Чем жил бизнес в 2014 году

Что делали в Украине иностранные инвесторы, и при чем тут дефолт

Годом обманутых надежд стал 2014-й для большей части украинского бизнеса. Еще летом, несмотря на аннексию Крыма и войну на востоке, а также начало девальвации гривны, предприниматели продолжали верить в благоприятные для экономики сдвиги уже в 2014 году. В том числе надежда была связана с работой международных финансовых институтов – таких как МВФ – и активизацией на рынке целого ряда потенциальных инвесторов из иностранных фондов, готовых вкладывать деньги в украинский бизнес. Де-факто сделки еще обсуждаются, а МВФ и международные институции ожидают выполнения обязательств украинской стороной.

бизнесКлючевыми словами в экономической среде становятся потребительские ожидания, импортозамещение, борьба с теневым сектором, увеличение госдолга и возможный дефолт. Forbes пообщался с ведущими бизнесменами, учеными, банкирами и юристами страны, узнав, какие главные тенденции 2014 года повлияли на деловую активность, и последствия каких экономических трендов Украина будет переживать в 2015 году.

Положительная новость, с которой хочется начать итоговый обзор бизнес-событий 2014 года, – наличие на рынке иностранных и внутренних инвесторов, готовых покупать украинские предприятия и вкладывать средства в их развитие. Их не отпугивает ни конфликт на востоке, ни девальвация украинской нацвалюты, ни негативные ожидания множества аналитиков. Как минимум с весны 2014 года, по информации Forbes, плеяда инвестиционных структур «прощупывает» территорию. «В конце февраля – начале марта 2014 года инвестиционные рынки приоткрылись для Украины. Был огромный интерес. Начали летать самолеты с инвестиционными банкирами  из США, ЕС, Британии классических направлений, которые реагируют первыми. Инвесторы приезжали на оптимизме, интерес был связан с сельским хозяйством и снятием моратория на продажу земли, – рассказывает ассоциированный партер Atlas Advisors Тимур Коган. – В том числе Украину рассматривали арабские инвесторы – которые из-за кризиса ликвидности ожидали хорошей отдачи от украинского финансового сектора, банков и страховых компаний».

Даже после аннексии Крыма инвесторы продолжали присматриваться к Украине и изучать украинские компании. Дело в том, что на этапе начала применения международных санкций к Российской Федерации инвестфонды оказались перед проблемой выбора территории. «Традиционно инвестиционные мандаты ранее рисовались так, что инвесторы рассматривали Украину, Россию, Казахстан вместе. Когда Россия закрылась, они начали смотреть в сторону Украины, Казахстана и Беларуси. Сейчас рынок продолжают прощупывать те инвесторы, у кого нет выбора – фонды, для которых закрылась Россия, и международные институциональные инвесторы. Все финансовые спонсоры начали смотреть в сторону Украины», – подчеркивает Коган.

К концу лета Украину поставили в режим ожидания, и только такие международные структуры, как ЕБРР и IFC, финансировали Украину. Так, менеджер программ группы поддержки малого бизнеса ЕБРР в Украине Катерина Ригг верит, что в 2015 году «бизнес с экспортным потенциалом будет предпринимать конкретные действия по выходу на международные рынки. Бизнес будет выживать за счет гибкости принятия нестандартных решений». Внутренние инвесторы также декларируют интерес к M&A. Например, в своем интервью Forbes глава наблюдательного совета банка «Национальный кредит» Андрей Онистрат рассказывал, что готов вкладывать в приобретение активов десятки миллионов долларов.

Но готовность инвестировать в новые проекты тормозится как военными рисками, так и валютными преградами. «Есть разрыв между требованиями международных доноров и инвесторов, которые могут финансировать проекты в валюте, и тем, что украинские компании могут сегодня предложить и обслужить», – поясняет Коган.

