Чем обернется продажа госбанков для вкладчиков и экономики Украины

Экономисты проанализировали для UBR.ua недавнее заявление Нацбанка

В конце прошлой недели Нацбанк неожиданно разразился заявлением — Минфин должен привлечь инвесторов в Ощадбанк и Укрэксимбанк, а все остальные госбанки продать целиком: Укргазбанк, Госзембанк, Украинский банк реконструкции и развития и банк "Расчетный центр". Сам по себе посыл — не новый: власти уже ни раз говорили о приватизации государственных финансов. Удивила срочность: Нацбанк потребовал привлечения новых инвесторов в госбанки "с кратчайшие сроки".

"Привлечение инвесторов и продажа госбанков — это абсолютно правильное движение. Это чисто эволюционный путь. Вы слышали когда-либо о госбанках в США или Франции? В свое время мы получили в управление эти госструктуры. Мы понимали, что при смене политических элит эти банки присутствовали и выполняли определенные задачи. Но эти задачи должны стать коммерческими и не должны зависеть от элит, которые приходили, приходят и будут приходить", — прокомментировал UBR.ua заявление НБУ директор по корпоративному бизнесу Проминвестбанка Владислав Кравец.

О том, что государственные банки Украины — это пережиток советской системы и их необходимо реформировать, приватизировать и продавать говорят уже лет десять. И каждый раз эта тема была не столько вопросом предметной дискуссии финансистов, сколько борьбой за сферу влияния на потоки денег и возможностью для политпиара отдельных партий и личностей. Сегодня, когда Украина стала как никогда зависима от денег кредиторов, на вопрос судьбы госбанков предстоит смотреть под иным углом.

"Государство полностью завит от кредиторов. А они категорически отказываются выделять кредиты в дальнейшем, если не будет перекрыт канал субсидирования госпредприятий любых форм. Будь то "Нафтогаз" или банк. Кредиторы поставили условие — субсидировать бюджет за счет их кредитов нельзя", — подчеркнул UBR.ua советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ.

Со времен первого масштабного кризиса 2008-ого государство вложило в капиталы госбанков 88,3 млрд. грн. Параллельно они были инструментом решения возникающих задач: выкупа облигаций внутреннего госзайма, поддержки госкорпораций вроде НАК "Нафтогаз", которые боялись кредитовать коммерческие банки, работали по разным госпрограммам, служили пристанищем для депозитов граждан.

Выполнение этих "несвойственных" частникам функций остается спорной точкой в дискуссиях о наличии хотя бы одного госбанка.  Если не навсегда, то хотя бы на ближайшие 5-10 лет — до стабильного восстановления экономики.

"Если смотреть на интересы Нацбанка и Минфина, то с точки зрения потраченных 88 млрд. грн., они правы. Но есть и обратная сторона. Да, какая-то часть этих денег была разворована, но часть ушла на кредитование предприятий реального сектора. От этого росла экономика, собирались налоги, наполнялся бюджет. Боюсь, что монетарные власти заботясь о фискальной дисциплине, не до конца обсчитали общий макроэкономический эффект для экономики. Стоило бы Ощадбанк оставить в госуправлении для выполнения задач Кабмина, или вести выплаты органам СБУ и военным, операций в зоне АТО, например. Не дадите же это частному бизнесу или банку с российским капиталом", — предположил UBR.ua главный финансовый аналитик ООО "РА "Эксперт-Рейтинг", член Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

Вкладчики как маленькая бомба

В последние кризисные годы, на фоне массовых банкротств, вкладчики активно переводили деньги в госбанки. С начала 2014 г. по первый квартал 2016 г. объем гривневых средств юрлиц на счетах госбанков вырос в 2,4 раза (на 31 млрд. грн.), в то время как в других платежеспособных банках — лишь на 51%. Валютные вложения бизнеса приросли на 54%, а в остальных банках сократились на 48%. Аналогично перетекали средства населения: в госбанках они вернулись на докризисный уровень, в то время как во всех остальных — сократились на 2% к 1 апреля 2016 г.

Как поведут себя вкладчики госбанков после официального начала продажи своих финучреждений, смены структуры собственников и лишения Ощадбанка специального статуса (депозиты в нем в полном объеме гарантируются госбюджетом, в то время как в других банках гарантируется только возврат 200 тыс. грн.) — пока неясно.

Хотя это власти должны сделать в первую очередь — просчитать реакцию вкладчиков. Если этого не сделать, они в момент обескровят госбанки. После этого анализа нужно понять, какие технологии и продукты могут принести в госструктуры новые инвесторы, например, если это будут, например, западные финансовые институты.

"Я бы обрадовался, как вкладчик такого банка. Если входит зарубежный инвестор в госбанк с большой долей рынка, то это должны вести к снижению тарифов и ставок, снижению цены привлечения, удешевлению пассивной базы, а значит и кредитных операций. И мы придем к той модели, что есть на Западе. Нельзя жить на депозиты, на остатки", — подчеркнул Владислав Кравец.

С банкиром соглашается и аналитик рейтингового агентства Виталий Шапран. По его оценке, при наличии четкой программы и коммуникации с гражданами, возможно не только не спугнуть вкладчиков, но и поднять ценность банков в глазах инвесторов.

"Если четко установить, что, например, продаем 40%, а не бегать по рынкам с рассказами о намерении продать весь банк или все банки, то, наоборот, вкладчики может и не отреагируют, а у инвесторов в еврооблигации этих банков будет положительная реакция", — отмечает Виталий Шапран.

Но, считают эксперты, учесть возможную негативную реакцию собственников депозитов тоже надо. Ведь их очередь в госбанки в последние годы выстраивалась под реальные и вербальные гарантии.

