Бунт мирового масштаба. Что если бы переворота 1917 года не случилось

революция

7 ноября исполняется 100 лет, как в России к власти пришли большевики. Но ведь этого могло и не случиться. Колумнист The New York Times Симон Монтэфиор проанализировал, каким был бы мир без большевицкого переворота

Октябрьская революция, организованная Владимиром Лениным 100 лет назад, до сих пор даёт знать о себе во всём мире. Дух марксизма-ленинизма, пусть и в капиталистической оболочке, ещё жив в Китае. Социализм остаётся государственной идеологией на Кубе и в Венесуэле, постепенно разрушая эти страны. Северная Корея — коммунистическая монархия, вооружённая ядерным оружием, — пугает весь мир. Ростки коммунизма всходят и в западном мире. Квази-ленинист Джереми Корбин является одним из самых одиозных политиков, когда-либо возглавлявших Лейбористскую партию Великобритании, сейчас она имеет большие шансы прийти к власти.

Возрождается и тактика Ленина, который придерживался принципа "кто кого". Ей не брезгует президент США Дональд Трамп: считая, что цель оправдывает средства, он готов прибегать ко лжи и клевете, а также использовать тех, кого Ленин называл полезными идиотами. Не случайно Стив Бэннон, главный стратег кампании Трампа, когда-то хвастался: "Я ленинист".

Сегодня сложно себе представить, что мировая история могла бы пойти по другому пути, однако это было вполне возможно, будь большевики чуть менее удачливыми.

Вождь-счастливчик

К 1913 году тайная полиция императора Николая ІІ разогнала и победила оппозицию. Ленин сбежал в Цюрих, Троцкий — в Нью-Йорк, Сталина сослали в Сибирь. Большевики понимали, что им не на что рассчитывать: незадолго до падения императорской семьи Романовых Ленин говорил жене, что революция не случится при их жизни. Но в феврале 1917-го бедные слои населения подняли спонтанное, дезорганизованное восстание, заставившее Николая ІІ отречься от престола.

Большевики понимали, что им не на что рассчитывать: незадолго до падения императорской семьи Романовых Ленин говорил жене, что революция не случится при их жизни

Владимир Ленин поначалу настороженно отнёсся к февральскому бунту. Когда же понял, что революцию не остановить, с помощью немцев вернулся в Петроград. В столице России Ленин вместе со своими соратниками Троцким и Сталиным отказался от предложенного сотрудничества с Временным правительством, руководившего страной после отречения императора, и стал готовить переворот.

Вождю революции везло. Если бы император продержался у власти ещё год, у него были бы все шансы взять реванш у большевиков. Если бы Белая армия организованно ударила по коммунистам или же в бунт вмешались западные силы, мятежников быстро бы усмирили. Временное правительство могло бы убить Ленина, но не сделало этого. В 1918-м его чуть не свергли партнёры по коалиции, но он уцелел и установил диктатуру. 30 августа 1918 года на Ленина покушались, он чудом выжил.

Если бы

Любое из этих событий, будь другим его исход, могло направить историю по альтернативному пути. Без победы большевиков мир никогда не узнал бы, кто такой Адольф Гитлер, ведь он пришёл к власти благодаря страхам консервативной элиты, которая опасалась распространения идей марксизма на территорию Германию. Без русской революции Гитлер, скорее всего, так и рисовал бы до конца жизни картинки.

Без вмешательства СССР Мао Цзэдун не смог бы устроить в 1940-х годах переворот в Китае, не пережили бы потрясения Куба и Вьетнам, в Камбодже не бесчинствовал Пол Пот, а в Эфиопии Менгисту Хайле Мариам, мир не знал бы, кто такой Ким Чен Ын, не было бы холодной войны. Зато теперь есть Россия, преемница Советского Союза, страна, где власть сосредоточена в руках Владимира Путина и его коллег — бывших офицеров КГБ, наследников тайной полиции Ленина и Сталина. Сейчас они используют в интернете ленинскую тактику "конспирации и дезинформации" для подрыва американской демократии.

Путин называет падение СССР "величайшей геополитической катастрофой" ХХ века, но при этом считает Ленина агентом хаоса между двумя великими эпохами — периодом царствования дома Романовых и созданной Сталиным супердержавой — Советским Союзом. Российский президент ведёт себя как царь и, как любой самодержец, больше всего боится революции. Вот почему теперь в России главный праздник — День победы в 1945 году, а не очередная дата большевистской революции 1917 года.

По материалам: The New York Times
Перевод Даниила Непочатова

Фокус

Метки: 100 летие, революция
Loading...
Loading...