Девальвация гривны приводит к тому, что минимальное количество иностранных и внутренних компаний, рассматривающих украинский бизнес для прикупа, готовы завершать сделки сегодня. «Очень плохо на рынке отразилась девальвация. У многих украинских компаний сработали риски по договорам. Речь идет о тех, кто получает финансирование в долларах. У многих компаний показатели были рассчитаны в долларах. Из-за девальвации показатели сразу посыпались, начались технические дефолты по договорам», – считает Коган. Представители реального сектора также отмечают, что от происходящей девальвации страдает как население, так и большая часть бизнес-сегмента страны. «Банки проводили манипуляции с деньгами, получая рефинансирование, и обвалили рынок. Потому что большие валютные колебания – это бизнес банков, они за неделю-две при таких колебаниях могут заработать годовую прибыль. Но это фактически уничтожило реальный сектор», – рассказывает владелец ресторанов Grill do Brasil и Starburger Геннадий Медведев. Между тем он также заявляет о готовности инвесторов вкладывать деньги в том числе в украинский ресторанный ритейл и поиск интересных проектов для инвестиций. Тимур Коган отмечает, что непосредственно сделки можно будет увидеть в 2015 году, когда рынок достигнет своего дна.

Старший партнер фирмы «Ильяшев и партнеры» Михаил Ильяшев добавляет: негативные потребительские настроения приводят к тому, что люди не спешат тратить деньги. «Из-за этого оборот денежной массы сокращается, экономика замедляется, как и все процессы в стране. Например, заемщики пытались компенсировать негативные ожидания за счет кредиторов, а кредиторы, перед которыми было много ожиданий, становились донорами тех, у кого ситуация хуже», – объясняет Ильяшев. По его словам, вторым ударом стало разрушение экономических связей и производственных цепочек: «Они были интегрированы между востоком, и его выпадение привело к тому, что начала разрушаться вся цепочка».

Предприятия всех уровней сетуют на перебои с поставками и проблемы с получением сырья. Например, директор представительства «АрселорМиттал Кривой Рог» в Киеве Владимир Ткаченко рассказывает Forbes, что у его компании появились проблемы с обеспечением углем, коксом, доломитами. «Год, безусловно, сложный. И окончание еще сложнее… Дефицит электроэнергии, проблемы с отправкой готовой продукции и т.д. Главная задача на 2015 год для Украины – обеспечить нормальное функционирование экономики. Это базис, на котором держится государство. В том числе и чтобы не было таких провалов с нашей национальной валютой, чтобы она стала стабильной и прогнозируемой, чтобы курс гривны, который закладывается в бюджете, отвечал действительности», – перечисляет Ткаченко.

Настроения инвесторов и бизнеса страдают из-за негативных ожиданий населения. Согласно аналитическому отчету Национального банка Украины «Монетарный обзор за январь-сентябрь 2014 года», снижение экономической активности на фоне роста инфляции отразилось на финансовом положении предприятий и населения. Финрезультат деятельности предприятий за первое полугодие 2014 года составил минус 136 млрд гривен против 7,6 млрд гривен за первое полугодие 2013-го. Реальная зарплата за январь-сентябрь 2014 года упала на 4%,тогда как в первом полугодии 2013 года она увеличивалась. Настоящий удар девальвация нанесла по импортерам и по большинству покупателей, чей финансовый потенциал номинирован в гривне. Следствием этого стала паника на потребительском рынке и ухудшение потребительских ожиданий.

«Потребительские ожидания были и остаются пессимистичными –  из-за неопределенности в отношении военных действий и политики Национального банка. Люди понимают, что их сбережения и платежеспособность в значительной степени зависят от обменного курса, – констатирует аналитик Института прогнозирования НАНУ Татьяна Тыщук. – Неопределенность и непрогнозируемость формируют неоправданный спрос на импорт – люди закупают импортную продукцию впрок, опасаясь дальнейшего обесценивания их доходов. Недоверие и панические настроения у населения подпитывают ограничения на снятие иностранной валюты в банках, люди лишены возможности распоряжаться их сбережениями».

