналитик Украинског Института Будущего

Хвиля

Метки: Минскмй процесс
Loading...
Loading...