"Понимание того, что банк государственный автоматически вызывало доверие и рождало надежду, что государство его поддержит. И если посмотреть на финсостояние системы, то проблем по капитализации нет только по госбанкам. Надо понимать специфику вкладчиков. Если начнутся разговоры о полном или частичном снятии гарантий, или информация о продаже пойдет по рынку, не исключена негативная реакция и уход денег с депозитов", — полагает Алексей Кущ.

Потерять вкладчиков может не только Ощадбанк, предложения о лишении гарантий которого, уже звучали неоднократно, но и другие госбанки. Потому что все госструктуры держали клиентов не за счет технологий или качества обслуживания, а только клеймом госбанков.

"Если флаг в виде госгарантий убрать, то обслуживаться в таких банках становится не так интересно. На рынке есть гораздо более технологичные, динамичные и мобильные банки", — резюмировал Алексей Кущ.

Продай непродаваемое

Как бы НБУ с Минфином не мечтали избавиться от госбанков, сегодня их продать не удастся (особенно мелкие и не системные). Заинтересовать могут, теоретически, только Ощадбанк, Укрэксимбанк и Укргазбанк. Хотя и с трудом.

Все крупные мировые структуры, наоборот, пытаются покинуть украинский рынок, продав свои дочерние структуры. То, что заинтересованности в наших банках нет, уже показали попытки продать Украинский банк реконструкции и развития. Безуспешно. Последняя удачная сделка — продажа Укрсоцбанка Альфа банку на достаточно мягких, как говорят эксперты, условиях (UniCredit остался миноритарным акционером).

Реальными покупателями сегодня называют только представителей враждебной северной страны. "Единственные, кто может купить это россияне через опосредованные структуры. Но это парадокс — неужели будем продавать госбанки представителям РФ?" — заметил Алексей Кущ.

Даже такие международные структуры, как ЕБРР или Мировой Банк, которые, как рассчитывают власти, могли бы войти в капитал украинских госбанков, не заинтересованы в подобном шаге на нынешнем этапе их развития. Такие организации не покупают банки исключительно для заработка. Их цель помочь финучреждению подняться на новый уровень управления и конкурентоспособности, для чего оказывается помощь в предприватизационной подготовке.

"У них не самоцель купить 20% банка. Они поднимают корпоративное управление, выставляют свои стандарты и внедряют новые технологии, находят инвестора, повышают капитализацию и после достижения реальных стабильных результатов, уходят", — объяснил Кущ.

К тому же, как сообщил UBR.ua старший советник по внешним связям Европейского банка реконструкции и развития Антон Усов, привлечь западного крупного инвестора можно только в такие структуры как Укрэксимбанк, Укргазбанк, Ощадбанк. И только при наличии четкой стратегии развития этих финучреждений.

"Для госбанков нужны серьезные инвесторы, которые интересуются, в первую очередь, наличием стратегии. Если она есть — инвестор появится. Если стратегии нет — инвестор будет думать. Он хочет понимать будет банк заниматься корпоративным бизнесом или розничным, например. Стратегия не вырабатывается за один день. Это годы", — подчеркнул Антон Усов.

А для того, чтобы заинтересовать ЕБРР, помимо стратегии необходимо соблюсти еще ряд условий, главным среди которых является принципиальное согласие другого стратегического инвестора на покупку банка или части банка. На сегодня планы развития по госбанкам отсутствуют, по крайней мере, Европейский банк с ними не знаком, равно как ничего не известно и о потенциальных инвесторах.

"Четко-обозначенной стратегии мы не видели. Хотите приватизировать — покажите ее, давайте будем потихоньку привлекать банк к обслуживанию каких-то продуктов, начнем прощупывать рынок на предмет стратегического инвестора. И в случае согласия стать стратегическим партнером госбанка, тогда ЕБРР может поучаствовать в капитале. Но рассчитывать, что сперва Европейский банк купит пакет, (как я слышал 25%, что есть просто фантастикой), а потом появится инвестор — так не будет. Сперва инвестор, потом его согласие на наше участие, потому что не каждого инвестора ЕБРР устраивает, после этого мы входим в состав акционеров. Другого пути нет", — резюмировал Антон Усов.

Привлечь деньги в госбанки Минфин смог бы, предложив инвесторам-портфельным фондам акции через депозитарные расписки, через частные размещения на Лондонской или Франкфуртской биржах. Такие инвесторы смогут выбрать своих директоров в Совет, который будет реально независим и заинтересован в коммерческом успехе банка.

"Не надо гнаться за длинным рублем и продавать банки. Нормальную цену они не получат. Необходимо провести road-show и привлечь инвесторов через размещение депозитарных расписок. И при этом реформировать набсовет. Потому что, например, по одному из госбанков, ситуация просто неприемлемая. У него в совете присутствует заемщик. Это нонсенс и позор нашей системы", — подчеркнул Виталий Шапран.

Благоприятное время для продажи банков, по мнению главного финансового аналитика, ООО "РА "Эксперт-Рейтинг", наступит спустя полгода после того, как зафиксируется стабильный рост ВВП в течении 3-4 кварталов на 2-3%. И этот рост не должен вызывать сомнений у экономистов.

"Сектор сразу начнет восстанавливаться. Потому что этот кризис оказывает очень сильное влияние на банки. Из-за того, что падет занятость, ВВП инфляция и девальвация, сильно падает качество активов. И это останавливает инвесторов", — объяснил Шапран.

По оценке аналитика, сегодня экономика в самой начальной стадии макроэкономической стабилизации, и не позволяет рассчитывать даже на начало восстановления банковского сектора.

Метки: Ощадбанк, приватизация, продажа, Укргазбанк, Укрэксимбанк
Loading...
Loading...