Альтернативой для выживания в этих условиях стали называть политику импортозамещения. Но никто из предпринимателей на деле не поддерживает эту идею, так как хорошие и качественные украинские товары бизнес и так покупает. «Импортозамещение – это прежде всего от безнадежности. Это популизм и желание выдавать желаемое за действительное», – уверен Геннадий Медведев. По его словам, если есть хороший, качественный местный продукт, то им и без того давно пользуются: «Если что-то подорожало за границей, то внутренний качественный аналог этого не появится просто так. Это годы работы, куча времени, денег и энтузиазма. Хотя любой грамотный бизнесмен всегда думает об импортозамещении, ведь импорт – это заморозка средств на складах, административные издержки, связанные с логистикой и покупкой валюты, и риски качества никто не отменял». Бизнесмен отмечает, что работа с локальными производителями может нивелировать большинство упомянутых рисков. Но создаст, в свою очередь, новые сдерживающие факторы. «Локальный производитель воспользуется ситуацией и поднимет цену до максимума, ее приравняют к импортной для увеличения своей прибыли. И это нормально. Но вопрос в том, а где же плюс импортозамещения? Правильно – только в простоте работы, но никак не финансовых преимуществах», – объясняет Медведев.

Таким образом, большинство решений для выравнивания экономики на деле могут оказаться популизмом. И это – на фоне растущего госдолга и кризиса государственного бюджета. «Есть долгоиграющая тема МВФ, очередное прекращение выполнения программы с МВФ из-за того, что правительство не выполняет своих обязательств по подписанной программе. Итого в госфинансах мы имеем кризис государственного бюджета, невыполнение программы с МВФ и приостановку внешнего финансирования. Это очень сложная ситуация для Украины», – признает экс-главный консультант экономической службы администрации президента Украины Виктор Суслов. На основании этих наблюдений и описанных выше трендов многие экономисты уже который месяц кряду произносят заветное слово «дефолт». «Обратите внимание на новый рейтинг от S&P. Для Украины в нем и минус, и негативный прогноз. Мы на еще один шаг ближе к дефолту, о чем и говорит рейтинговое агентство», – отмечает Суслов.

Директор департамента международного налогового планирования юридической фирмы ICF Наталья Ульянова считает, что «может произойти списание части долгов и реструктуризация других, которая не понизит рейтинг Украины до нуля и оставит часть инвестиционной привлекательности, а из чистого дефолта страну вытягивать будет непросто». Она надеется, что в Украине можно будет реализовать  внутреннюю, пусть и радикальную, реструктуризацию, которая позволит избежать дефолта. «Если же дефолта не избежать, то пусть лучше он будет технический, после которого уберут огромное количество существующих контролирующих друг друга органов, которые нужно субсидировать и поддерживать, тогда, возможно, от этого выиграет бизнес. Если же списание долга необходимо только для очищения возможностей бюджета, без дальнейших разумных реформ, то возникает вопрос – кому и зачем это необходимо и что от этого получит бизнес?» – резонно спрашивает Ульянова.

Большинство опрошенных Forbes аналитиков не питают никаких радужных ожиданий по 2015 году. «В 2015 году, если военные действия успокоятся, нахлынет настоящий кризис, и возможна скупка активов. Потому что дно еще впереди, – считает Тимур Коган. – Если военные действия не закончатся, продолжит поступать околовоенное финансирование, которое косвенно будет влиять на экономику».

Основные прогнозы по развитию событий можно будет делать только после визита миссии МВФ, который состоится в начале января. Хотя уже сейчас есть позитивные прогнозы, связанные с ожиданиями по борьбе с патернализмом. Один из таких оптимистов – советник экс-президента Украины Леонида Кучмы Анатолий Гальчинский. «Я оптимистично смотрю на будущее экономики. На нее влияют не столько потребительские настроения, сколько логика патернализма, которая реанимирована в последние годы. Одним из достижений экономической политики первых десяти лет считается то, что удалось поломать советскую тенденцию, связанную с патернализмом. Эти тенденции начали усиливаться во времена Виктора Януковича, а сейчас возродились и стали очень серьезным, усложняющим фактором развития экономики», – резюмирует Гальчинский.

forbes

Метки: бизнес, внешний долг, импорт, КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: макроэкономика
Loading...
Loading...